Везение Михаила Саакашвили

27 серпня 2008, 21:24
Грузинский президент надеялся очистить Южную Осетию от осетинского населения, как Хорватия поступила в Сербской Краине, и поставить Россию перед свершившимся фактом. Его стратегия провалилась, но благодаря проигрышной ставке и военному поражению Саакашвили, похоже, добьется успеха в долгосрочной перспективе

4 августа 1995 года хорватская армия вторглась в сепаратистский сербский анклав – Краину. В одно мгновение Краина была очищена от населения, и хорватский президент генерал Франко Туджман заявил о восстановлении территориальной целостности страны. Международное общественное мнение вздохнуло с облегчением, узнав, что распутан один из многочисленных узлов конфликта в бывшей Югославии. Лишь мельком тогда говорили об американской логистической поддержке этой акции и еще меньше – о судьбе 200 тыс. сербов, изгнанных из Краины и ставших жертвами крупнейшей этнической чистки в истории югославских войн того времени.

7 августа 2008 года грузинский президент Михаил Саакашвили попытался совершить аналогичный подвиг. Он приказал своей артиллерии бомбить Цхинвали, столицу сепаратистской Южной Осетии. Никаких военных объектов в Цхинвали не было, но Саакашвили был убежден, что это нападение заставит бежать несколько десятков тысяч осетин к своим собратьям из Северной Осетии, расположенной по другую сторону границы с Россией. Осуществив быстрое вторжение в Южную Осетию, освобожденную от осетинского населения, Саакашвили рассчитывал поставить всех перед свершившимся фактом, исключив возможность какого-либо ответа – за исключением дипломатического – со стороны России, защищающей сепаратистов Южной Осетии.

Грузинский президент не просто применил блестящую военную стратегию блицкрига, но, похоже, считал, что у него есть и другие козыри. Грузия пользуется огромным доверием Вашингтона. Она направила третий по величине – после США и Великобритании – контингент в иракскую коалицию. Она – в числе главных получателей американской помощи, присутствующие в стране американские военные советники и израильские предприниматели занимаются повышением уровня подготовки грузинской армии. Кроме того, российская армия недавно покинула последнюю военную базу советской эпохи на грузинской территории. А по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, построенному западным консорциумом, на Запад через Грузию транспортируется 1% мировой нефти из Каспийского моря. И, наконец, дата, выбранная для штурма Цхинвали, совпала с открытием Олимпийских игр. В тот момент, когда телезрители всего мира собирались смотреть трансляцию фейерверка в Пекине, им показали кадры грузинского флага, развевающегося над столицей упрямой провинции.

Но ничего не вышло. Российские войска на границе действовали бдительно, так что грузины даже заявили, что им расставили ловушку. Да, грузинские солдаты заняли Цхинвали – на несколько часов. Вскоре их смели русские, преследовавшие их за пределами Осетии вплоть до подступов к грузинской столице Тбилиси. Это стало полным разгромом грузинской армии, бросавшей оружие и тяжелую технику, обращаясь в беспорядочное бегство. Инициатива президента Саакашвили – типичный провал.

Это неприятная неожиданность для этого увенчанного ореолом славы лидера, которому до сих пор все удавалось. Всеми – даже Россией – признанный после "революции роз" в декабре 2003 года Михаил Саакашвили был избран президентом 96% голосов, став в 36 лет самым молодым главой демократического государства в мире. У него за спиной – блестящая учеба на факультете права в США и во Франции, а также опыт работы министром и парламентарием. Обладающий эффектной внешностью, прекрасно говорящий по-английски и довольно бегло по-французски, этот харизматический лидер вдохнул новый дух в свою страну и очаровал своих западных партнеров.

В первые месяцы правления ему удалось с помощью убеждения вернуть сепаратистскую провинцию Аджарию. По данным Transparency International, Грузия по уровню коррупции переместилась с 130-го места в мире в 2005 году на 78-е в 2007. Правда, другие наблюдатели, в частности, из неправительственной организации Freedom House, не заметили таких существенных улучшений. Тем не менее, все сошлись в том, что при Саакашвили экономика Грузии стала открытой и динамично развивающейся. Саакашвили с распростертыми объятиями принимают на Западе, и даже Белый дом осыпает его милостями, беспрецедентными для главы столь маленькой страны.

Конечно, над горизонтом не обошлось без туч. Саакашвили был переизбран президентом в начале 2008 года в неспокойной обстановке, отмеченной демонстрациями оппозиции, введением чрезвычайного положения и обвинениями в фальсификациях на выборах. Говорят, что уровень жизни населения нисколько не улучшился.

В международном плане чары тоже развеиваются. Независимость Косово поставила Грузию в сложное положение. Правительство противоречит само себе, намереваясь признать новое государство. Разумеется, мы его признаем, говорит премьер-министр, "как сделали все наши друзья". Но косовский прецедент вызывает тревогу в связи с односторонним отделением Абхазии и Южной Осетии, и Тбилиси не реализует свое намерение. Хуже того, на саммите НАТО, прошедшем в Бухаресте в апреле 2008 года, Грузия не получает добро на начало процесса интеграции в альянс, несмотря на все усилия США. И кто знает, будет ли следующая американская администрация так же благоволить Грузии?

Именно в этих условиях грузинский президент сделал ставку на силовое решение в Южной Осетии и проиграл. Но Михаилу Саакашвили везет: даже из поражения он выходит победителем.

По мере того, как вырисовывались очертания грузинского поражения, международное общественное мнение, поначалу сбитое с толку, обернулось против России. Пресса, сообщившая о грузинском нападении на Цхинвали, затем переключилась на наступление российских войск, придав конфронтации характер противостояния Давида и Голиафа. Если при этом они задерживаются на истоках кризиса, то только для того, чтобы объяснить, что российское "вторжение началось после приграничной перестрелки между грузинской армией и боевиками Южной Осетии, которую поддерживает Россия" (International Herald Tribune за 21 августа). Британская газета The Economist в номере за 14 августа признает, что "господин Саакашвили – ярый националист, в последнее время запятнавший свою репутацию демократа. Его авантюра в Южной Осетии была глупой и, может, даже преступной. Но, в отличие от господина Путина, он вел свою страну в целом в демократическом направлении, он уменьшил коррупцию и положил начало быстрому экономическому росту". Короче говоря, "неприемлемо, что Россия вторглась в соседнее суверенное государство и угрожает демократически избранному правительству".

В общем, если грузины и не правы, русские ошибаются еще сильнее. Другие газеты – от самых популярных до самых серьезных – ограничились обличительным сообщением о том, что "Россия вторглась в Грузию". Die Zeit под крупным заголовком осудила "русскую опасность" и заявила, что "своим нападением на Грузию великая держава повела себя так же грубо, как в советскую эпоху" (14 августа). Что касается самого Михаила Саакашвили, он не утратил свой апломб. Когда еще не успели забыться истоки конфликта, он заявил CNN: "Большинство политиков были в отпуске. Прекрасный момент для нападения на маленькую страну" (Mirror за 9 августа).

Крупнокалиберная международная поддержка не заставила себя долго ждать. Четыре президента стран Евросоюза и президент Украины прибыли в Тбилиси, чтобы заявить о своей поддержке. Март Лаар, бывший премьер-министр Эстонии, сильно пострадавшей от советской оккупации, опубликовал статью под названием "Остановите медведя" (International Herald Tribune, 19 августа). Это форменное обличение европейской снисходительности по отношению к России, не разделяющей европейских ценностей и спровоцировавшей эту войну, как она спровоцирует и другие, чтобы подорвать независимость своих соседей.

Поначалу Соединенные Штаты, казалось, пребывали в замешательстве, что говорит в пользу тезиса, согласно которому Саакашвили действовал по собственному усмотрению, в противовес версии о том, что он не мог начать подобную операцию без санкции Вашингтона. Очень скоро Джордж Буш присоединился к хору лидеров, однозначно осудивших действия России, чтобы вновь заявить о своей безоговорочной поддержке грузинского президента. В самой Грузии политические силы в патриотическом порыве сомкнули ряды вокруг главы государства, оставив критику грузинским жертвам войны, которых показывали по телевидению.

Итоги операции, начатой Михаилом Саакашвили 7 августа, таковы: поражение сейчас, успех в долгосрочной перспективе. Вступление Грузии в НАТО кажется вероятным как никогда. Ангела Меркель, канцлер Германии, одной из первых выразившая сдержанное отношение к возможности приема Грузии в НАТО, посетила Тбилиси, чтобы выразить свою поддержку идее вступления. США увеличили военную и экономическую помощь Грузии. Россия как никогда изолирована. Об этом свидетельствует резкое изменение польского общественного мнения, вместо прежнего осуждения одобрившего проект американского щита ПРО в Польше. Наверное, американский госсекретарь и ее польский коллега отмечали подписание соглашения грузинским вином...

Да, Михаилу Саакашвили определенно везет.

Андре Либих – преподаватель истории и международных отношений в женевском Институте международных исследований

Андре Либих

http://www.inopressa.ru

Матеріали по темі