Суспільство

«Никогда не забуду трех африканок, больных проказой, у которых постоянно что-то отваливалось. Их держали в общей камере со всеми. Несмотря на то, что было очень тесно, вокруг них образовалось пустое пространство»

16 січня 2008, 08:42

18-летнюю гражданку Украины неделю продержали в турецкой тюрьме, не предъявляя никаких обвинений и не давая возможности пообщаться с адвокатом. Только после звонка корреспондента "ФАКТОВ" в Стамбул девушку отправили на родину

Эта почти детективная история началась со звонка в редакцию газеты "ФАКТЫ". Встревоженная женщина, жительница Житомирской области, рассказала, что ночью ей позвонила ее 18-летняя дочь Рита и сообщила, что находится в... турецкой тюрьме. Неделю назад девушка вместе с другом - восходящей звездой турецкой эстрады певцом Озаном - поехала в Стамбул. Сначала все было нормально. Дочка звонила домой по нескольку раз в день, а потом пропала. Трое суток от девушки не было никаких вестей. И вот - звонок из тюрьмы.

"Я не знаю, что и думать, - чуть не плакала мама Риты Инна Дмитриевна. - Не верю, что моя дочь совершила преступление. Почему ее держат в тюрьме? Что произошло? Не знаю, куда звонить, у кого просить помощи. Решила обратиться к вам в газету".

"Пока телефон дочки молчал, столько всего передумала!"

- Рита уже давно знакома с популярным турецким певцом Озаном, - немного успокоившись, продолжила рассказ Инна Дмитриевна. - Они встречаются. Несколько раз он приезжал к нам в гости. В этом году дочка собирается поступать в Стамбульский университет. Она хорошо знает турецкий язык.

Неделю назад Озан пригласил Риту отдохнуть с ним в Турции. И она поехала. Из короткого разговора с дочкой, когда она позвонила из тюрьмы, я мало что поняла. Вроде бы была какая-то облава. Ее избили местные полицейские. Ночь дочка провела в тюремном госпитале, а потом ее бросили в общую камеру, человек на семьдесят. Не кормят, лекарств не дают. Вот уже трое суток ее содержат в общей камере и не предъявляют никаких обвинений.

- А что же Озан? Он не пытался сообщить вам о судьбе дочери?

- Озана тоже арестовали. Правда, через сутки его отпустили, а дочка осталась в тюрьме.

Для того чтобы узнать хоть что-то о судьбе Маргариты Журавской (имя и фамилия девушки изменены по ее просьбе), было принято решение связаться с генконсульством Украины в Стамбуле. Уж где, если не там, должны были знать, что произошло с гражданкой Украины в чужой стране. Однако, выслушав корреспондента "ФАКТОВ", не представившийся сотрудник консульства предложил мне позвонить за разъяснением в... Киев, в Министерство иностранных дел. "Но ведь вы находитесь на месте, - запротестовал я. - Вам же легче узнать, по какой причине гражданка Украины оказалась в турецкой тюрьме. Стоит лишь связаться с местными властями". "У нас нет на это полномочий", - безапелляционно ответил сотрудник консульства, но потом, смягчившись, посоветовал маме девушки самой к ним обратиться, и они постараются помочь.

Телефон консульства в Стамбуле я передал Инне Дмитриевне. Но женщине выяснить что-либо так и не удалось.

- Я потратила семьдесят гривен, выслушивая автоответчик, - сообщила мама Риты. - Знаете, это когда на пленку записано: "Если вы говорите по-украински, нажмите кнопку "1", если на турецком... и так далее. А потом секретарь попросила перезвонить им позже. Однако в назначенное время к телефону никто не подошел.

Звонок в пресс-службу Министерства иностранных дел кое-что прояснил.

- Пусть Инна Дмитриевна не волнуется, - сказали корреспонденту "ФАКТОВ" в МИД. - Делом ее дочери занимаются наши дипломаты в Стамбуле, и скоро Рита будет дома.

О причинах задержания 18-летней гражданки Украины по-прежнему ничего не было известно, но дело все же сдвинулось с мертвой точки. Рите разрешили забрать вещи из квартиры, где она останавливалась, и пообещали в ближайшее время отправить ее на родину. Правда, тут же нашу соотечественницу снова отправили в общую камеру.

- У дочки осталось всего 200 долларов, а ее билет, который был куплен на обратный путь, уже пропал, - пожаловалась Инна Дмитриевна. - Денег хватит только до Одессы. Ладно, там дочку на машине встретим. Лишь бы Рита вернулась здоровой. А то, пока телефон дочки молчал, я столько всего передумала. Переживала, может, ее в рабство продали...

"Я готова была подписать все, что они скажут"

Еще трое суток после моего звонка в украинское консульство в Стамбуле мать и дочь созванивались по ночам. Когда девушке, проведшей неделю в турецкой тюрьме, все же удалось (не без нашей помощи) вернуться на родину, я встретился с Ритой в Житомире, и она рассказала о своих злоключениях в Турции.

- Меня задержали в ночном клубе "Реал", где я отдыхала вместе с Озаном, - рассказывает Рита. - Примерно в полночь в помещение клуба ворвались около полусотни полицейских. Приказали всем оставаться на своих местах. Я обратила внимание на то, что они проверяют документы в основном у девушек славянской внешности. У меня все документы были в порядке, и я абсолютно не волновалась. Показала полицейскому свой паспорт, но тот, посмотрев его, забрал документ и предложил пройти в автобус. Озан хотел было возмутиться, но его несколько раз ударили и увели в неизвестном направлении.

В автобусе было, как в городском транспорте в час пик. Весь он был забит женщинами разных национальностей. По дороге мы сделали еще пару остановок. Задержанных женщин становилось все больше, а ехать пришлось около часа.

Нас привезли в полицейский участок и начали по очереди допрашивать. Когда я попросила дать возможность позвонить адвокату или консулу, мне отказали. Мол, потом позвонишь, а сейчас отвечай на вопросы.

- О чем вас спрашивал полицейский? Он предъявлял какие-нибудь обвинения, что-то объяснял?

- Полицейский вел себя грубо, кричал на меня, обзывал проституткой. Когда же я ему на турецком языке сделала замечание, чтобы он меня не оскорблял, тот ударил меня кулаком по лицу и в живот. Когда я упала, он еще несколько раз ударил меня ногой. Но со мной обошлись еще, можно сказать, по-божески. Кабинеты, в которых нас допрашивали, имеют стеклянную перегородку, и я видела, как в соседней комнате полицейский жестоко избивал девушку головой об стену.

Было очень страшно. Я готова была подписать все, что они скажут, лишь бы снова не начали избивать. Тогда полицейский подсунул мне мое "чистосердечное признание", дескать, я занимаюсь в Турции проституцией. Я вынуждена была его подписать, понадеявшись, что мне все-таки предоставят адвоката и я смогу доказать, что не виновна.

"Даже если бы за меня попросил Таркан, ничего не изменилось бы"

- После допроса мне стало плохо, - продолжает Рита. - Ночь провела в госпитале при тюрьме, а утром меня бросили в камеру.

Камера в стамбульском следственном изоляторе - это небольшое помещение с решеткой. Здесь находилось около семидесяти женщин. Я кое-как примостилась на бетонном полу и заснула.

- Ваша мама рассказывала мне по телефону, что в камере вас не кормили...

- Два раза в день нам давали по половине батона и стакану воды. Правда, у кого были деньги, могли себе что-то купить. К камере подпускали какого-то парня, который принимал заказы на еду. Но в первый день у меня абсолютно не было аппетита.

- Вам так и не предоставили возможности встретиться с адвокатом или консулом?

- Меня даже больше не вызывали на допрос. Трое суток в камере показались мне вечностью. Здесь были и проститутки, и какие-то местные бомжихи. Никогда не забуду трех африканок, больных проказой, у которых постоянно что-то отваливалось. Их держали в одной камере со всеми. Было очень тесно, но вокруг африканок образовалось пустое пространство. Все боялись к ним приближаться.

- Что стало с вашим другом певцом Озаном?

- Его выпустили на следующий день. Он приходил ко мне в тюрьму, приносил еду, предметы гигиены.

- Рита, ваш друг - звезда турецкой эстрады. Неужели он не мог повлиять на то, чтобы вас освободили?

- Я хотя и считаю себя потерпевшей в этом деле, но хочу сказать: в Турции не важно, звезда ты или нет. Там перед законом все равны. Даже если бы за меня попросил Таркан (самый, пожалуй, популярный певец в Турции), ничего не изменилось бы.

На третьи сутки меня перевели в другую тюрьму. Там в камерах было меньше людей и нас кормили. Не очень вкусно, но это же все-таки тюрьма. И еще, самое главное, появилась возможность позвонить. В коридоре был телефон. Платишь деньги и звонишь. К нему постоянно стояла огромная очередь. Пока доберешься до телефона, проходило, по меньшей мере, часа четыре.

Уже тогда от мамы я узнала телефон консульства в Стамбуле (а мама узнала его от вас). Дважды пыталась звонить. Один раз никто не поднял трубку, а на второй раз ответила секретарь. Я попросила связать меня с консулом, вкратце объяснив ситуацию, но мне сказали, что его в настоящее время нет и не известно, когда будет. Тогда я спросила: "А кто-нибудь есть?" Ответили, что никого. После этого я больше не пыталась дозвониться.

Но консул, наверное, все же наводил обо мне справки. Ведь вскоре турецкие полицейские сказали, что меня отправляют в Украину. Привезли на квартиру, которую я снимала, когда приезжала в Стамбул, и сказали: "У тебя есть пятнадцать минут, чтобы собрать вещи. Ни секундой больше". То, что я не успела упаковать в чемодан, так и осталось там.

- С вещами вас повезли в аэропорт?

- Нет, меня снова отправили в общую камеру, где я провела, сидя на своих вещах, еще двое суток. Слава Богу, у меня ничего не украли. И только уже потом меня, словно преступницу, отправили на самолет.

- Ваша мама говорила, что деньги на билет у вас были только до Одессы, а старый билет уже пропал?

- Именно так. Я слышала, что еще двум украинкам, которые так же, как и я, попали под облаву, консульство оформило новые проездные документы, а мне пришлось уезжать за свой счет. Полицейский сказал, что меня депортируют. Правда, в паспорте отметку о депортации не поставили. Я собираюсь в этом месяце вновь лететь в Турцию. Хочу подать в суд на турецких полицейских. У меня есть один козырь, который пока не хотела бы раскрывать. Это доказательство того, что меня избивал полицейский.

В пресс-службе Министерства иностранных дел Украины нам сообщили, что 18-летняя украинка Маргарита Журавская, скорее всего, попала под горячую руку турецких полицейских во время проведения тайной операции "Рус Барби".

- Целью этой операции было выявление на территории Турции девушек легкого поведения из стран СНГ, - сообщили нам в МИД. - Операция была широкомасштабной и секретной. Украинскому генконсульству о ее проведении не было известно.

- А разве турецкие власти не были обязаны сообщить в украинское консульство о задержании гражданки Украины?

- По закону они должны были сделать это в четырехдневный срок. По устному запросу гражданки Журавской - мамы Риты, генконсульство обратилось в службу безопасности губернаторства города Стамбула. И только тогда нам рассказали об операции "Рус Барби". Но о судьбе Маргариты турки пообещали сообщить непосредственно в МИД, а не консулу.

В МИД есть данные о двух девушках из Украины, задержанных в ходе облавы в Турции. Маргариты Журавской среди них нет. Она в консульство за помощью не обращалась. Откуда же консул мог знать о ее существовании? Турки обязаны были предоставить Маргарите право позвонить в нашу дипломатическую службу. Это право гарантируется Венской конвенцией. Но, видимо, у девушки не получилось сообщить о себе или она не знала номер телефона.

Как видим, во время пребывания в чужой стране знание номера телефона своего консульства - очень важная вещь. Для тех, кто собирается ехать в Турцию, сообщаем телефон нашего дипломатического представителя в Стамбуле: 8-10-90-212-662-25-41.

Михаил СЕРГУШЕВ
"ФАКТЫ" (Житомир-Киев)

http://www.facts.kiev.ua

 

Матеріали по темі