Специфический характер украинской свободы слова

30 квітня 2008, 14:31

В конце 2004 года казалось, что в скором времени украинские журналисты тоже получат право «сторожить» демократию.

На Западе традиционно и совершенно заслуженно средства массовой информации называют «сторожевыми псами демократии».
 
Целая когорта нечестных и нечистых на руку политиков была отправлена в политическое небытие именно журналистским корпусом.

Залогом такого влияния и положения прессы в западном обществе служит не столько пресловутая свобода слова, сколько солидарность пишущей братии и умение в решающий момент сплотиться вокруг интересов этого самого общества, отбросив меркантильные интересы и политические пристрастия.

В конце 2004 года казалось, что в скором времени украинские журналисты тоже получат право «сторожить» демократию. Они тогда действительно рисковали. Если не здоровьем и жизнью, то как минимум своим будущим в Украине. Нет сомнений в том, что победа команды Виктора Ющенко была обеспечена в том числе и честной и мужественной позицией части пишущей и снимающей братии.

Но 2005 год и все последующие годы все расставили по своим местам. Если сначала мы заворожено следили как журналисты «размазывают» президента, «любих друзів» и им ничего за это не делают, то потом пришло время задавать вопросы.

Постепенно стало понятно, что наша свобода слова имеет очень специфический характер. Если по кому-то можно было «вмазать» со всей пролетарской ненавистью, то других полагалось лишь легко пожурить, а третьи вообще были неприкасаемыми.

И если раньше журналистам просто пытались заткнуть рот, то теперь стали поступать тоньше – их просто покупали. Иногда – вместе с их изданиями. Забавно, но никто уже не протестовал. Более того, покорно склонялись перед новыми хозяевами, которых еще вчера яростно клеймили как злейших врагов государства и общества.

Иногда, честное слово, закрадывается крамольная мысль – может быть тогда, в 2004 году, если бы нашим героям предложили хорошие отступные, они бы и не полезли на баррикады.

Сегодня они сами являются частью больших и не очень олигархических структур, встроены в систему политической власти или политические структуры. Сегодня они стоят на страже не общественных интересов, а хозяев изданий или отдельных «добродетелей», готовых отстегнуть несколько сотен купюр с изображением американских президентов за незначительные информационные услуги.

И если интересы общества не совпадают с интересами кармана или хозяина, то тем хуже для общества. Отличной характеристикой нашим СМИ служат прайсы и прейскуранты цен, которые получают на руки желающие пощекотать нервы своим оппонентам. Все предельно просто – никаких эмоций. Только деньги.

На эти невеселые мысли натолкнула ситуация с показательным выступлением Юлии Тимошенко на брифинге по результатам заседания Кабинета Министров. В традиционном путинском стиле «Сюда нужно смотреть и слушать, что я говорю» она решила подрессировать журналистов. Вышло совершенно некрасиво и неубедительно.

Собственно говоря, подобный выпад есть весьма громкий повод высказать свое «фэ» в странах, в которых СМИ небезосновательно называются четвертой властью. У нас нашелся только один смутьян – Сергей Лещенко, который на своем блоге в «Украинской правде» довольно сдержанно, но эмоционально описал ситуацию. В общем, на этом тему можно было бы и закрыть. Если бы не несколько «но».

Анализ контента обсуждения информации, которую предоставил журналист, не оставляет сомнений – в БЮТ не только не сожалеют о происшедшем, но и изыскивают способ нейтрализовать «неправильные» мысли. И это при том, что сам Сергей, как мне кажется, действительно заслужил уважение своей работой в 2004 году в Украине, а не в безопасных США или странах ЕС.

Именно поэтому нашествие «форумных мышей» грустно вдвойне, поскольку не оставляет сомнений в том будущем, которое уготовила украинской свободе слова Юлия Владимировна. И коллеги по цеху молчат. Это их право.

Вот так мы вновь почти оказались в ситуации, когда развитие общества происходит не благодаря, а вопреки позиции наших средств массовой информации.

К сожалению, наш щенок так и не вырос в «пса демократии». Он променял свое призвание на нехитрые радости такой быстротечной жизни. Нам придется искать другую собаку…

Реальная политика

http://vlasti.net/

Матеріали по темі