Події

В Житомирской области трое детей задохнулись на пожаре. Подробности. Фото

10 січня 2009, 11:49

2 января в селе Корощино Олевского района Житомирщины погибли трое детей. 11-месячный Илья, Анастасия, 2 года, и 4-летний Владислав Самойдюки задохнулись чадным газом. С тех пор их родители не живут вместе.

Большинство домов в Корощино — деревянные. Окрашены в желтый цвет. Петр и Людмила Самойдюки жили в доме N20 на ул. Екатерины Зеленко. Сейчас в доме выбиты стекла, на стенах чернеют следы пламени. В одной из комнат стоят детские кровати, ходунки, игрушки, на холодильнике лежит детская газета ”Казковий вечір”. Во дворе в снегу разбросаны игрушки, конструкторы, сапожки.

— Здесь уже никто не живет, — говорят соседи, — Петя перебрался к отцу, а Людка выехала к матери в соседнее село.

Родственники Петра отмечают поминки. Расставили в доме три стола в форме буквы П. На них — салаты, картошка, водка, газированная вода. Самойдюка не видно.

— Он до сих пор не может прийти в себя, — предупреждают родные мужчины.

29-летний Петр работает лесником. Утром 2 января он растопил в доме печку и пошел на работу. Жена с детьми остались дома.

— О беде мне сказал кум где-то в полпервого, — Самойдюк еле выговаривает слова. — Я летел домой, но уже было поздно.

Мужики носили ведра с водой, но никто не рискнул лезть внутрь

Дом загорелся где-то между 11.00 и 12.00.

— Смотрю, огонь валит из спальни, — вспоминает соседка 41-летняя Светлана Баланчук. — Сбежались соседи, Слава Мучичко выбил окна. Мужики носили ведра с водой, но никто не рискнул лезть внутрь. Я полезла через окно. Загорелись волосы. Дети были на кроватках. Я по очереди их вынесла. Они были уже мертвы.

Причина пожара не известна. Печь не горела. Крестьяне предполагают, что дети играли спичками.

— Петя, я не хотела тебе говорить, но у Владика вся голова была синяя, — добавляет Баланчук. — Никто не знает, что Людка делала с теми детьми!

Похоронили детей 3 января в селе Каменка.

— Последние три года у меня вымирают родные, — плачет Петр Самойдюк. — В 2007 умерла мама, в прошлом году — брат Андрей. Ему было 35 лет, оставил троих детей.

Мужчина говорит, что пречувствовал трагедию:

— Моему отцу как раз перед Новым годом снился сон. Как будто в углу кладбища стоит несобранная рожь. А покойная мать просит убрать ее. Так и вышло. Моих детей похоронили как раз в углу на кладбище. А в эти дни в селе еще и собаки страшно выли, головы задирали к небу.

— Если головы вниз — значит кто-то умрет, вверх — будет пожар, — рассказывает народное поверье соседка Светлана Баланчук.

Светлана Баланчук утешает соседа Петра Самойдюка. Мужчина похоронил троих детей
 
Светлана Баланчук утешает соседа Петра Самойдюка. Мужчина похоронил троих детей (фото: Елена ГАЛАГУЗА)
Людмила Самойдюк переехала к матери в село Рудня-Быстрая. На кладбище ходит отдельно от мужа. Не хочет встречаться с его родственниками. Боится, что ее побьют.

— Утром 2 января я уложила детей спать, — утирает слезы Людмила. На ее голове черный платок. — Сама пошла к соседке вернуть посуду, которую на новый год брала. Когда увидела дым, рвалась в дом. Меня не пускали. Последним вынесли Владика. Я ему делала искусственное дыхание, но он был мертв. Соседка Галя визжала, что это я виновата. Била меня, таскала за косы.

— Людочку сейчас все травят, но безосновательно, — добавляет 51-летняя Фелимена Саленко, мать Людмилы. — На похоронах кричали, чтобы ее заживо закопали с детьми. Ей нужно ехать отсюда, потому что мало что может произойти.

 

Владистав Самойдюк (крайний справа) с родной сестрой Анастасией (в центре) и двоюродной Мариной на праздновании Нового 2008 года (фото из архива семьи Самойдюк)

 

Милиционеры проверяют причины трагедии. За недосмотр детей против Людмилы Самойдюк могут возбудить уголовное дело.

Матеріали по темі