Россия выживет, лишь построив собственную империю?

2 листопада 2008, 10:18

История России от языческих времён — это история нескольких империй. Они достигали расцвета, рушились и чудесным образом воссоздавались — под новыми именами, с новой идеологией.

Каждый раз, когда Российская империя превращалась в рыхлый союз областей, это приводило к неисчислимым бедствиям, деградации и хаосу

Александр Проханов, писатель, автор книги «Пятая империя»
Качели истории

Первая империя, Киевско-Новгородская, легла под копыта монголо-татарской конницы, ослабленная вольнодумством княжеств. Вторая, Московское царство, закончилась Смутным временем, когда окраины опять победили  централизм и Россия стала лёгкой добычей чуждых племён. Третья, романовская империя, прожила 300 лет. Она построила флот и оружейные заводы, открыла университеты, дала миру Пушкина и разгромила Наполеона. Развалилась эта империя в феврале 1917-го, когда вновь восторжествовали либеральные ценности. Сталин вытащил Россию из бездны, колотя кнутом и прижигая калёным железом. Была построена четвёртая, советская империя, благодаря которой наша цивилизация выиграла самую страшную в мире бойню, запустила Гагарина в космос, достигла небывалых высот в науке. В начале 90-х под ударом либерализма СССР был разрушен. Метастазы развала едва не сожрали Россию до конца, она пережила бойню в Чечне, парад суверенитетов в Поволжье, разговоры об Уральской республике и «отвале» Сибири. Ельцин понял, что получил в наследство не единую страну, а кисель из пространств.

В конце 1990-х — начале 2000-х было решено отказаться от нежизнеспособной идеи национального государства. И после второй чеченской началось возрождение Российской империи. Подавив сепаратистов, Кремль стянул страну новыми стальными скрепами — федеральными округами, исправил местные конституции и законы. А война за Южную Осетию показала, что теперь Россия готова возвращаться в те зоны, откуда она откатилась в эпоху своей слабости.
Размер имеет значение

Сущность империи — в симфонии пространств, народов, культур и религий. Империя создаёт из них единое целое, управляемое из одного центра, но разными способами. Можно управлять с помощью легионов, как Древний Рим, или с помощью НКВД, как Советский Союз. Америка управляет своей империей с помощью сложнейшей финансовой кабалы и навязывания  собственной культуры.

Российскую империю можно строить в форме союзного государства. Цель — не положить в свою копилку новые пшеничные поля или золотоносные рудники, а закрепить «гуляющие» пространства, принести мир и стабильность народам. Сохранить жизнь 30 миллионам русских людей, оставшихся за пределами страны. Обезопасить тех, кто остался внутри неё. Отбирая у нас Украину, Прибалтику, Закавказье, Запад пытается запаять Россию в стальной кокон из враждебных государств. Когда-то Пётр прорубал окно в Европу, чтобы открыть путь торговым караванам. Если эти «окна» закроются, наши нефть и газ не будут ничего стоить — нас просто закупорят вместе со всеми нашими богатствами. Наконец, кордон из враждебных государств вокруг России уменьшает подлётное время направленных на нас ракет. Вспомним ракетную базу в Польше и радар в Чехии.

Империя создаёт вокруг себя своего рода «кольца Сатурна», кольца безопасности. В эти кольца могут встроиться и страны СНГ, и даже Никарагуа с Венесуэлой, как когда-то в состав СССР была готова войти Эфиопия. У империи своё ощущение пространства! Мы должны активизировать союз России и Белоруссии, к нему могут присоединиться Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье, Киргизия. В него может войти и Украина, если одолеет своих западенцев. А потом присоединится какая-нибудь Исландия, став нашим морозильником, где мы будем хранить русское эскимо… Пределов расширению нет! Забудьте про нерушимость границ. Для империи любые границы — плавающие, их можно и нужно двигать.

Чем больше пространства ты контролируешь, тем меньше вероятность, что тебя сожрут другие. Но империя — это не только борьба за пространство, это борьба за культуры, за этносы, за языки. Империя — это концентрация ресурсов ради общего блага. Скажем, Российская империя концентрирует тюркскую культуру и славянскую, ислам и православие. Их синтез порождает мощную энергию развития. Маленькие, крохотные, неимперские народы лишены этой энергии.
Давка слонов

Нам говорят — почему бы России не жить, как Швейцария, Голландия или, на худой конец, Франция. Есть проект сокращения нашего населения до 60 млн. Этого количества достаточно, чтобы обслуживать Трубу. Этим 60 млн. обеспечат сытую жизнь, но лишат суверенитета и способности самостоятельно жить, творить. На кого нам предлагают равняться? Швейцария — это кошелёк Америки, корыто, наполненное банковскими клерками. Швейцарское счастье — считать дебет-кредит. На мой взгляд, это не счастье, а свинство! Голландия? Когда-то она переживала великий имперский период, но не потянула, стала домом терпимости, прибежищем наркоманов и педерастов со всего мира. Франция? Она тоже была великой империей, а потом растеряла окраины и превратилась в умирающее национальное государство, где коренных французов постепенно сметает чёрный вал арабской миграции.

В мире всего несколько имперских проектов. Американский, европейский, китайский, исламский… В этой «давке слонов» Россия может выжить, лишь построив собственную империю. Альтернатива этому — катастрофа. Исламская империя возьмёт себе Северный Кавказ и Поволжье, Китай — Сибирь и Дальний Восток, турки — Крым и часть Средней Азии, Европа — Белоруссию и Украину…

Глубинное русское сознание неотделимо от идеи империи. Наши герои и цари, даже наши сказки — это всё элементы имперской культуры. «Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Отправиться за Жар-птицей за тридевять земель… Да, строительство империи — это путь испытаний. Ни одна империя не создавалась с помощью флёрд-оранжа, её строили потом и кровью. США помечали зону своих интересов бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки, Афганистана и Ирака. Европа призвала народы к объединению, разбомбив Югославию. Конечно, Россия может предложить своим соседям не только кнут, но и пряники, помощь в экономическом развитии. Империя — это дорогое удовольствие. Но если ты хочешь выжить в бандитском мире, за безопасность надо платить.

Марк Урнов, декан факультета прикладной политологии  Высшей школы экономики, кандидат экономических наук, профессор:

Сотни лет Россия ощущала себя великой державой, влияющей на ход мировой истории. Это ощущение стало одной из основ нашего самосознания. Но верить в империю сегодня — значит оторваться от реальности и поверить в миф.
Ни качества, ни количества

В 1917 году Российская империя распалась, надорвавшись в войне и не выдержав экономической конкуренции с Западом. Большевизм продлил агонию империи самым кровавым способом, уничтожив одну и поработив другую часть населения, насильно вернув отвалившиеся окраины, построив военизированную и не-эффективную экономику. При этом был нанесён чудовищный удар по генофонду нации. Россия лишилась наиболее активных и способных граждан: одних выбросили за границу, других расстреляли, третьих сгноили в лагерях…  Атмосфера страха и тяжёлые испытания породили среди прочего массовый алкоголизм. В 1913 году, перед тем как царское правительство ввело сухой закон, Россия потребляла примерно 2,5 литра спирта в год на душу населения. Сегодня, по разным оценкам, она потребляет от 14 до 16 литров. Хотя ВОЗ считает черту в 8 литров критической, за ней — вырождение народа.

Одним словом, в ХХ веке в России настолько истощился человеческий ресурс, что она уже не способна быть ни великой державой, ни империей. Количественно наш народ сокращается, качественно — ухудшается. Особенно бросается в глаза низкое качество элиты (вспомним бешеную коррупцию), дефицит хороших управленцев и квалифицированной рабочей силы. С таким человеческим капиталом мы не сможем эффективно распорядиться даже теми ресурсами, что у нас есть. Не говоря уже о том, что природные запасы истощаются, а износ машин и оборудования в экономике достигает 70-80%.

Теперь посмотрим вокруг. Под боком у нас Иран, который скоро, вероятно, обзаведётся ядерной бомбой. Рядом — афганские талибы, которые, если бы не США и НАТО, давно бы уже дестабилизировали Таджикистан. Китай подспудно рассматривает наш Дальний Восток как свою территорию, когда-то несправедливо у него отнятую. А у нас во всех дальневосточных регионах живёт всего-то около 6 млн. населения — вдвое меньше, чем в Москве! И китайская миграция расширяется…

Что же делать в такой демографической и геополитической ситуации? Прежде всего — решить сложнейший вопрос с количеством и качеством нашего населения. Это значит, что нужны огромные инвестиции в образование, здравоохранение, инфраструктуру (жильё, дороги, детские сады и проч.). Но бюджет не резиновый. И выбор, на что его тратить, очень простой  — пушки или масло.
«Ко мне, креветки, я лобстер!»

Логика воскрешения империи предполагает создание мощной наступательной армии. Сейчас мы гордимся победой над Грузией, хотя даже в этой схватке с довольно слабым противником можно было наблюдать и отсталость управления, и плохое воооружение, и много чего ещё. Но сможем ли мы конкурировать в военном отношении с Китаем? Через несколько лет китайские расходы на оборону будут в разы больше наших. Не истощив свой гражданский сектор, мы не выдержим паритет. И США, и объединённая Европа уже сейчас тратят на оборону в 20 раз больше нас! Чем мы можем ответить? Отправкой самолётов и крейсеров к Уго Чавесу, над которой Запад откровенно смеётся? Или массовым строительством авианосцев, новых подлодок и военно-космической обороны? Если мы выбираем пушки вместо масла, значит, население и дальше будет сокращаться, а качество его падать. Возможно, мы и возродим империю, только жить в ней будет не очень большое количество людей, значительная часть которых окажется вдобавок хроническими алкоголиками.

Перед страной два пути: либо мы снимаем с себя розовые очки, осознаём ограниченность своих возможностей и огромную сложность стоящих перед нами задач, либо пускаемся в имперскую авантюру и обрекаем себя на деградацию. Либо продолжаем показывать фигу Америке, бить себя в грудь и кричать всем вокруг что-то вроде «Ко мне, креветки, я лобстер!», либо пытаемся выжить как популяция хотя бы в сегодняшних границах.
Почём «кузькина мать»?

Выбрав второй путь, мы не можем обойтись без военно-стратегического союзника. Потенциальных союзников у нас три: исламский мир, Китай и Запад. Я убеждён, что из этой троицы лучший для нас выбор — это Запад как наиболее близкая и понятная нам цивилизация. Но мы вновь наступаем на советские грабли, пытаясь соревноваться именно с Западом. СССР был гораздо богаче нынешней России, более того, советский народ был готов к лишениям и жизни в условиях мобилизационной экономики. Но и СССР, ввязавшись в гонку вооружений, разорился вчистую. Кто из нас снова готов жертвовать собственным благом ради того, чтобы показать «кузькину мать» Америке? Только-только  людям (и то далеко не всему населению) показали, как можно сносно жить, приучили к полным прилавкам, к доступным кредитам, к поездкам на отдых в Анталью. Если власть снова предложит «затянуть пояса», народ не поймёт.

Да и бывшие республики СССР совершенно не готовы «раскатать пельмени обратно». Не для того республиканские элиты разваливали Союз, чтобы снова лечь под Россию с её имперскими планами. Все почувствовали вкус к самостоятельной жизни! А напомнив Грузии, «кто в доме старший брат», мы лишь ускорили  их бегство от Москвы, упрочили желание подстраховаться дружбой с другими центрами силы. Неслучайно доля РФ в торговых балансах стран СНГ неуклонно уменьшается.

Глупо считать, что счастливы в этом мире только огромные и до зубов вооружённые страны. Мир многоцветен и разнообразен! Скажем, разве  маленькая Дания пластается перед Вашингтоном или перед Берлином? Ничего подобного. А ведь Дания когда-то тоже была очень большой страной, как и Швеция до Полтавы. Закат своих империй европейцы переживали болезненно — англичане говорят, что «фантомные боли» от утраты колоний преследовали их лет сорок. Но те же датчане и шведы, став «маленькими», выбрали правильную стратегию. Они начали улучшать качество жизни. И в результате стали ведущими странами по производительности труда, по соцобеспечению, по нижайшему уровню коррупции и даже по демократичности межчеловеческого общения. В датском языке, к примеру, вымерло местоимение «вы» — так там обращаются только к королю. В этих маленьких странах исчезли жлобство и чванство, там стало неприлично демонстрировать высокий достаток.

Это пример того, как вместо болезненных переживаний по поводу утраты империи и бесплодных попыток её возродить можно ДЕЛАТЬ СОЗИДАТЕЛЬНУЮ РАБОТУ. Трезво оценить свои силы и чужие угрозы и строить страну, в которой людям достойно и хорошо живётся.

Newsland

Матеріали по темі