Почему Путин "чмырит" Украину?

29 січня 2008, 08:13

Послание Путина Президенту Украины, хоть уже прошло время со дня его отправки, не теряет актуальности.

ПутинОно не только заставляет задуматься над тем, чего не хватает русской диаспоре в Украине, кроме русской речи на улице и засилья русскоязычных книжек, фильмов, игр на раскладках. Это послание поднимает ряд вопросов о роли памятников советского агитпропа в украинско-российских отношениях.

Еще – о роли Украинской православной церкви, управляемой патриархом из Москвы, о чем трудно забыть, глядя на люстры в виде двуглавого орла под куполами многих храмов. И будто бы отделенной от российского государства в соответствии с Конституцией РФ, что, кажется, не мешает Президенту этой страны вмешиваться в церковные дела.

Собственно, за всей шумихой вокруг переписки Ющенко и Путина забылся ее конкретный предмет: судьба Библиотеки украинской литературы в Москве. Путин скороговоркой отмел все опасения нашей диаспоры по поводу ее развала и уничтожения уникального газетного фонда, в ответ выдвинул традиционный тезис: а у вас, мол, русских преследуют.

Меня глубоко взволновали скупые строки «обеспокоенности» автора послания судьбой Русского культурного центра (РКЦ) во Львове, и на днях я решил изучить историю и современное состояние этого учреждения. И даже зашел в гости.

Выяснилось, что директор РКЦ – настоящий кубанский козак. Культурный центр бедствует, а Российская Федерация под надуманными предлогами отказывает в финансировании. История культурного центра протекала на фоне множества конфликтов внутри русской общины Львова, состоящей, кстати, по преимуществу из военных... Но не буду забегать вперед, а расскажу все по порядку…

По улице Короленко разносится звон колоколов православного Свято-Георгиевского храма. Рядом с ним и находится культурный центр.

На входе обращаюсь к вахтеру, спрашиваю, можно ли войти, осмотреться, поговорить с начальством. На дверях написано «Добро пожаловать!» и рядом висит объявление, что размер членских взносов в связи с повышением стоимости коммунальных услуг повышен до 3 гривен. Приглашают войти.

Едва ли не четверть площади тесной гостиной Русского культурного центра занимает старый рояль. Привлекает внимание «Доска почета», стенды с фотографиями на целую стену, стеллаж «Подарки Русскому центру»: тут и бюсты Пушкина, и портреты. Многое, судя по табличкам, подарено делегациями правительства Москвы и лично Лужковым.

Астахов Альберт Викторович
Большая бронзовая статуя классика русской литературы стоит у лестницы, ведущей на второй этаж.

Ко мне выходит седой человек в казачьей форме, благодушно спрашивает – «чей вы журналист – русский или украинский». Отвечаю, что независимый.

– Меня зовут Астахов Альберт Викторович. Атаман русского казачьего общества Галиции, – представляется он. – Тут я выполняю обязанности управляющего Русским культурным центром. Как пенсионер имею больше свободного времени, чем другие. Сам родом с Кубани, со старой станицы под Армавиром.

Он начинает рассказывать историю культурного центра, иногда отвлекаясь на рассуждения идеологического характера – например, почему настоящий казак «никак не может быть униатом». Позволю себе их опустить.

– Русский культурный центр начался с общества любителей русской и украинской культуры имени Пушкина, созданного еще при Советском Союзе. Потом шла трансформация, и возникло Общество русской культуры имени Пушкина. В 1990 году его руководители обратились к местным властям с просьбой выделить помещение. Тогда как раз вышел указ Президента – национальным обществам выделять помещения. И вот нам повезло. Попали в струю. Уже кинотеатры стали умирать, уже пошли мыльные оперы. Нам выделили здание развалившегося кинотеатра. Но средств, чтобы произвести его реконструкцию, не хватало. И только в 1994 году мы полностью отремонтировали помещение и сделали Русский культурный центр. Наша задача – сохранение и развитие русской культуры, языка, сохранение русских исторических памятников. Все это надо уберечь.

– А какие с этим проблемы? Я гуляю по Львову и повсюду слышу русскую речь...

– Во Львове было 24 русских школы. Осталось 5. Во Львовской области есть город Золочев. 36 тысяч населения – 10 украинских школ. Во Львове 100 тысяч русских – и только 5 русских школ. Что это такое?! А мы за эту украинизацию еще и налоги платим!

…Тут мне захотелось напомнить, что в России, где, кстати, больше 4 миллионов украинцев живут и налоги платят, меньше двух десятков школ, где украинский язык и литература преподаются хотя бы факультативно. Включая воскресные школы…

– Я не хочу сказать, что уж очень так плохо в Западной Украине. Нет. Народ-то хороший, люди-то хорошие. Политики – дерьмо. Вот мы проводим концерты, лекции, другие мероприятия. Хоть бы кто-то из местных политиков к нам зашел. Присылали клерков, от которых ничего не зависит. Приходит такой, говорит, “я из городского совета”. Ну что же, мил человек, садись. Вставал потом и уходил. Даже не скажет, что было хорошо, что было плохо. Их это не интересует. Политиков не интересуют граждане своего государства.

Нам били стекла, кидали бутылки с зажигательной смесью в зал и в библиотеку. Дважды уничтожали бюст Пушкина, который стоял на улице. Хоть бы раз кто-то из этих политиков выступил с осуждением! Сейчас, правда, уже полгода как не нападают. Это потому, что мы установили четыре видеокамеры наблюдения...

Вот в Доме ученых на днях проходила конференция под эгидой львовской областной администрации. О толерантности и взаимопонимании между всеми национальными обществами. Но представителей областного совета не было. Для кого проводилась эта конференция? Меня туда не приглашали, но я посчитал своей обязанностью явиться. Были греки, были белорусы и грузины были. Представитель Белоруссии рассказал о своей боли: им было выделено помещение, потом у них отобрали это помещение. Сейчас белорусский хор у нас репетирует. Мы помогли сябрам, а власть пальцем о палец не ударила.

Прошу провести короткую экскурсию по культурному центру. Альберт Викторович соглашается и начинает со статуи в холле:

– Эту фигуру Александра Сергеевича передал нам исторический музей. Она валялась у них в запасниках. Сережа Якунин, скульптор, реставрировал ее, и теперь она у нас украшает холл.

Кроме холла, на первом этаже культурного центра маленький буфет и актовый зал на 160 человек. За буфетной стойкой старый телевизор и самовар, на стене нарисован портрет жены Пушкина Натальи Гончаровой. Это работа местного художника Игоря Корчевского. В актовом зале пляшут, встречая Новый год, пожилые пары. У старенького проигрывателя лежит пластинка с песнями Малинина.

Прошу показать библиотеку. Мы поднимаемся по лестнице на второй этаж, проходим мимо огромного стенда «Русское молодежное братство».

Библиотека и читальный зал совмещены в зале площадью 52 квадратных метра. Окна зарешечены мелкой металлической сеткой. На полках у стен – около 8 тысяч томов, уверяет мой собеседник. Это старые книги, многотомники, но есть и стеллаж с новомодными детективами в мягких обложках.

– В начале 90-х было распоряжение местных властей: из всех библиотек убрать русскую литературу. Даже сжигали русскую литературу – как макулатуру. Нам из одной библиотеки звонили, из другой: приедьте, заберите литературу! Мы приезжали и забирали. Со временем люди стали приносить. Дарят книги те, кто уезжает из Украины. Они ж не будут их везти в Россию. Они звонят, спрашивают, возьмем ли мы эти книги. Конечно, мы берем. У нас список есть, где мы благодарим всех, кто принес нам книги.

Несколько столов читального зала завалены подшивками газет.

– Подписку на газеты нам организовывает российское консульство. Мы выбираем ту периодическую литературу, которая нам нужна, оформляем доставочные карточки, сдаем в консульство, и консульство оплачивает. Это «Российская газета», «Литературная газета», «Культура», «Московский комсомолец», «Казачий взгляд», «Русский взгляд»...

Управляющий культурным центром показывает допотопный библиотечный каталог.

– Мы не можем купить компьютер, потому что нет средств. Но наши читатели могут воспользоваться обыкновенным бумажным каталогом. Нет средств на все… Сайт пока не открыли, на это нужны финансы, а еще нужно найти подешевле провайдера.

Спрашиваю, как финансируется культурный центр.

– Есть спонсоры, которые нам оплачивают коммунальные услуги. Живем на членские взносы. Фиксированных членов пушкинского общества около 500 человек. Членские взносы небольшие, сейчас это 3 гривни. Но если 500 человек заплатят в месяц по 3 гривны, то это неплохо, полторы тысячи. Чтобы выжить – хватает.

– А помощь от России есть?

– Ну, в Украине законы такие, что государственные структуры России не имеют права вмешиваться в жизнь граждан Украины. Так нам говорят в российском консульстве. Вот если бы нашлись частные лица, меценаты, это было бы отлично, – уклончиво отвечает мой собеседник.

– А помощь от других русских общественных организаций?

– Во Львове шесть русских обществ. В этом вся и беда, что появляются удельные князья, каждый создает общество под себя, чтобы при случае где-то урвать какие-то финансы. Я бы не хотел об этом говорить, это не совсем солидно, в семье тоже проблемы бывают… Может, придет время, когда они объединятся.

…В своем послании Путин пытается противопоставить ситуацию вокруг РКЦ заявлению «Украинцев Москвы» про уничтожение уникального газетного фонда библиотеки украинской литературы в Москве. Президент России пишет: «Нас, в частности, весьма беспокоит судьба Русского культурного центра во Львове, ставшего объектом регулярных нападений со стороны националистов. Причём ни один из многочисленных актов вандализма в отношении этого центра так и не был раскрыт местными правоохранительными органами».

В то же время известно, что управление МВД во Львовской области не раз предлагало Русскому культурному центру заключить договор об услугах платной охраны с отделом Государственной службы охраны при Личаковском райотделе милиции. Но руководство центра всегда отказывалось, сетуя на недостаток средств. Возможно, Президенту России стоило бы выделить какие-нибудь копейки на охрану Русского культурного центра во Львове, если он так обеспокоен его судьбой? Украинское законодательство это допускает.

В статье про РКЦ в «Википедии» приводится хроника из 21 такого нападения. Печально, что хулиганы выбрали мишенью для своих выходок бюст поэта Пушкина. Другое дело, заранее называть вандалов «националистами» (тем более, украинскими) – слишком поспешный приговор.

Многие львовяне разделяют мнение коломниста газеты «Высокий Замок» Аскольда Еремина: «Это дело рук примитивных провокаторов, целью которых является создание "поводов" для подобных кремлевских заявлений». А мэр Львова однажды намекнул, что причинами вандализма могут быть разногласия среди русских общественных организаций Львова. И действительно, о множестве подобных разногласий повествует бывший директор РКЦ, полковник советской армии и экс-начальник кафедры искусств Львовского высшего военно-политического училища Валерий Провозин в книге "Наш Русский дом".

С тех пор, как основатель львовской городской общественной организации «Русское общество им. А.С.Пушкина» Сергей Сокуров уехал на проживание в Москву, перед этим гордо удалившись с отчетно-выборной конференции общества в знак протеста (по словам г-на Провозина, он «выскочил на сцену, сорвал трехцветный российский флаг и с криком «Кому дорога культура, за мной!» покинул зал»), началась нешуточная схватка за это юрлицо, на баланс которого передано помещение РКЦ с 1990 года.

За РКЦ боролись лидер «Русской общины Львова» генерал-лейтенант в отставке, депутат Верховной Рады третьего созыва от Компартии Анатолий Строгов и президент львовской Ассоциации делового сотрудничества предпринимателей «Славяне», лидер партии «Русский блок», ныне депутат Верховной Рады Крыма Александр Свистунов. Кстати, именно по протекции Строгова и при поддержке пушкинского общества начинал свою политическую карьеру с кресла депутата Львовского облсовета нынешний главред газеты «Коммунист» Александр Голуб.

Борьба «коммунистов» с «бизнесменами», или, проще говоря, Строгова со Свистуновым, особенно обострилась накануне 10-летия культурного центра, когда Российская Федерация в кои-то веки щедро профинансировала праздничные мероприятия. По телевиденью было много интересных сюжетов. Случались скандальные выбросы компромата, изгнание «Ассоциации культуры и образования Русский дом (АКОРД)» из помещения РКЦ, неоднократно предпринимались попытки «массового вступления агентов влияния» в пушкинское общество. Очевидно, эта «рейдерская» технология захвата общественных организаций была впервые применена при переизбрании Сокурова, что и подвигнуло его на демарш с российским флагом.

Пожалуй, больше всего культурный центр пострадал от потери своей газеты «Совесть» в предвыборной междоусобице 1998 года: ее редактор, пользуясь неразберихой в руководстве РКЦ, пропал вместе с полиграфическим оборудованием и компьютерами редакции.

Большинство активного русского населения Львова – это кадровые военные. Не забыто до сих пор нападение на украинского композитора Игоря Билозира двух офицеров-русских ночью с 8 на 9 мая 2000 года. Билозир с друзьями праздновал свой день рождения в кофейне «Цисарська кава». За соседним столом русские львовяне отмечали День победы, напевали «блатные романсы». Один из друзей Билозира из чувства противоречия затянул на украинском песню Билозира «Первый снег». Началась драка. Военнослужащие Дмитрий Воронов и Юрий Калинин, напавшие на Билозира, так избили композитора, что он умер в больнице через три недели. Суд определил для них наказание в виде 15 и 12 лет лишения свободы, постановил взыскать 50000 гривен материальной компенсации в пользу семьи жертвы. Память об этом инциденте (впрочем, как и память и кровавые обстоятельства вступления Красной Армии на Западную Украину в 1939 году) укрепляет прохладное отношение львовян к русской диаспоре.

Когда обстановка накалена до предела, всегда найдутся любители «военной хитрости», готовые раздуть конфликт ради своей выгоды.

Если же говорить о фактах, то бросается в глаза следующее.

В Москве библиотека украинской литературы является муниципальной собственностью Москвы, и это позволяет местным властям вмешиваться в ее работу, а на протесты украинцев отвечать: «В своем доме что хочу, то и делаю». Даже такой осторожный дипломат, как посол Украины в России Олег Демин, говорит: «В последнее время реально чувствуется уменьшение присутствия украинской культуры в РФ».

Зато помещение Русского культурного центра во Львове передано на баланс независимой общественной организации – «Русского общества им. А.С.Пушкина», а власти Львова в деятельность Русского культурного центра никак не вмешиваются.

Возможно, со стороны мэра Москвы было бы справедливо таким же образом отдать имущество украинской библиотеки и руководство этим учреждением авторитетной общественной организации украинцев в России? А со стороны Президента России и других кремлевских деятелей было бы разумно оказать финансовую поддержку своим соотечественникам во Львове, вместо пустых и конъюнктурных посылов «обеспокоенности», подаваемых почему-то как раз перед выборами?

Все мои знакомые юристы сходятся на следующем: иностранные государства имеют полное право поддерживать общественные организации в Украине. Автор сам тщательно проштудировал Законы Украины «Про национальные меньшинства» и «Про объединения граждан». Первый закон вообще не касается этого вопроса. Во втором законе, в статье 22 запрещается получать деньги и имущество от иностранцев «политическим партиям, их учреждениям и организациям». Но пушкинское общество Львова зарегистрировано как общественная, а не политическая организация. Эти понятия четко размежеваны в статьях 2 и 3 Закона. Потому ограничение на него не распространяется. Кстати, проекты сотен общественных организаций в Украине вполне легально финансируются посольствами иностранных государств, и в России прекрасно об этом знают.

Значит, Кремль не выделяет средства на поддержку Русского культурного центра во Львове по каким-то своим причинам, украинское законодательство тут ни при чем. Уж не экономит ли северная столица на соотечественниках?

Почему бы правящей элите России не взять пример с Великобритании, где неправительственная организация “British Council” при поддержке МИДа организует работу культурных центров по всему миру? Это хорошо оснащенные и охраняемые, подключенные к Интернету культурные центры. На них никакой хулиган не рискнет нападать.

Да и Украине что-то подобное «Британскому совету» не помешало бы... Если бы украинская библиотека в Москве была собственностью граждан нашего государства, там наверняка не случилось бы ничего подобного печально знаменитой «зачистке» газетного фонда.

По-моему, лучший способ избежать нелицеприятных конфликтов вокруг очага нашей культуры за границей – это заботиться о нем самостоятельно, а не пускать дело на самотек, отдавая инициативу в чужие руки.

 УНИАН

 

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі