Грузинские акценты украинского политикума

19 серпня 2008, 18:51

Похоже, что для украинских политиков стало правилом использовать любое резонансное событие с максимальной политической выгодой для себя, попутно стараясь как можно больше очернить своего конкурента. Подобным образом в конце июля, когда от последствий большого паводка страдало большинство областей Западной Украины, поступила премьер-министр Юлия Тимошенко. Глава Кабмина сумела использовать оплошность своего, пожалуй, самого непримиримого в последнее время оппонента, Президента Виктора Ющенко (который в разгар бедствия укатил на отдых в Крым), с пользой для своего рейтинга. Однако спустя всего неделю Главе государства удалось отыграться. Поводом для того, чтобы унизить Тимошенко, послужил трехсторонний военный конфликт между Южной Осетией, Грузией и Россией. Причем, беспринципность, с которой Банковая развернула пропаганду против премьер-министра, в который раз продемонстрировала, что война между Ющенко и Тимошенко за будущие президентские регалии ведется с особым цинизмом и ожесточенностью. И в такой войне для соперничающих сторон – все средства и приемы хороши.

Отмалчивающийся политик – «мертвый» политик?

Не секрет, что одно из главных свойств политика – иметь свою позицию по любому, мало-мальски резонансному вопросу. Политический деятель, отказывающийся комментировать ту или иную ситуацию во внутренне- или внешнеполитической жизни априори обречен на то, чтобы прослыть некомпетентным и нерешительным. Особенно такое поведение вредит политическому имиджу персоны, вознамерившейся в ближайшем будущем занять высший пост в государстве, стать, без преувеличения, лидером нации.

Если брать во внимание сугубо внутриполитические аспекты, то молчание Юлии Тимошенко по поводу военных действий на Кавказе политические оппоненты премьера истолковали по-своему, и не преминули обвинить главу Кабмина во всех смертных грехах. Прежде всего, против Тимошенко сыграло то обстоятельство, которое она всего пару недель назад эффективно использовала в дискредитации Президента и его канцелярии. Премьер слишком некстати удалилась на отдых, хотя еще в середине июля заверяла общественность, что «пока депутаты и Президент на каникулах, правительство будет работать, забыв об отдыхе». Данная фраза, произнесенная руководительницей Кабмина на заседании, прошедшем после провала проекта закона об изменениях в бюджет Украины, была старательно растиражирована в СМИ. Решив, что тщательно поработав в затопленных областях Западной Украины и продавив таки поправки к бюджету, она заслужила отпуск, Тимошенко отбыла в неизвестном доселе направлении. Но тут, на ее беду, случился упомянутый выше конфликт. И премьер, ранее проявлявшая завидную активность во внешнеполитическом измерении, сочла нужным никак не отреагировать на случившееся в Южной Осетии. Этого очевидного промаха политические конкуренты ей не простили. И начали методично «размазывать» Тимошенко.

Секретариат Президента не поскупился на въедливые комментарии по поводу отсутствия оценки осетинских событий у руководства правительства. Замы Виктора Балоги, Андрей Гончарук и Андрей Кислинский, последовательно заподозрили Тимошенко в подыгрывании в данной ситуации Кремлю. Так, по мнению Гончарука, Тимошенко «занимает выжидательную позицию для того, чтобы не портить свои отношения с Россией, рассчитывая на ее поддержку в будущем в том или ином вопросе». Днем позже его коллега Кислинский был более конкретен в оценке затянувшегося молчания главы Кабмина. Он заявил, что в Секретариате Президента «догадываются о договоренностях Блока Юлии Тимошенко с Россией о поддержке будущей кандидатуры от блока на выборах Президента Украины со стороны России». Таких договоренностей, по данным Кислинского, одиннадцать, и касаются они как топливно-энергетической сферы, так и внешнеполитических аспектов (сдерживание БЮТ процесса присоединения Украины к Плану действий по членству в НАТО, занятие пророссийской или нейтральной позиции в конфликте с Грузией). Примечательно, что наличие контактов Тимошенко с Кремлем косвенно подтвердили и в Партии регионов. Так, депутат-регионал Михаил Чечетов заявил, что «Тимошенко все-таки видит серьезную поддержку на будущих президентских выборах со стороны России. И сейчас поддержать Ющенко, который однозначно стал на сторону официального Тбилиси, для нее равносильно самоубийству. Так как Тимошенко видит себя в кресле президента, она заняла страусиную позицию по отношению к российско-грузинскому конфликту, тем самым спрятав голову в песок».

Достаточно серьезный шлейф обвинений, не так ли? Весьма неубедительными показались попытки коллег по партии, Сергея Терехина и Александра Турчинова, объяснить молчание Тимошенко. Так, первый вице-премьер крайне мягко озвучил позицию правительства по кавказскому кризису, не уточнив при этом, что такой точки зрения придерживается конкретно Юлия Владимировна. А депутат-бютовец вообще выдвинул предположение, что премьер воздерживается от комментариев по поводу военных действий в Южной Осетии и Грузии, из-за того, что разделение полномочий Президента и премьера не дают однозначного права главе правительства комментировать события внешнеполитического характера. «Поэтому, для того, чтобы не вступать в очередные конфликты с гарантом нашей Конституции, правительство и приняло такое (не комментировать события на Кавказе – ред.) решение», – сказал он.

Похоже, что в Секретариате Президента заранее предполагали, что оправдываться Тимошенко будет нечем. Действительно, не станет же Юлия Владимировна признавать, что танцует под дудочку Кремля? Но и опровержение существования подобных контактов и договоренностей со стороны премьера также вряд ли последует – она ведь отдает себе отчет, что любое отрицание ее оппоненты используют себе во благо, а Тимошенко – во вред. Так что главе Кабмина останется один приемлемый выход из сложившейся ситуации – переключение общественного внимания на более насущные проблемы внутри государства. Вероятно, что уже в ближайшие дни, если грузино-осетинско-российский конфликт будет исчерпан, Юлия Владимировна вновь появится в стране и постарается переключить внимание на устранение последствий паводка в Западной Украине, и станет разбираться с нефтетрейдерами, взвинтившими цены на бензин. Здесь премьер, очевидно, понадеется на принцип «своя рубаха – ближе к телу», а решение внешнеполитических проблем постарается переложить на плечи Виктора Ющенко, сведя роль Кабмина в этом вопросе к деятельности Министерства иностранных дел.

Между врагами и недругами

Если во внутриполитическом аспекте действия Виктора Ющенко и его канцелярии можно рассматривать как более-менее удачные, то во внешнеполитическом плане его деятельность не так однозначна.

Во-первых, во время конфликта в Южной Осетии выяснилось, что основным поставщиком оружия для Грузии стала Украина. С одной стороны, поставки эти не являются чем-то из ряда вон выходящим: наша страна, как один из крупнейших производителей вооружения, вправе продавать его кому угодно – это ведь тоже бизнес, на котором украинское государство зарабатывает хорошие деньги. С другой стороны, реализация оружия в страны, где потенциально может возникнуть конфликт наподобие грузино-осетинского, должна жестко контролироваться. Это, в первую очередь, необходимо осмыслить высшему руководству страны, которое ответственно за внешнеполитический имидж Украины. Потому, в данном ключе, кажется вполне резонным требование Партии регионов о введении эмбарго на поставки вооружения в Грузию и других «горячих» точек планеты. Кроме того, как сообщили в пресс-службе партии, регионалы намерены инициировать создание временной следственной комиссии в парламенте, чтобы выяснить обстоятельства и условия поставок оружия в Грузию.

Во-вторых, намерение Президента Виктора Ющенко в одностороннем порядке пересмотреть некоторые положения Большого договора между Россией и Украиной, а также соглашения по базированию на территории нашей страны Черноморского флота РФ, вызывало неоднозначную реакцию. И прежде всего – в России.

С одной стороны, упорядочить передвижение кораблей Черноморского флота России в украинской акватории и уточнить регламент передвижения войск ЧФ России по территории Украины, по практически единодушному мнению военных экспертов, нашему государству надо было сделать давно. С другой стороны, делать это, нарушая нормы международного права, Виктору Ющенко, по всей видимости, не следовало. Так, по мнению политолога Андрея Ермолаева, Президент сделал политическую ошибку, когда начал регулировать проблему отчетности иностранных вооруженных граждан перед ним, как Главой украинского государства. «Этот указ является символическим. Он стал жестом неподдержки России. Ющенко не может идти на громкие политические заявления, об этом говорит его осторожное выступление в Тбилиси, но ищет пути, чтобы продемонстрировать свою ориентацию на те силы, которые поддерживают Грузию.

Все действия Президента подводят Украину к прямому противостоянию с Россией. Эти решения Ющенко принимает единолично. Изменение Большого договора должно проводиться в рамках двухсторонних переговоров без эпатажа», - считает эксперт.

Между тем, дабы уменьшить вероятные негативные последствия от принятия данного Указа, на Банковой решили перевести стрелки на все ту же Тимошенко. Так, первый зам главы Секретариата Президента Александр Шлапак отметил, что принятые Кабмином на заседании еще 25 июня 2008 года проекты постановлений о порядке передвижения ЧФ России в украинской акватории и регламент передвижения войск ЧФ России по территории Украины не были обнародованы. Так как 28 июня премьер-министр Юлия Тимошенко отбывала с официальным визитом в Россию, во время которого, напомним, решался вопрос поставок газа в Украину. Теперь же, по словам Шлапака, назрела острая необходимость, чтобы Кабмин немедленно подписал и обнародовал указанные документы. Причем, в строго определенный срок – до 10.00 13 августа. Насколько известно, этого правительство не сделало. Что дало Виктору Ющенко формальный повод, задействовав СНБО, принять упомянутый выше указ.

Как бы то ни было, особо обольщаться Президенту по поводу того, что он нанес ощутимый урон по имиджу Тимошенко, прибегнув к приемам внутри- и внешнеполитического прессинга, пожалуй, не стоит. Ведь, в конечном итоге, украинская общественность, равно как и политикум, не смогли выработать консолидированную позицию по поводу кавказского конфликта. Стало быть, очевидная разность мнений относительно событий в Грузии может нивелировать усилия Банковой по дискредитации премьер-министра.

 

Александр Минкин,   «ForUm»
Матеріали по темі