Україна

Ющенко-Медведев. У кого свечка длине и труба толще…

27 листопада 2008, 11:17
Сколько мы уже живем при капитализме, а многие советские социалистические «традиции» все продолжают довлеть над умами наших независимых лидеров. Вот, к примеру, никак им не удается расстаться с совковским обычаем все полезное делать либо никак 

 «Нет, генацвале. Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели»!

(Кин-дза-дза)

Сколько мы уже живем при капитализме, а многие советские социалистические «традиции» все продолжают довлеть над умами наших независимых лидеров.  Вот, к примеру, никак им не удается расстаться с совковским обычаем все полезное  делать либо никак, либо с «перегибами на местах».

Голодомор. Миллионы погибших, боль сотен тысяч живущих, трагедия целого народа… До недавнего времени об этой беде говорить было не принято. А если и говорили, то шепотом, а если вслух, то так, чтобы никак. Стыдились, видимо, вожди-ленинцы признавать, что заморили голодом в 32-33-ем годах больше людей, чем  отдало свою жизнь в Великой отечественной, защищая свой дом, свою землю и все тех же вождей…   

С распадом великой страны о великом голоде заговорили  громче. Тогда многие впервые в жизни узнали, что кроме детей Поволжья, в суровые 30-е голодала еще и целая страна (простите – тогда республика). Но если поволжским детям помогали всем миром, то о страшном голоде в Украине весь мир скромно и постыдно молчал.

По зову ли сердца или по какой иной причине Виктор Ющенко решил сделать Голодомор своего рода отправной точкой украинской «национальной идентичности» неизвестно. Да и не важно это.  Беспокоит другое – нельзя было поручать  реализацию памяти нации нашим чиновникам. И даже не потому, что память о горе вообще невозможно реализовать – она либо есть в сердце, либо ее нет вообще. Просто украинские госслужащие еще не научились  соотносить волю высшего руководство со здравым смыслом. А если к этой воле выделяется еще и неплохой бюджет… Приуроченные к годовщине Голодомора выставки пооткрывались практически во всех украинских музеях, программы по «отмечанию» — вплоть до школьных «уроков Голодомора» и утренников в детских садах — разрабатывались и утверждались в Министерстве культуры. Говорят, самым дефицитным товаром на прошлой неделе в Киеве стали… колоски: именно их «предписано» по новому ритуалу возлагать к подножию свежевозведенной белой свечи, и чиновники всех рангов и мастей бросились скупать эти символические снопы…

Я не раз встречался с людьми, которые пережили ужасный голод 32-33. Когда они говорят о том времени – это не просто пересказ событий. У них меняется взгляд, а в словах почти физически ощущается скорбь по умершим, боль видевших смерть  и иррациональный страх снова остаться голодным. Мне кажется, такое нельзя увековечить в чем-то материальном – сколько бы денег из госбюджета на это ни выделялось. Нельзя увековечить ни в буквах, написанных историками, ни в словах, сказанных политиками. Это должно жить в сердце. Поэтому 22 ноября, в день памяти жертв Голодомора, у меня дома на окне горела свеча, а вот вялую попытку сына «нарисовать Голодомор» по заданию учительницы я мягко пресек. Не та это тема, чтобы «по заданию»…

Наши соседи из Российской федерации, кстати, перегнули тему Голодомора в совершенно другую сторону. Даже самые пророссийски настроенные украинские политики и простые граждане несколько не поняли отказа президента Медведева приехать почтить память миллионов умерших от голода украинцев. Если бы хоть отказал под более-менее внятным предлогом – типа, кризис в державе и все такое, — так нет. Рубанул российский лидер правду-матку  о «так называемом Голодоморе» — мол, выдумали вы все, не было никакого голодомора. А то, что люди селами умирали, так это еще надо изучить «компетентным экспертам»…  И как бы невзначай, но громко и публично, господин Медведев выставил почему-то неожиданный для украинских властителей немаленький газовый долг. Некоторые украинские ура-патриоты тут же запричитали: «их долг» – это ассиметричный ответ на «наш Голодомор»… Вот и выходит – одни приватизировали память, а другие лупят по ней газовым вентилем. Это такая предновогодняя игра в украинско-российских отношениях: мы обижаемся на них, они на нас, и под бой курантов глава «Газпрома» Миллер торжественно отключает Украину от газа.

 «А причем здесь Голодомор»? — спросите вы. Формально, вроде бы и ни при чем.  Скажу больше — и не должен быть «причем». Но на деле, увы,  получилось, что одни превратили народную память в популярный брэнд, а другие в фетиш-пугало.  И теперь, как два несозревших подростка, меряются – у кого свечка длине и труба толще…

Никита Скуратов для Власти.нет

 

Матеріали по темі