Юлия Тимошенко: холодный душ в Москве. 4 ФОТО

21 лютого 2008, 13:30

Украинский самолет спецрейса Киев-Москва поднимался в воздух, а Юлия Тимошенко, сиплый голос которой все еще выдавал ангину, всем своим видом старалась излучать уверенность.

– Ну, вы готовы к победам?!, – спросила Тимошенко. – Я думаю, что все у нас получится.

За этими словами стояли недели противостояния с секретариатом президента и полная неопределенность будущей программы пребывания в Москве.

Расписание встреч Тимошенко определялось почти в режиме он-лайн. Еще, за день до вылета свое желание увидеться с Юлией Тимошенко не подтвердили ни Владимир Путин, ни председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер.

Накануне вместо переговоров с президентом России в программе стояло интервью радио "Эхо Москвы", а визит к Миллеру работники протокола загадочно называли "встречей инкогнито".

В аэропорту Юлию Тимошенко вместе с членами российской делегации встречал Виталий Гайдук. Совладелец ИСД, который сейчас возглавляет группу советников премьера, находился в передовой команде переговорщиков. Гайдуку и пришлось до последнего добиваться встречи с первыми лицами "Газпрома".

– Кто со мной едет в машине? – сойдя с трапа, спросила Тимошенко у Гайдука.

– Ну, как вы и просили – посол, – ответил Виталий Гайдук, как всегда, чем-то недовольный.

– Хорошо. Поехали. Удачи нам всем. – сухо ответила Юлия Тимошенко, садясь в машину вместе с послом Украины в России Деминым.

Москва встречала Юлию Тимошенко символически. В этом году российский газовый монополист отмечает 15–летний юбилей. В честь праздника почти через каждый квартал на пути от аэропорта до дома правительства, где должна была состояться встреча Тимошенко с российским визави Зубковым, возвышались билборды со вспышками голубого пламени и надписью "Газпром. 15 лет. От победы до победы".

В Белом доме Юлия Тимошенко находилась впервые в качестве главы правительства. В 2005 году ей так и не удалось посетить Москву из-за угроз военной прокуратуры РФ расследовать уголовное дело об отношениях ЕЭСУ и Минобороны России.

Сначала премьеры двух стран должны были общаться в "узком круге".

Уже с первых минут эти переговоры показались немного странными. Вопреки тому, что главной темой визита Юлии Тимошенко был газ, в зал переговоров не приглашали ни одного официального представителя НАК "Нефтегаз Украины", ни министра топлива и энергетики Юрия Продана. Вместе с Тимошенко был только ее главный советник Виталий Гайдук.

Для председателя "Нефтегаза" визит в Москву вообще начинался невесело. По информации "Украинской правды", по прибытию в Белый дом Олег Дубина попросил о медпомощи – во время перелета у него внезапно начались боли в спине.

В зале официальных встреч, где украинская делегация ждала выхода премьеров после переговоров, господин Дубина стоял, опираясь на стул.

Немного дальше разговаривали заместитель главы НАКа Игорь Диденко и господин Продан.

– А что нам делать? – энергично спрашивал Диденко, почти переходя на сдавленный крик. – Чтобы не подкопались, мы обкладываемся договорами со всех сторон!!

Его собеседник только молча кивал головой. Только под конец разговора Виктора Зубкова и Юлии Тимошенко к председателю НАК "Нефтегаза Украины" подошел Юрий Мельник и пригласил его в комнату переговоров.

И буквально через несколько минут премьеры вышли в зал, где должна была состояться встреча в расширенном формате. То, что они заявили, оказалось большой неожиданностью.

– В узком формате мы уже обменялись мнениями с Юлией Владимировной по ряду ключевых моментов российско-украинских отношений, – начал с казенных фраз российский премьер. – Я скажу прямо, что мы констатировали позитивную тенденцию наших торгово-экономических отношений. Товарооборот по прошлому году составил более 30 миллиардов долларов США. Динамично развивается инвестиционное взаимодействие...

С каждым его словом напряжение в зале возрастало. Журналисты и члены делегаций, не присутствовавшие на первом раунде переговоров, вылавливали в выступлении Зубкова только одно слово – газ. Но оно так и не прозвучало.

Казалось, председатель российского правительства делал все, чтобы избежать упоминания о голубом топливе. Даже заговорив об энергетике, он осторожно забыл о его существовании.

– Среди ключевых отраслей выделили энергетику, в том числе атомную, авиакосмическую, транспорт. Традиционно идет успешно научно-техническое сотрудничество...

Единственным намеком на газовую тематику была реплика, которая никак не была на руку Юлии Тимошенко:

– Важным направлением работы выступает реализация положений плана действий Россия-Украина до 2009 года, который утвердили наши президенты Владимир Владимирович Путин и Виктор Андреевич Ющенко 12 февраля сего года.

Тем не менее, чудо продолжалось и дальше. Слово газ не прозвучало и из уст Юлии Тимошенко. Более того, она полностью подчинилась тактике своего коллеги.

– Действительно, после встречи двух президентов очень важно, чтобы наш комитет включил все возможные организационные ресурсы, чтоб мы могли демонстрировать хорошую динамику этого плана действий...

Это не было похоже на Юлию Тимошенко в час ее побед.

Переговоры с Виктором Зубковым были первой и чуть ли не единственной встречей Тимошенко, на которой присутствовали российские и украинские журналисты. В таких условиях полностью обойти тему газа для премьера было бы тактически невыгодно.

Оставалась надежда на то, что Тимошенко подаст какой-то публичный сигнал после расширенных переговоров. Но выход премьеров к прессе выглядел еще более странно.

По требованию российской стороны вопросы от журналистов были отменены. А Виктор Зубков, как только сел на свое место возле Юлии Тимошенко, сразу же начал читать свое выступление с листа.

– Уважаемая Юлия Владимировна, хочу поблагодарить вас за встречу, – вежливо начал председатель российского правительства. – Во время беседы основное внимание мы уделили состоянию торгово-экономического сотрудничества. Показатели неплохие.

Слух резал утонченный канцелярский стиль выступления. За все время брифинга без вопросов Виктор Зубков так ни разу не посмотрел ни на Юлию Тимошенко, ни в зал. Было видно, что текст, который зачитывал Зубков, был…напечатан.

Одно из двух – или служба протокола успела набрать текст во время переговоров, что выглядит маловероятно, или текст был подготовлен еще до приезда украинского премьера и был согласован с более влиятельным лицом.

На то, что текст был написан заранее, указывала смешная деталь. Быстро читая из бумажки, Зубков вдруг сбился, вызвав в зале смех:

– Подчеркну – настрой на откровенное общение позволил нам обсудить ряд острых вопросов, которые серьезно волнуют граждан России, в том числе, ну...э-э-э-э...мы эти факты при– ...приводили некоторые....я думаю, что мы их обсудили тоже.

Очевидно, вместо "ну...э-э-э-э" стоял конкретный пример, который уже во время переговоров  решили не объявлять, но в тексте он остался.

Впрочем, даже если текст не был написан накануне, все, что говорил господин Зубков, означало фактически полный провал начала визита Тимошенко в Москву.

На этот раз Виктор Зубков все-таки упомянул о газе. И его слова были более чем понятными.

– Мы обсудили, разумеется, вопросы в энергетической области, в том числе по газовым делам. Мы подтвердили обоюдную приверженность строгому выполнению договоренностей в этой сфере наших президентов.

Со временем Юлия Тимошенко снова подтвердила тезис о выполнении договоренностей Ющенко и Путина. Этого было достаточно, чтобы больше о газе не говорить вообще.

– А мы и не говорили, – уверял "Украинскую правду" Юрий Продан. – Вообще не поднимали эту тему. Говорили только об атомной энергетике...

– Вы согласны, что это поражение?

– Я? Нет! А почему? Переговоры все еще идут...

Впрочем, такая тактика Юлии Тимошенко не отвечала словам Александра Турчинова, который еще накануне говорил о "сверхсложных задачах", которые стоят перед премьером в газовых переговорах.

Возможно Юлия Тимошенко решила, что Виктор Зубков – это не тот уровень, на котором можно поднимать такие вопросы.

Но публичное признание необходимости выполнять договоренности Ющенко-Путина отнюдь не вписывалось в тезис, что Тимошенко придется вступить во все переговоры "фактически с самого начала".

Единственной зацепкой, которая бы могла предоставить ключ к пониманию того, о чем могла идти речь на переговорах по газу, является эта цитата Виктора Зубкова:

– …Очевидно, что такое сотрудничество должно быть взаимовыгодным прагматичным и основанным на рыночных принципах. На таких условиях мы готовы идти на его расширение так далеко, как к этому будут готовы наши украинские партнеры. Среди наших предложение Украине не только транзит, но и совместное освоение углеродно–водородных месторождений в обоих странах, причем с равноценным объемом активами.

Возможно, это был асимметричный ответ на инициативы правительства Тимошенко. Разговоры о том, что в обмен на присутствие "Газпрома" на внутреннем рынке Украина может запросить доступ к источникам газа и нефти на территории России, продолжаются уже достаточно долго.

Вопрос только в том, что Россия признает "равноценным активом"? Внутренний рынок украинских потребителей газа? Будет ли требовать, например, доступ к добыче газа в шельфе? Или, еще более вероятно – будет стремиться получить в совместное управление газотранспортную систему Украины.

Владимир Путин принял Юлию Тимошенко не в Кремле, а в менее официальной атмосфере – в подмосковной резиденции в Ново-Огарево.

Тем не менее, встреча с Путиным, скорей всего, так и останется только публичным символом маленькой победы Юлии Тимошенко над Банковой, которая делала все, чтобы эта встреча не состоялась.

Возможно, это последнее рандеву Путина с Тимошенко в таком ранге, а в следующий раз они увидятся как равные коллеги.

Тем не менее, в Москве уже, не скрывая, шутят, что эта встреча вообще может стать последней – Юлия Тимошенко раньше покинет правительство Украины, чем состоятся президентские выборы в России.

Перелет Мустафы Найема в Москву осуществлен за средства государственного бюджета Украины

Мустафа Найем, Москва, для УП

 Украинская правда

 

 

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі