Украина. Шах и пат

19 лютого 2009, 11:01

Политическим кризисом в Украине трудно кого-либо удивить. Уже пару лет он числится обязательным элементом реальности. Но последние месяцы застоя демонстрируют — политики постепенно переходят на качественно новый уровень бездействия.

Политический паралич

Минимальным коэффициентом полезного действия,  которым «радует» избирателей отечественный политикум, трудно кого-либо удивить. Уже давно реальные действия по управлению страной превратились в «факультатив» при перманентном шоу «Только мы знаем, как надо!». Длительное время обязательным развитием темы «как надо» был пассаж «но враги не дают». Риторика «родителей нации» не сменилась и сейчас, вот только все агрессивнее становятся сомнения в том, что корень зла действительно заключается в пункте «не дают».

До сих пор объяснить народу, почему власть бездействует, было сравнительно просто. Например, в парламенте не принимаются законы, потому что трибуна блокируется. В свою очередь, трибуна блокируется, потому что в любом случае «так жить нельзя!». Или правительство ограничено в маневре, потому что Банковая всеми силами препятствует конструктивной деятельности. А президент, даже если очень захочет что-то сделать, все равно связан по рукам и ногам – и Конституция неправильная, и депутаты непослушные, и Кабмин навстречу не идет. Практика взаимного перекладывания ответственности за происходящее в стране актуальна, как никогда. Правда, все меньше верится в то, что исчезни помехи — и все шестеренки власти заработают в едином порыве. На шахматной доске украинской политики – пат, и чуть ли не каждое событие подтверждает это.

Своего рода истерический (слишком уж субъективны причины главных игроков увлекаться войной все против всех) паралич отечественного политикума в очередной раз подтвердили два ключевых события первой половины февраля – давно ожидаемое заседание СНБО по факту и «самоотвод» министра финансов в перспективе.

«Всекулуарного» разбирательства по поводу того, благо принесут стране газовые договоренности Юлии Тимошенко или лишь одни горести, заинтересованные круги ждали практически сразу же после подписания контрактов. Но Банковая раз за разом откладывала потенциально эпохальную встречу. Чем дальше переносилась дата заседания, тем сильнее становились сомнения в гипотетической конструктивности его результатов. Сомнения подтвердились – закрытый «междусобойчик» Совета национальной безопасности и обороны рискует заслуженно войти в число самых скандальных событий сезона.

Судя по «гуляющим» в прессе реконструкциям происходившего, конструктивом 11 февраля и не «пахло». На встречу и президент, и премьер пришли с четко сформулированными позициями. Виктор Ющенко убежден, что глава правительства, отстранив от ведения переговоров руководство «Нафтогаза», согласилась покупать газ на вопиюще невыгодных условиях. Юлия Тимошенко, в свою очередь, охарактеризовала заседание, как «шабаш, прикрывающий коррупцию». Вопросы 450 долларов базовой цены за тысячу кубометров, обязательных для закупки объемов газа, транзитных ставок и судьбы экс-запасов RosUkrEnergo так и остались невыясненными. Впрочем, ожидать открытий от дискуссии, которая велась на уровне «Я не имею никакого отношения к вашему вонючему газу» (такой поэтичный пассаж приписывают президенту), было бы сложно. Участники неприятной сцены остались при своем. Разве что, итогом заседания станет проверка контрактов прокуратурой и СБУ. Остальные же результаты укладываются в рамки предсказуемой риторики «оптимизировать, пересмотреть, либерализировать».

Если заседание СНБО послужило скорее иллюстрацией паралича властной системы (и раньше было ясно,  что прийти к единому мнению по такому вопросу как газовые переговоры Грушевского и Банковая не смогут), то отставка главы Минфина может спровоцировать дальнейшее углубление кризиса. После результативного голосования 17 февраля у страны нет одного из ключевых по нынешним сложным временам министров. И когда появится – неясно. Кадровые перестановки в исполнительной власти были запланированы давно – требования реальности дают причину, а распад коалиции предыдущего образца – повод. Тем не менее, до тех пор, пока Виктор Пинзенык не проявил инициативу, все изменения выглядели «косметическими».

А дата масштабной «перезагрузки» неизвестна до сих пор. Юлия Тимошенко 16 февраля признала, что окончательная готовность к ротациям за Кабмином пока не наблюдается. «Как только будут готовы кадровые изменения в правительстве, то мы мгновенно внесем эти предложения в парламент… пока еще мы не готовы обнародовать эти кадровые изменения», — пояснила премьер-министр. При этом глава фракции БЮТ Иван Кириленко убежден, что необходимые изменения могут оказаться согласованными уже 19 февраля.

С учетом того, что до сих пор на заседание совета коалиции кадровый вопрос не выносился, — планы выглядят излишне оптимистичными. И не только потому, что потенциальные кандидатуры не утверждены большинством, – изыскать необходимое количество депутатских голосов для назначения победителей «внутреннего конкурса» будет крайне сложно.

Бремя безответственности

Потенциальная «переустановка» Кабмина может служить примером попытки  разорвать «порочный круг» бездействия. Мало кто рискнет отрицать необходимость кадровых перестановок. Вот только громко задекларированного намерения для выхода из тупика мало.

На сегодня реальную готовность приложить усилия для того, чтобы «тромб», мешающий властям работать, «рассосался», заметить за кем-либо тяжело. Безусловно, на словах и глава правительства, и подшефная ей фракция демонстрируют позицию «как только, так сразу». Но, судя по недавним осторожным заявлениям, фразы о том, что министр финансов будет назначен «в ближайшее время», в это же ближайшее время останутся фразами. Неторопливость лагеря Юлии Тимошенко можно понять: во-первых, похоже, над «усреднением» назначений еще предстоит работать (в таком случае – Виктор Пинзенык крайне не вовремя сыграл на опережение), во-вторых, немалых трудов стоит поиск тех депутатов, которые станут голосовать за эти назначения. Правительство может свято верить в то, что от некоторой перестановки «слагаемых» принципиально изменится «сумма». Но проверить этот тезис на практике будет несколько затруднительно.

Затягивание разрешения кадрового вопроса может быть связано с традиционной неготовностью представителей отечественного политикума нести ответственность не то, что за чужие, – за свои действия. Голосов, на которые «коалиция меньшинства» может наверняка рассчитывать для утверждения новых членов Кабмина недостаточно. Следовательно, нужно работать с конкурентами.

Конкуренты прямые уже успели задекларировать неготовность идти на поводу у правительства. Виктор Янукович заверил, что он и его коллеги по парламентской фракции «присоединяться к решениям этой бездарной и авантюрной власти абсолютно не собираются». Мотивация громких заявлений «регионалов» лежит на поверхности: помощь правительственной перестановке, с одной стороны, способствует дальнейшему пребыванию Кабмина Юлии Тимошенко «на коне», с другой – распространяет на ПР ответственность за действия власти.

А помогать Юлии Владимировне и, тем более, рисковать из-за нее симпатиями избирателей «регионалы» не планируют. Во всяком случае, без дополнительных стимулов, вроде «правильной» конституционной реформы. Пока же соратникам Виктора Януковича проще и выгоднее бездействовать, держа в уме бездействие высочайшего класса – сложение мандатов.

Недалеко от соседей по оппозиции ушли и коммунисты. И, хотя в БЮТ-среде живут «предчувствия» относительно того, что «верные ленинцы» (как, кстати, и «регионалы») проголосуют за «кризисных менеджеров», рассчитывать на «красных товарищей» можно с оглядкой. Поддержать коалицию при голосовании по некоторым законопроектам – это одно, а выступить пособниками «преступной власти» – уже несколько иное. И, снова-таки, проще побездействовать.

При поиске нужных голосов сторонникам переформатирования Кабинета министров совсем не обязательно обращаться к посторонним ресурсам. Внутри самого большинства есть небольшой «запас» строптивых пропрезидентских депутатов. Правда, неизвестно, кого проще убедить: «единоцентристов» и «заукраинцев» или уже оппозиционеров. Мнение Банковой можно предугадать: чем скорее утонет в пучине кризиса правительство Тимошенко, тем лучше. Поэтому предполагать за президентским лагерем мероприятия по спасению «утопающих» несколько затруднительно. Напротив, глава фракции НУ-НС Николай Мартыненко убеждает, что президент ведет «агитработу» среди депутатов, убеждая их покинуть нестройные коалиционные ряды.

«Всю прошлую неделю, и эту также, президент вызывал депутатов нашей фракции на задушевные разговоры и уговаривал их выйти их коалиции», — сообщил 17 февраля лидер «нунсовцев». Сфера приложения усилий интересна, если знать, с какой целью эти усилия прилагаются. Согласно коалиционному соглашению, выход отдельных депутатов из большинства не предполагается: вступают фракциями, ими же и выходят. Стало быть, мгновенным эффектом от такого выборочного исхода из коалиции может быть только паралич деятельности большинства. Что, впрочем, уже наблюдается без приложения дополнительных усилий.

Трудно сказать, чем именно власть имущие руководствуются в своих несколько хаотичных «телодвижениях», но сомнения по поводу того, что благом государства, возникают регулярно. На сегодня все крупные политические игроки (как «одиночки», так и «сборные») практически самоустранились от решения государственных проблем. Правительство замерло в ожидании кадровых перестановок, с которыми само еще не разобралось. Президентский лагерь изыскивает пути усложнения жизни премьера (намерение Виктора Ющенко обратиться в КСУ с просьбой разъяснить: а можно ли менять Кабмин «частями» – уже заслуживает внимания), и попутно то ли занимается, то ли нет трудоустройством Арсения Яценюка.

Занятая собственными проблемами оппозиция пребывает в подобии равновесия: у коммунистов возникли сложности с моральным обликом вождя, а «регионалы» радуют окружающих вынесением внутренних противоречий на люди. Всем есть, чем заняться, кроме державных дел, и бремя безответственности, похоже, мало кого тяготит. Бездействие политиков – не новость. Но ситуация, когда практически любые возможные движения наглухо блокируются либо противоборствующей стороной, либо личными представлениями о выгоде, рискует легко стать патовой. «Зависание» налицо, только, к сожалению, украинский политикум – не компьютерная программа. «Приложение» может сколько угодно «выполнять недопустимые операции», но «закрыть» его не получится.

Подробности

http://vlasti.net/

Матеріали по темі