От «Кольчуги» до «Фаины». Международные скандалы вокруг украинского экспорта вооружений

12 листопада 2008, 16:05
Украину атакуют по двум причинам, одна из которых — конкуренция. Если вчера мы конкурировали в основном со странами СНГ и бывшего соцлагеря, то сейчас уже приходится бороться, например, за рынок Индии с Израилем, Францией и США

Международные скандалы вокруг украинского экспорта вооружений вызваны конкуренцией президентских служб и правительства за контроль этой сферы

«Мы знаем, с каким усердием некоторые государства поставляли оружие режиму Саакашвили. Мы этого не забудем и будем учитывать в своей практической политике», — подчеркнул российский президент Дмитрий Медведев 28 октября на заседании комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В тот же день руководитель департамента по вопросам военной безопасности Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Сергей Химченко заявил, что Украина не откажется от поставок вооружения в Грузию. Два месяца временная следственная комиссия Верховной Рады во главе с регионалом Валерием Коновалюком расследует факты незаконной продажи оружия грузинскому государству. Коновалюк считает, что активизация оружейных поставок в Тбилиси, особенно наступательных вооружений за месяц до боевых действий в Южной Осетии, нанесла вред национальным интересам, а указания президента Виктора Ющенко снять с вооружения 223-го полка зенитно-ракетный комплекс БУК-М1 и продать его Грузии — обороноспособности армии.

Продолжение грузинской истории следует. Российский МИД заявил, что руководство РФ примет решение в отношении Украины по результатам работы комиссии Верховной Рады. Коновалюк, которого Служба безопасности обвиняет в разглашении государственной тайны, отправился в Цхинвали, чтобы на месте выяснить, применялось ли украинское оружие в боях против российских войск.

Тем временем Украина оказалась в центре другого оружейного скандала, на этот раз выходящего за рамки выяснения отношений между соседями. Почти пятьдесят дней в заложниках у сомалийских пиратов находится торговое судно «Фаина» с украинскими гражданами и оружием на борту. В иностранных СМИ прозвучала версия, что танки и ракеты предназначались не для Кении, о чем сообщили генеральный директор государственной компании «Укрспецэкспорт» Сергей Бондарчук и представитель кенийского правительства Альфред Мутуа, а для находящегося под эмбарго ООН Южного Судана. После скандала с «Кольчугами» в 2002 году (бывшего президента Леонида Кучму на основании записей майора Николая Мельниченко обвинили в продаже Ираку этих систем радиотехнической разведки для ПВО) иностранные эксперты получили допуск к нашим секретным документам и посетили предприятия ВПК. Была создана объемная нормативная база: семь законов, шесть президентских указов, более семидесяти правительственных постановлений и свыше двадцати межправительственных соглашений по военно-техническому сотрудничеству. Помимо Государственной службы экспортного контроля (ГСЭК) при Кабинете министров, спецэкспорт контролирует Межведомственная комиссия по военнотехническому сотрудничеству (МКВТС) при СНБОУ, куда входят первые заместители руководителей военной и внешней разведок, СБУ и представители компаний-спецэкспортеров. Национальное законодательство закрепило монополию на торговлю в сфере военно-технического сотрудничества за государством. Тем не менее Украина снова вынуждена опровергать обвинения в том, что продает оружие в горячие точки. По мере обострения внутренних политических противоречий скандал с «Фаиной» может иметь серьезные последствия: от импичмента президенту до изоляции от Запада и санкций от России.

О проблемах, связанных с экспортом вооружений, корреспондент «Эксперта» беседовал с первым заместителем секретаря СНБОУ, главой МКВТС Степаном Гавришем.

 — «Кольчужный» скандал и происшествие с «Фаиной» — принципиально разные ситуации. Первый случай — это операция иностранных спецслужб, которая должна была решить две задачи: создать механизм давления на политическое руководство нашей страны и рассекретить современные разработки мобильной полевой мониторинговой системы, позволяющей фиксировать движущиеся объекты на очень низких высотах. Обе были успешно решены.

А вот огласка сделки между «Укрспецэкспортом» и правительством Кении — случайность, которую некоторые пытаются использовать для дискредитации Украины. При пересечении Суэцкого канала судно зарегистрировало номенклатуру груза. Пираты об этом не знали. Когда они увидели груз, то увеличили сумму выкупа с семисот пятидесяти тысяч долларов до 1,8 миллиона. И это уже деньги не только за человеческие жизни, но и за оружие. В пользу случайности говорит и то, что сообщения о танках, зенитно-ракетных установках, обвинения в контрабанде были запоздалые. Сотрудники российской службы ВВС неправильно расшифровали аббревиатуру GOSS в контракте (в ВВС ее расшифровали как правительство Южного Судана — Government of South Sudan, в заявлении СНБОУ указано, что это подразделение материально-технического обеспечения министерства обороны Кении — General Ordnance and Security Sypplies. — «Эксперт»).

 — В документах, которые оказались у ВВС, правительство Южного Судана указано как конечный получатель…

 — Ни одна страна, а тем более Украина, за чьим военным экспортом следит весь мир, не посмела бы прямо указать получателем Южный Судан. Резолюция Совбеза ООН №155 2004 года запрещает продажу вооружений всем неправительственным образованиям на территории Судана, в том числе и властям провинции Дарфур. Поэтому наше государство в военно-технической области сотрудничает только с признанным в мире правительством Судана. Служба ВВС получила лишь копии грузовых таможенных деклараций, не являющихся секретными, — они предъявлялись дирекции Суэцкого канала. На борту «Фаины» действительно были зенитные установки, системы «Град», но без снарядов к ним, более тринадцати тысяч танковых и 125-миллиметровых фугасных снарядов. Их собственник — правительство Кении. Мы информировали международные контрольные органы о номенклатуре и количестве оружия. Судно «Фаина» доставляло вооружение третьего транша по одному и тому же контракту с Кенией. Первые два, по которым мы в прошлом году поставили оружие, в том числе и танки, прошли успешно. Это можно легко проверить по регистру обычных вооружений в базе ООН. У армии Кении есть две бронетанковые бригады из 77-ми украинских Т-72 и английских «Виккерсов». Доказательств того, что эта страна покупала оружие для другого государства, нет.

 — Как вы прокомментируете версию, что случай с «Фаиной» — это следствие столкновений интересов США и России в конкуренции за месторождения нефти в Южном Судане, где работает американская компания «Шеврон»? И было ли в Аденском заливе российское судно «Неустрашимый»?

 — В экспертных кругах говорили о том, что США не позже 12 октября начнут военную операцию против Ирана. Россияне намеревались усилить разведку в прилегающих районах. Необходимости в том, чтобы «Неустрашимый» подходил к якорной стоянке «Фаины», нет. Вокруг нее барражируют семь кораблей НАТО и американский фрегат с самым современным вооружением — от высокоточного стрелкового оружия до ракет.

 — Что там так усиленно охраняют американцы?

 — Груз. Американцы боятся, что оружие с «Фаины» достанется исламистской молодежной группировке «Аль-Ашааб», которая уже давно на него положила глаз, но не может получить. В ее арсенале уже много военной техники советского производства, в том числе и танки.

 — Как «Укрспецэкспорт» подбирает для своих сделок перевозчиков, страховщиков? Почему возникают такие ситуации, как эта: «Фаину» под флагом Белиза называют украинским судном, команда украинская, а менеджмент осуществляет иностранная компания?

 — Наша страна не сохранила большой торговый флот Черноморского пароходства: его продали по всему миру за бесценок. Настоящие судовладельцы живут в Украине, но они регистрируют свои корабли в тех странах, где низкие портовые сборы. Вот украинские суда и плавают под флагами Панамы, Белиза или еще каких-то третьих стран. У нас доступ к власти всегда рассматривается как способ дешевле получить государственную собственность, поэтому в Украине, крупнейшей морской державе в черноморском регионе, нет законодательства по глобальному морскому транспортному проекту, а значит, и законов о сопутствующих морским перевозкам услугах.

 — Как контролируются оружейные торговые сделки с иностранными государствами?

 — Через процедуру предоставления спецэкспортеру разрешения на выполнение контракта по поставке оружия. Если это страны, которые не пребывают под международными санкциями, например, та же Кения, то разрешение выдает Государственная служба экспортного контроля при Кабинете министров. Она напрямую подчинена первому вице-премьер-министру. Сделки с проблемными странами, то есть теми, куда международные организации ввели ограничения на поставки некоторых видов вооружений, проходят через МКВТС при СНБОУ. К примеру, некое африканское государство хочет купить у нас переносные зенитные ракетные комплексы. Положительное решение оно получит лишь после того, как комиссия изучит информацию от наших иностранных партнеров, выводы всех спецслужб о том, что экспорт африканцев не нарушает требования Международного режима экспортного контроля «Вассенаарская договоренность».

 — Члены правительства заявляют, что они только утверждают номенклатуру товара, а решение принимает либо секретариат президента, либо СНБО. Насколько мне известно, ГСЭК при Кабмине проверяет сам контракт.

 — Не только. Эта служба дает разрешение на переговоры и контролирует переговорный процесс. Если речь идет о контрактах на поставку оружия и военной техники, которая находится на вооружении нашей армии, то Министерство обороны тоже подключается к этому процессу. Разрешить продажу Грузии установок БУК постановило правительство, а президент дал согласие как главнокомандующий. Таможня и погранслужба в особом порядке контролируют спецгрузы. Этого достаточно для коммерческих операций. Государство должно контролировать, а не мешать.

Заявления о том, что наша военная техника продается недорого, неверны. Цена на устаревшую технику всегда договорная. По оружию советского производства у нас много конкурентов. И когда у нас хотят купить большое количество дешевле, мы продаем. Сейчас оцениваются не только хорошая композитная броня и мощная пушка, а и система поддержки жизни танка в условиях боя. На вооружении нашей армии полторы тысячи танков и еще столько же ржавеет на складах. Но насколько продажа той или иной боевой техники повлияет на обороноспособность страны, можно оценить лишь тогда, когда выработана модель армии. Нужно не подсчеты вести, сколько танков и ракетных установок продано и сколько осталось, а думать о реформе армии, развитии оборонного промышленного комплекса (ОПК).

 — По закону статус спецэкспортера может получить юридическое лицо и не обязательно государственной формы собственности?

 — В уставе государственной компании «Укрспецэкспорт» указано, что ее основателем является государство в лице Кабинета министров. Значит, его внешнеэкономическая деятельность контролируется правительством. В то же время, согласно уставу, «Укрспецэкспорт» подчиняется СНБОУ, поскольку он координирует военно-техническое сотрудничество в рамках оборонной политики, которую, в свою очередь, формирует президент. Дочерние предприятия «Укрспецэкспорта» — «Укроборонсервис», «Прогресс» и «Укринмаш» — имеют право на самостоятельную коммерческую детальность, но их сделки проходят контроль через ГСЭК.

В 2007 году правительство Виктора Януковича создало свою компанию — «Таскоэкспорт». Но если через нее Янукович собирался продавать запасные части к уже поставленной украинской военной технике, то правительство Юлии Тимошенко изменило устав компании и дало ей право торговать всеми видами военных товаров. В Украине — двадцать спецэкспортеров, четырнадцать из них находится в ведении Министерства промышленной политики. Лицензию на продажу спецтоваров имеет и предприятие «Мотор Січ», где контроль у частного капитала. Хотя его почетный президент Вячеслав Богуслаев входит в Межведомственную комиссию военно-технического сотрудничества как заместитель председателя парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, мы не всегда даем согласие на сделки этого предприятия.

 — Почему Украина регулярно оказывается в центре международных скандалов? Что для нашего руководства торговля оружием — коммерция или политика?

 — Экспорт оружия — это одновременно большая политика и сверхприбыльная экономика. Любое государствос мощным ОПК стремится использовать поставки оружия как механизм влияния на богатые энергоносителями страны. Украина унаследовала от СССР рынки сбыта оружия и пытается сохранить там свое присутствие. В 2007 году она поставила товары военного и двойного назначения во все регионы: в СНГ, двадцать три азиатских и пятнадцать африканских стран, в некоторые государства американского континента. В первую десятку импортеров нашего вооружения входят Россия, Индия, США, Китай, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Франция, Алжир и другие. Три основные составляющие отечественного военного экспорта — продукция и технологии предприятий ОПК, имеющиеся на балансе Минобороны излишки образцов вооружения и военной техники, а также услуги по ремонту и модернизации военной техники, совместные научно-исследовательские и конструкторские проекты.

Украину атакуют по двум причинам, одна из которых — конкуренция. Если вчера мы конкурировали в основном со странами СНГ и бывшего соцлагеря, то сейчас уже приходится бороться, например, за рынок Индии с Израилем, Францией и США. Вторая причина — страх, что оружие попадет в находящиеся под санкциями международных организаций страны и окажется у террористов. Отслеживаются различные транзитные схемы, когда страна-покупатель с хорошей репутацией либо реэкспортирует оружие в страны с радикальным режимом, либо выступает у них посредником. Украина здесь под особым контролем, поскольку поставляет вооружение в страны, которые были вовлечены в военные конфликты? покупали его еще у СССР. Если современные боевые комплексы требуют специальной подготовки и специального обслуживания страныизготовителя, то в Азии и Африке уже знакомы с нашими танками Т-71, Т-72, самолетами типа Су и ¦иГ, артиллерийским и стрелковым оружием.

 — Если торговля оружием, особенно в проблемные страны, — это геополитика, а Украина — не самос?оятельный политический игрок…

 — Почему же не самостоятельный? Украина — средний геополитический игрок наряду с Грецией, Италией, Польшей, Чехией и Болгарией, Румынией.

 — К ним осталось добавить Белоруссию: перечисленные страны выступают в роли посредников в сделках, где продавцы — РФ и США. Известно, что через болгар Россия продавала оружие Пакистану, а в самой крупной украинской сделке на шестьсот пятьдесят миллионов долларов на поставку в 1996-1998 годах трехсот двадцати танков Пакистану комплектующие для них были российские.

 — Нам необходимо продать лишнее оружие и модернизировать на эти деньги армию. Конкуренция на рынке оружия всегда максимально политизирована. Каждый раз, когда мы выходим на новый рынок, появляются какие-то провокации. Почему мы должны отступать, если все российские военные вертолеты оснащены двигателями предприятия «Мотор Січ», а транспортная авиация Индии — в основном украинские АНы? Этими самолетами интересуются Перу, Бразилия, Мексика. Но мы потеряли темпы производства АН-70, поскольку вместо экономики занялись выяснением политических отношений с Россией. И с НАТО не смогли договориться, хотя имели все преимущества. Самолет такого уровня, как АН-70, американцы и европейцы сделают не раньше чем через десять лет. Обладая мощным оборонным производством, Украина должна выработать стратегическую политику в вопросах экспорта вооружений.

 — Есть ли механизм приостановки решения президента, если оно, по мнению политиков, вредит национальным интересам и безопасности?

 — Политики всякий раз ссылаются на национальные интересы. А как доказать, что это противоречит национальным интересам, если президент — главнокомандующий Вооруженными силами? Он предлагает решение, Министерство обороны дает согласие, Кабинет министров принимает окончательное решение. Но если всё-таки докажут, что, как утверждает Коновалюк, продажа Грузии одного дивизиона комплекса БУК нанесла ущерб национальной безопасности, то механизм ответственности президента один — импичмент.

 — А возможно это доказать?

 — К примеру, если вражеский самолет сбросит бомбу на территорию, которую прикрывал БУК, и окажется, что силы противовоздушной обороны нашей армии не смогли ее перехватить. Но это нонсенс, ведь этот клочок земли радиусом тридцать километров защищен не одной системой БУК, а сотнями зенитно-ракетных комплексов и десятками истребителей.

Ирина ГАСАНОВА (Эксперт (Украина) , № 44, 10-16 ноября 2008)

Власти.нет

Матеріали по темі