ДОПОМОГА

Шпионские метки: француз Вася с Гаванской улицы

28 грудня 2007, 08:47

Информационные технологии вывели шпионское мастерство на небывалый уровень. Интернет и цифровая связь мгновенно доставляют зашифрованные послания в любую точку мира. Кажется, поймать шпиона за руку уже невозможно...

Информационные технологии вывели шпионское мастерство на небывалый уровень. Интернет и цифровая связь мгновенно доставляют зашифрованные послания в любую точку мира. Кажется, поймать шпиона за руку уже невозможно. А вот в 80-е годы агентов ЦРУ хватали прямо на ленинградских улицах. Шпионов с головой выдали знаки, которыми они помечали свои тайники. Эти знаки, или на языке чекистов — метки, попадались на глаза каждому ленинградцу. Любое неприличное слово, накарябанное на заборе, могло стать условным сигналом, благодаря которому шпион либо получал указания из «Центра», либо докладывал о проделанной операции. Впрочем, кто знает, может быть, и сегодня агенты иностранных разведок общаются друг с другом теми же «дедовскими» способами.
     
     Веселые картинки у «Прибалтийской»
     
     И двадцать лет назад, и сегодня иностранные консулы передвигаются по Петербургу строго обозначенными маршрутами. К примеру, американский консул, работающий на Фурштатской улице, вряд ли поедет на улицу Фучика. Просто ему там нечего делать, а потому, уже само его появление в Купчино вызовет подозрение. Так было всегда. Но иностранные резиденты придумали простой до гениальности ход. Шпионам было дано указание — рисовать на стенах домов заранее оговоренные знаки. Любая невинная фраза вроде «Здесь был Вася» или «Ваня любит Машу» могла стать тайным сигналом для шпиона и нести чрезвычайно важную информацию. Поэтому на разгадку уличных знаков были брошены лучшие умы ленинградского КГБ. Они ломали головы даже над матерным заборным фольклором. Доходило порой до анекдота.
     
     В многоэтажном доме напротив гостиницы «Прибалтийская» в 80-е годы жили семьи посольских сотрудников. Их дети каждый день играли во дворе, а за ними внимательно наблюдали сотрудники 7 управления (знаменитой «семерки»), занимавшегося наружным наблюдением. Но однажды дети начали играть в очень подозрительную с точки зрения чекистов игру. Они рисовали на асфальте и стене дома веселые картинки. «Меточные знаки!» — сразу решили чекисты. Достав тряпки и отлив бензин из автомобильных бачков, они стерли все рисунки в считаные минуты. А спустя некоторое время «прослушка» положила на стол начальства телефонный перехват: сын консула звонил своему другу в Америку и, захлебываясь от восторга, рассказывал, как в Ленинграде блюдут чистоту на улицах. «Представляешь, стоило нам только нарисовать мелом на асфальте, как пришли дворники и все стерли», — удивлялся наивный мальчик.
     
     Француз Вася с Гаванской улицы
     
     Однажды на след иностранного разведчика вышла одинокая бабулька, которая по старой своей привычке отслеживала жизнь соседей по коммунальной квартире. Особенно не давала бабушке спать одинокая молодая женщина, к которой повадился ходить хлыщеватый француз. Пенсионерка настрочила донос и отправила его «куда следует». Сотрудники госбезопасности поначалу отнеслись к этому посланию скептически, тем более что проверка показала — француз в самом деле пылает к женщине страстью, и даже хочет жениться. Но на всякий случай за ним устроили слежку, и что же вышло?! В подворотне дома № 30 на Гаванской улице Васильевского острова влюбленный француз «поставил сигнал» — нарисовал кодовую цифру на стене дома и написал красным фломастером «Здесь был Вася». С этого момента весь шпионский заговор рухнул. А бдительной бабушке заочно аплодировали всем 7 отделом.
     
     «Двойка» за конспирацию
     
     На улице Пестеля есть уникальное место, о котором знают лишь единицы. Стена дома № 11 — с виду ничем не примечательная, серая и обшарпанная, каких тысячи. Но летом 1983 года она сыграла важную роль в хитроумной комбинации ленинградских чекистов. Благодаря цифре «2», нарисованной на этой стене, были пойманы американские шпионы — вице-консул США с женой и сотрудник Арктического и Антарктического НИИ Юрий Павлов под кодовым именем Рольф Даниэл.
     
     Именно он начертал «двойку» на стене дома № 11, после того как получил контейнер, ловко сработанный под кусок каменного угля, нашпигованный всем шпионским снаряжением — шифроблокнотами, средствами для тайнописи, специальной аппаратурой для приема радиограмм разведцентра.
     
     Собрав информацию по интересующей ЦРУ теме (а эту организацию интересовало то же, что и всегда — объекты Военно-Морского флота, атомные подводные лодки), Павлов завернул донесение в грязную промасленную тряпку и отвез посылку на 40-й километр Приморского шоссе. Сделав это, «двойку» он рисовал уже не на улице Пестеля, а на проспекте Добролюбова — на стене дома 1/79. Знак заметили посольские работники, о чем немедленно доложили американскому дипломату Дэвиду Аугустенборгу. Все было придумано очень хитро. Дипломат, возвращаясь с женой с дачи в Зеленогорске, остановился у столба «40 километр». Якобы для того, чтобы сводить маленькую дочку в кустики. Но детское одеяльце «нечаянно» упало на грязную тряпку. Огорченно всплеснув руками, жена дипломата подхватила все в охапку и пыталась было юркнуть обратно в машину. Но на нее налетели чекисты, которые все это время прятались в специально вырытой яме! Вынырнувшие прямо из-под земли бравые мужчины напугали дипломатическую семейку. «Доблестный рыцарь плаща и кинжала господин дипломат пытался позорно бежать, бросив жену. Только ему не позволили этого сделать», — вспоминают очевидцы того уже легендарного захвата. Дипломат был выслан из СССР, а Юрий Павлов получил 15 лет колонии с полной конфискацией имущества.
     
     Боткинская больница — шпионское гнездо
     
     Агенты ЦРУ любили делать свои тайники во дворе Боткинской больницы. Место было удобное. Народу никого, масса потаенных уголков, а пройти сюда можно было в любое время дня и ночи. Вот и забрел однажды к больничным стенам сам вице-консул США Дэвид Шорер. Тайник ему оставил агент, к тому времени уже перевербованный КГБ. Ничего не подозревающий американец вскрыл тайник, извлек содержимое и был тут же повален на землю. Чекисты не церемонились с дипломатом, применив несколько болевых приемов. Это было своего рода ответом на задержание в Нью-Йорке советского разведчика, с которым церэушники обошлись очень жестоко — избили, чуть не покалечили.
     
     Любимый музей американской разведки
     
     Иностранные резиденты питали особую любовь к ленинградским музеям. Их посещение не вызывало никаких подозрений. Как-никак дипломаты — культурные люди. Особенно часто сотрудники Генконсульства США ходили в Музей Суворова. По ходу экскурсий они «снимали» или «ставили» знаки. И это могло продолжаться неизвестно сколько времени, если бы не агент по кличке Инженер. Молодой человек, коренной ленинградец, работал в секретной проектной организации, которая выполняла заказы Военно-Морского флота. Но средняя инженерская зарплата юношу не устраивала, и он решил попросить денег у ЦРУ. Недолго думая, написал письмо с предложением сотрудничества и подбросил его в машину с дипломатическими номерами. Американцы депешу проигнорировали, но парень не унывал и повторил попытку еще раз. Тут его и арестовали питерские чекисты. Немедленно раскаявшись, Инженер согласился помочь КГБ, тем более что сотрудники ЦРУ наконец вышли с ним на связь. Консул политико-экономического отдела Майкл Саттер оставил машину «Шевроле» у Музея Суворова — это значило, что Инженер принят в ряды агентов ЦРУ. Спустя некоторое время он получил посылку с инструкциями и начал действовать, безбожно дезинформируя американцев. ЦРУ питалось ложной информацией несколько лет, и только в середине 90-х годов Инженер был разоблачен.
     
     Достоверно известно, что «меточные знаки» работали в Петербурге вплоть до начала 2000 года. Что происходит сегодня, великая чекистская тайна. О новых питерских адресах, на которых агенты оставляют свои послания, нам расскажут лет через двадцать

 Украина Криминальная
http://kiev.vlasti.net
Матеріали по темі