Культура

Лидер группы «Друга ріка», едва оставшийся в живых после ДТП, возвращается на экран в программе «Хит готов».

15 грудня 2007, 12:40

В СЕНТЯБРЕ многих потрясло известие о том, что известный музыкант и телеведущий Валерий Харчишин попал в страшное ДТП. Ходило много слухов. Один человек мне «по секрету» даже называл уже якобы назначенный день похорон...

Всего две недели назад, проведя больше двух месяцев в разных больницах, Валера приступил к репетициям и телесъемкам. По старой дружбе мы тут же связались с ним по телефону. Наконец Валера нашел окно в своем творческом графике и ответил на вопросы «ВЕДОМОСТЕЙ».

— Как чувствуешь себя сегодня?

— Раньше на этот вопрос я отвечал: «Хуже, чем до аварии». Сегодня же говорю: «Чувствую себя прекрасно!». Потому что, получив физические увечья, длительное время провалявшись на больничной койке, я переоценил и переосмыслил многое и в частности свой духовный мир.

— В прессе после этого ДТП было много интервью от твоего имени. Ты действительно ехал со скоростью 200 километров в час и не справился с управлением?

— Никаких интервью я не давал. Всего один раз несколько минут побеседовал по телефону с одним из твоих коллег. И с такой скоростью я никогда не ездил... 25 сентября отправился из Киева в Житомир, в роддом — моя любимая родила мне сына Женю. Шел дождь. На пятьдесят первом километре трассы Киев—Чоп, недалеко от Макарова, мой «мерседес» пошел юзом, слетел на обочину, несколько раз развернулся и ударился в придорожные деревья. Никаких столкновений с грузовиком, который я якобы обгонял, не было. Машина находилась в исправном состоянии, — за день до этого я прошел техосмотр. Скорость не была слишком высокой — где-то 130 км/ч. То ли дождь меня убаюкал, то ли я просто отключился в предвкушении встречи со своим новорожденным наследником... Единственное, что помню, это как нажал на педаль тормоза. Дальше провал. Еще помню, что, очнувшись, я стоял и разговаривал по телефону с Юлей. Как я мог при этом стоять, не знаю. У меня были разорваны связки на коленях, два перелома свода черепа, сотрясение мозга, разорвана почка, огромная гематома на селезенке, ушиб легкого и сломана в четырех местах рука. Вокруг стояли какие-то люди, ГАИ, «скорая». Чуть позже примчались пацаны из группы... Это все, что я помню.

— А кто вызвал «скорую»?

— Не знаю.

— Тебя сразу увезли в Киев в больницу?

— Нет, в Макаров. И правильно сделали, потому что уже позже врачи сказали, что до Киева меня живым не довезли бы. Понятно, что возникли какие-то объективные сложности в провинциальной районной больнице — нехватка медикаментов и прочее. Меня долго готовили к операции. Тем не менее я очень благодарен врачам, спасшим мне жизнь. И не факт, что если бы даже я добрался тогда живым до Киева, то мне бы сохранили все внутренние органы, как это сделали макаровские хирурги. Говорю так, потому что когда меня уже перевезли в одну из частных киевских клиник, то врач, рассматривая рентгеновский снимок, неопределенно хмыкнул и сказал: «Видя этот шов и эту гематому, я удивляюсь, как вам оставили почку и селезенку».

— Автомобиль был застрахован?

— Нет.

— Восстановлению подлежит?

— Возможно, какой-то Кулибин и взялся бы за такую работу, но я не стал этим заниматься. «Мерседес» уже продан.

— Сдал на металлолом?

— У нас такая веселая страна, что можно продать и одни документы на автомобиль. Жуткие правила «растаможки» заставляют людей ввозить в Украину машины по агрегатам и здесь их собирать.

— На чем сейчас ездишь?

— Сейчас я без машины. Приходилось ездить и в маршрутках, и в метро, но решил остановиться на такси. Люди по-разному реагируют на мое появление в общественных местах. Кто-то подходит и вежливо просит автограф, а кто-то показывает пальцем и начинает хихикать.

— Автотранспорт тебя не пугает после аварии?

— Когда наш клавишник Шура приехал в Макаров, чтобы перевезти меня в Киев, то я, увидев его машину, внутренне содрогнулся. Сейчас уже постепенно привык и избавился от страха.

— Ты уже приступил к репетициям. «Друга ріка» готовит к выходу новый альбом?

— Ребята уже все наиграли и записали, пока я находился в больнице. Мне лишь осталось спеть. Эта пластинка появится в начале весны. Рабочее название «Космозона». Сегодня у нас была третья репетиция после моего возвращения в строй. Группа многое потеряла за время моего отсутствия. Не только в творческом, но и в финансовом плане. У нас были запланированы выступления, несколько концертных туров. За некоторые из них даже была получена предоплата. Пришлось возвращать деньги. Это еще хорошо, что я был застрахован. Иначе за лечение пришлось бы выложить никак не меньше пятидесяти тысяч гривен.

— Почему «Друга ріка» не ездила в предвыборные туры в поддержку какой-то партии?

— Ну, не всем же заниматься политикой. Например, Вакарчук, очевидно, знает, что делает. А нам еще не надоело заниматься музыкой. С нами вел переговоры один человек от имени весьма известной политической силы. Но когда я потребовал гарантий об оплате нашей работы, то услышал от него такой ответ: «Єдина гарантія, яку я можу дати, це те, що ми всі колись помремо. Ги-ги-ги!». На этом переговоры закончились.

— Находясь в больнице, ты следил за передачей «Хит готов»?

— Я их просмотрел уже дома, в записи.

— Тебя во время болезни заменяли в качестве ведущих проекта и Женя Фокин, и Алена Винницкая. Кто из них больше понравился?

— Мне сложно давать какие-то оценки, потому что я сам, пожалуй, один из худших ведущих на украинском телевидении.

— Ты уже приступил к съемкам?

— Приступаю к работе 15 декабря.

— А как вообще возникла идея сделать проект «Хит готов»?

— Такая идея появилась еще в 1996 году, когда создавалась «Друга ріка». У меня была классная высокооплачиваемая работа, — я был директором академической хоровой капеллы, с которой объездил много стран. Но в какой-то момент в душе проснулся рокер — тот Харчишин, которого я тщательно усыплял академизмом, — и понеслось! Причем в тот момент я абсолютно не задумывался о каких-то гарантиях. У нас очень много талантливых молодых людей сидят в подвалах, на каких-то убогих репетиционных базах и делают классную музыку без какой-либо надежды на то, что ее услышит широкая аудитория. Вот так у меня и возникла идея: телеведущий посещает эти подвалы и дает возможность молодым музыкантам засветиться на экране и проявить себя. Не так давно я пришел с этой идеей на М-1 к продюсеру Константину Осауленко. Он меня выслушал и сказал, что подобный проект уже существует. Только в студию приводят не музыкантов, а просто случайных людей с улицы. После этого Осауленко предложил мне стать ведущим программы.

— Валера, «Хит готов» рубит сук, на котором сидит весь наш шоу-бизнес, демонстрируя, что при нынешних технических возможностях из абсолютно случайного человека можно сделать звезду.

— Увы, таков наш шоу-бизнес. Но к передаче «Хит готов» нужно относиться с юмором, а не настолько серьезно, как это делает Дима Климашенко.

— В каких еще телевизионных проектах принимаешь участие?

— 31 декабря на канале М-1 выйдет новогодняя музыкальная программа «Караоке-stars», в которой звезды эстрады будут исполнять рок-песни, а рок-музыканты — произведения поп-звезд. Как только я вышел из больницы, мне предложили выступить в роли ведущего.

http://www.kv.com.ua/

 

Матеріали по темі