Обстановка взаимного недоверия

10 грудня 2007, 11:51

Автор: Сергей РАХМАНИН

Вынесенное в заголовок определение, как по мне, красноречиво характеризует происходящее в отечественном парламенте. Все договариваются со всеми. Всякий норовит кинуть ближнего своего. Каждый настраивается на худшее, не переставая истово верить в лучшее.

Главными действующими лицами продолжающегося спектакля по-прежнему остаются граждане, редко показывающиеся из-за кулисы. Два Виктора — Ющен­ко и Балога — успешно разыграли дебют. Когда партия перешла в миттельшпиль, последовал ход конем, и Тимошенко оказалась в цейтноте. Ее противники рассчитывают, что это — цугцванг. Ее соратники убеждены: лидер БЮТ с присущим ей блеском разыграет гамбит, который закончится матом в три хода.

Но обо всем по порядку. Во вторник Арсений Яценюк подтвердил обоснованность одного из своих прозвищ и неожиданно для многих стал самым молодым председателем ВР в отечественной истории.

Ни для кого не является секре­том, с каким раздражением гарант воспринял поствыборную самостоятельность своих вчерашних любимцев — Вячеслава Кириленко и Юрия Луценко. Причин для недовольства у Виктора Андреевича было предостаточно. Главные:

— попытки установить доверительные отношения с Тимошенко в обход Банковой;

— резкая публичная критика самой идеи широкой коалиции;

— обструкция, устроенная Ивану Плющу, уже настроившемуся на спикерский «хет-трик».

Так пробил звездный час еще одного президентского фаворита — Арсения Яценюка, который, в отличие от своих коллег, не сделал ни одного резкого движения. На чем, собственно, и сделал карьеру.

Удивительно, но факт: в стане тех же «Регионов» у руководителя внешнеполитического ведом­ства симпатиков поболе, чем в его родном «НУ—НС». Команду Януковича и Ахметова президентский наперсник устраивал максимально: гибкий, сговорчивый, до организации и воплощения самостоятельных политических интриг (по крайней мере, с точки зрения вождей ПР) еще не дозрел. Вообще Арсения Петровича «доны» воспринимали исключительно как наместника главы государ­ства в высшем законодательном органе. Это многое упрощало.

В то же время в рядах оранжевых отношение к соратнику было не слишком однозначным. Кто-то завидовал стремительной карьере, кто-то подозревал в неумении держать удар, кто-то сомневался в наличии необходимого опыта и профессиональной подготовки. Да­же те, кто искренно симпатизи­ровал коллеге, столь же искренне сомневались, по Сеньке ли шап­ка Монома­ха. Для ветеранов искусства возможного (коих в рядах «НУ—НС» в избытке) Яценюк не был и, в силу естественных причин, не мог быть авторитетом. Убелен­ные сединами аксакалы привыкли смотреть на стремительно выросший зеленый саксаул сверху вниз. Смена декораций, чего греха таить, болезненно уязвляла самолюбие. Вдобавок, большинство «наших самбистов», как и большинство регионалов,
вос­при­нимало будущего спикера исключительно как послушного исполнителя президентской воли. В этом был элемент некоторого уни­жения — самой демократичной (что является объективным фактом) политической силе в нынешнем парламенте спикера навязали. По сути, назна­чили. Со­хра­нив­шиеся в высшем представительском органе побор­ники народовластия были оскорблены подобным поворотом.

Но в политике любить — не означает жениться, а нелюбовь не служит основанием для развода. Память о крахе коалициады годичной давности еще свежа. Посему оранжевые (многие — скрепя сердце, иные — скрипя зубами) согласились с предложенной кандидатурой.

Тимошенко, готовая жертвовать малым в надежде получить все, приложила максимум усилий для успешного проведения операции «Яценюк-спикер». Она была заинтересована в максимально быстром избрании парламентского руководства. В связи с чем предложила избрать председателя ВР и двух его заместителей так называемым пакетом. Кресла вице-спикеров предлагалось занять коммунисту Мартынюку и представителю БЮТ Николаю Томенко.

Подсовывая коллегам подобную схему, Юлия Владимировна укладывала одним залпом пятерых упитанных вальдшнепов. Во-первых, экономила драгоценное время. Во-вторых, использование «пакета» предполагало открытое голосование, а не тайное, при котором, как известно, всякое случается. В-третьих, лидер БЮТ публично демонстрировала разрекламированную готовность поделиться должностями с оппозицией. В-четвертых, кадровая взятка коммунистам позволяла Ю.В. рассчитывать на ответную лояльность в ходе будущего голосования за кандидатуру пре­мьера. Тимошенко небезосновательно подозревает, что не все члены идейно близкого «НУ—НС» жаждут видеть ее у руля пра­вительства. Си­туация обязывала искать скрытые резервы. Нако­нец, вождя «сердечных» (насколь­ко известно) связывают неплохие личные отношения с Адамом Ивановичем. Следовательно, его пребывание на посту первого заместителя руководителя парламента могло оказаться ей на руку. Тем более что первый вице-спикер, как известно, курирует бюджетный процесс. Многие резонно предполагали, что с идейным противником Мартынюком премьеру Тимошенко было бы куда проще находить общий язык, чем с политическим союзником Яценюком.

Но выстрел оказался холостым. Коммунисты, давшие изначальное добро на пакетное голосование (кстати, достаточно сомнительное с правовой точки зрения), весьма быстро от подобной идеи отказались. Регионалы оперативно изыскали эффективные средства переубеждения своих коллег по скончавшейся антикризисной коалиции. У подопечных и.о. премьера были свои резоны «рвать» пакет и валить в общем-то милого донецкому сердцу Яценюка.

Первое. Неучастие коммунистов в процессе лишало БЮТ и «НУ—НС» маневра. В ПР до последнего момент верили, что посредством индивидуальной работы с депутатами они могут сломить коалиционное единство, и кто-нибудь из 227 непременно дрогнет. Провал Яценюка неизбежно означал новый раунд переговоров, в которые регионалы планировали активнейшим образом вмешаться.

Второе. Отказ от пакета означал избрание спикера тайным голосованием. В подобной ситуации вербовать потенциальных отказников было намного проще.

Третье. «Донцам» было важно сохранить коммунистов в качестве союзников и не допустить их вступления в договорные отношения с Тимошенко. Многие в ПР свято веруют: их пребывание в оппозиции недолгое. Они прогнозируют неизбежный открытый конфликт между Тимошенко и Ющенко, а также скорый развал фракции «НУ—НС». Альянс Партии регионов и КПУ должен стать фундаментом будущей коалиции, в которую (по замыслам авторов плана) должен войти также блок Литвина и (на условиях индивидуального членства) будущие перебежчики из пропрезидентской фракции. В принятие закона об императивном мандате в «Регионах» не верят, досрочного роспуска не боятся — по Конституции, трогать этот парламент нельзя как минимум год.

Убедив представителей КПУ отказаться от пакета, регионалы пообещали поддержать претензии Мартынюка на пост первого вице-спикера после избрания председателя парламента.

Кстати, масла в огонь невольно подлили сами коалицианты. Обсуждение содержимого пакета, состоявшееся на собрании участников коалиции транслировалось в прямом эфире во время одного из многочисленных перерывов в работе первой сессии. Полилог протекал весьма бурно. Многие члены «НУ—НС» категорически протестовали против внедрения в парламентский президиум Мартынюка, подозревая, что в этом случае именно многоопытный Адам будет фактическим руководителем парламента. Многие депутаты-коммунисты сие телешоу лицезрели. Услышали о своей партии и своем коллеге много нехорошего. Некоторые совершенно искренно обиделись

В успех Яценюка ни в КПУ, ни в ПР до конца не верили (кстати, как и он сам — сие отчетливо читалось на его лице). Результативное голосование стало для многих «донцов» настоящим шоком. От которого они, впрочем, быстро оправились. Не слишком демократичная процедура избрания спикера стала поводом для критики, но не более.

Напомним, что каждый из членов БЮТ—«НУ—НС» обязан был демонстрировать «правильно» заполненный бюллетень строгим контролерам — Тимошенко и Турчинову. Было в этом что-то гадливое. От разговоров на тему «тайна голосования — право, а не обязанность» за версту разило кучмизмом. Тот факт, что подобный тезис рьяно защищали стойкие борцы с кучмизмом, стыдобу только усиливал. Упреки в насаждении «казарменной демократии» и «воплощении в жизнь византийщины» были справедливыми. Но вот только не регионалам было их произносить. Нынешнее голосование было точной копией прошлогоднего, такого же казарменного и мерзкого.

И еще одно впечатление, весьма субъективное, но достаточно распространенное. Многих неприятно поразил не только сам факт публичного унижения, но и то обстоятельство, что роль верховного надзирателя взяла на себя лично Ю.В. На основании увиденного можно было сделать два печальных вывода. Первый — союзники не доверяют друг другу. Второй — Тимошенко не верит никому. После этого рассуждать о сплоченности команды и жизнеспособности коалиции непросто.

Как бы там ни было, коалицианты сделали свой выбор и заплати­ли свою цену ради осуществления задуманного. Тимошенко стала на полшага ближе к премьерству.

И тут Виктор Андреевич (или все-таки Виктор Иванович?) пошел лошадкой. В четверг свежеиспеченный спикер сообщил, что с последней оказией с улицы Банковой прибыло президентское представление на премьера Тимошенко. Сия оказия изрядно приободрила подупавших было духом регионалов и привела в нешутейное замешательство сторонников Тимошенко.

Сам по себе факт дачи высочайшего благословения формального подвоха не содержит. Кабы не торба сопутствующих обстоятельств.

Поясним. Но для начала кое-что напомним. Нюанс первый: у президента есть пятнадцать дней на то, чтобы рассмотреть предложенную парламентом кандидатуру главы правительства и внести соответствующее представление. Нюанс второй: после получения президентского согласия парламенту отводится всего пять дней для того, чтобы удовлетворить притязания соискателя премьерского звания. И наконец, последнее: в тексте коалиционного соглашения, исполняющего роль правового фундамента нового большинства, содержится навязанное президентом серьезное условие. Суть требования такова: Рада вправе голосовать за премьера только тогда, когда депутатский корпус примет дюжину перечисленных в договоре законов.

После того как президентский ставленник обрел спикерский статус, члены БЮТ выразили публичную надежду, что гарант окажется порядочным человеком и представление на Тимошенко внесет без проволочек. Суть намека была предельно ясна. Нежелание Виктора Андреевича видеть Юлию Владимировну премьером общеизвестно. Многочисленные заявления его окружения о том, что глава государства имеет юридическое право пренебречь выбором большинства, — тоже не тайна. О желании президента привлечь в коалицию регионалов в последнее время не говорил только ленивый. В Блоке Тимошенко боялись, что Ющенко в последний момент откажется от данного слова. Или как минимум будет тянуть.

Как накаркали. Виктор Андреевич проявил сверхоперативность. Ну и что в этом плохого? Разберем ситуацию.

Первое. Пакет законов отсутст­вует как таковой. В секторе регистрации он не зарегистрирован. По некоторым сведениям, в состоянии большей или меньшей готовности находятся только четыре документа. При этом в БЮТ, судя по всему, его не видел никто. В «НУ—НС», по непроверенной информации, с разработками ознакомлены только трое — Онищук, Ключковс­кий и Зварич. Сколько времени уйдет на процесс устранения недоделок и согласования, можно только гадать.

Второе. Оппозиция (в первую очередь регионалы) недвусмысленно дала понять, что не позволит приступать к рассмотрению каких бы то ни было законопроектов, пока не будет окончательно избрано все руководство парламента, а каждый из народных избранников не выберет себе комитет по душе. Процесс этот может оказаться мучительно долгим. Осложняющим фактором является то, что распределить начальственные кресла в комитетах сложно до тех пор, пока… не сформировано правительство. В каждой из фракций определен список лиц, которые (в случае чего) будут откомандированы в Кабмин. А до сих пор не ясно, кто этот самый Кабмин сформирует. Вдобавок ко всему депутаты до сих пор не определились, по какой схеме распределять портфели — по пропорциональному признаку или же при помощи механизма коэффициентов.

Третье. Легко предположить, что после того, как одно условие будет выполнено, «меньшевики» выдвинут новое. И потребуют рассмотрения каждого законопроекта в отдельности. В строгом соответствии с процедурой — с выводом профильного комитета, прогонкой через несколько чтений.

Четвертое. Претендент на соискание премьера обязан пройти собеседование со всеми фракциями. Это — кусок времени. Оппоненты могут эти встречи срывать. И не только их, а и пленарные заседания. А часики будут тикать.

Пятое. Два дня из пяти припадают на выходные. Турчинов молниеносно предложил коллегам сделать субботу и воскресенье рабочими днями, но должного понимания не встретил.

Суммируйте. Можно ли успеть сделать все вышеозначенное за срок столь малый. Самой старательной Золушке такой фронт работ не под силу.

Вот почему настолько стремительная реакция президента озадачила одних и ободрила других. В БЮТ учуяли запах кидка. В ПР увидели намек на приглашение к сотрудничеству. Формально Ющенко сделал широкий жест. Реально — предельно сузил поле для маневра.

Этим список иезуитских щедрот не ограничился. В четверг телеканалы ретранслировали заявление Виктора Андреевича, в котором он милостиво позволил принимать законы после голосования за премьера. Чем лишь усугубил унижение коалициантов. Вначале гарант позабыл, что определение кандидатуры спикера — внутреннее, конституционное право депутатов. Затем запамятовал, что соглашение — внутренний документ коалиции. И записанное там — обязательства перед электоратом, а не перед президентом. Который, в данном случае, лишь один из избирателей.

Сказанное президентом стоило недорого. Уже на следующий день Балога напомнил депутатскому корпусу об обязательстве неотложно принять 12 первоочередных законов. С юридической точки зрения, начальник президентской канцелярии избранникам народа — никак не указ. Но практика жестче теории. А потому та часть коалиции, которая связывает свои планы именно с правительством Тимошенко, направляет все свои усилия на то, чтобы пакет требуемых нормативных актов максимально сузился. БЮТ заслал на Банковую предложение: пока ограничиться одним законом о Кабинете министров. Во-первых, именно он пока интересует Ющенко больше всего. Во-вторых, он, судя по всему, единственный, полностью подготовленный. Много времени на его разработку не тратили. За основу был взят прошлогодний проект, подготовленный на Банковой и предусматривающий максимальное влияние президента на деятельность исполнительной власти. К моменту написания этого материала ответ Виктора Андреевича (или все же Виктора Ивановича?) известен не был.

После продолжительных переговоров в БЮТ приняли волевое решение — любой ценой организовать голосование за премьера и весь состав правительства в ближайший вторник. Без оглядки на коалиционное соглашение, регламент и позицию оппонентов.

Выходные Тимошенко намерена потратить на окончательное согласование списка Кабинета и необходимые встречи с фракциями. Серьезные надежды Юлия Владимировна возлагает на личную беседу с гарантом. Хотя в ее окружении опасаются, что рандеву может и не состояться.

Зато с Виктором Федоровичем Виктор Андреевич общается регулярно. Последний непосредственный контакт имел место в четверг, а телефонные разговоры фиксируются едва ли не ежедневно. И, по слухам, от разговора к разговору убежденность и.о. в светлом будущем крепнет. Янукович, Азаров и многие другие влиятельные «доны» просто отказываются верить, что поезд власти пройдет мимо. Часть фракции разделяет их убежденность, другая часть по этому поводу тревожится. Безосновательный оптимизм, как известно, плохой союзник в ходе выработки адекватных решений. С другой стороны, слепая вера часто выступает залогом победы, в которую отказываются верить реалисты.

Трения в ПР не столь заметны, как склоки в «НУ—НС», но то, что существуют — факт. Например, фракция фактически разделилась в вопросе о вице-спикерских амбициях Раисы Богатыревой. Прагматики, настраивающиеся на жизнь в суровых условиях оппозиции, призывают использовать любой шанс приобщиться к властному ресурсу. Романтики, уверенные в скором обретении всей полноты власти, призывают пожертвовать малым ради сохранения союза с коммунистами. В итоге кандидатура Раисы Васильевны поддержана не была, и «Регионы» официально поддержали притязания Мартынюка. На исход спора, скорее всего, повлияла и личная позиция Януковича, не желающего усиления позиций Ахметова.

Вынужденная пауза в работе парламента (перерыв объявлен до вторника) дала возможность понять, до какой степени всем нужен Литвин. Тимошенко прилагает все усилия для того, чтобы привлечь его к сотрудничеству с коалицией. «Регионы» настойчиво зовут в объединенную оппозицию. Экс-спикер не спешит ни туда, ни сюда. В вице-спикеры (а такой вариант тоже обсуждался) он тоже не торопится. Во-первых, для бывшего председателя это будет явным понижением в классе. Во-вторых, уход наверх грозит окончательной потерей контроля над фракцией. ПР, при определенных условиях готова была видеть вице-спикером Михаила Сироту. Михаил Дмитриевич, говорят, был не против, но Владимир Михайлович придерживался иной точки зрения.

Заинтересованная в голосах фракции БЛ Тимошенко выразила готовность учесть любые разумные пожелания Литвина, параллельно расставляя персональные силки для каждого члена его депутатской группы. Пока Владимир Михайлович озвучил только одно кадровое притязание — бюджетный комитет. То, что его выдвиженец в очереди соискателей будет пятнадцатым, Литвина не смущает. Еще одно требование — личная встреча с президентом (и получение гарантий того, что конструктивное сотрудничество с оранжевым большинством воздастся сторицей) — кажется, так и осталось невыполненным.

БЮТ окучивает не только Литвина, но и коммунистов, выразив готовность поддержать Мартынюка. Но в самый неподходящий момент в дело вмешался Роман Зварич, заявивший, что «НУ—НС» никогда не поддержит коммуниста. Заодно бывший глава Минюста сравнил Литвина с девицей, желающей замуж, но не желающей расставаться с целомудрием. Красноречие и тактичность пропрезидентского депутата существенно усложнили Тимошенко путь поиска точек соприкосновения и с КПУ, и с Литвином. А наблюдатели лишний раз убедились, насколько единодушны коалицианты.

Но Тимошенко не намерена останавливаться на полпути. Сегодня она готова заплатить практически любую цену за то, что бы во вторник второй раз войти в ту же болотистую речку. Срыв голосования может и не иметь юридических последствий (хотя на этот счет у сторон разные мнения), но с психологической точки зрения это будет ударом. Яценюк в пятницу заявил, что кандидатуру Тимошенко можно вносить до бесконечности. Регионалы возразили, что это не так.

Но в штабе Тимошенко понимают: если Ю.В. не станет премьером в начале следующей недели, скорее всего, она не станет им никогда. Преподносить такой подарок «Регионам» и Ющенко (с Балогой?) лидер БЮТ не желает.

Так что выходные наши политики наверняка проведут в уже традиционной, горячей, недружественной обстановке.

http://www.zn.ua

Матеріали по темі