Синдром депутатского иммунитета

1 серпня 2007, 09:47

Святослав Хоменко, «Главред»

Неприкосновенные выборы

Тема снятия депутатской неприкосновенности в кампании-2007 возникла чуть ли не спонтанно. 20 июня Президент Виктор Ющенко выступил с едва ли не самым кратким обращением к народу Украины за все время своего пребывания на посту главы государства. Ющенко сообщил, что обратился к парламентским политическим силам с призывом отменить неограниченную депутатскую неприкосновенность. «В парламенте творят законы, а не прячутся от них», – отрезал Президент. «Время для дискуссий прошло. В Украине будут настоящие изменения. От разговоров переходим к конкретным делам», – закончил он свою речь.

Несмотря на то, что в этом же обращении Ющенко призвал политических оппонентов не политизировать вопрос неприкосновенности, эта проблема вполне ожидаемо превратилась в тему для горячих дебатов. Представители Партии регионов обвинили Ющенко в искусственном разжигании ажиотажа вокруг темы депутатского иммунитета, социалисты посоветовали Президенту для начала отказаться от собственной неприкосновенности, а уж потом обращаться с подобными предложениями к депутатам. Даже лояльные к Президенту «бютовцы» отнеслись к его инициативам подчеркнуто прохладно.

Зато предложение Ющенко пришлось как нельзя кстати для его соратников из «Нашей Украины».

Поэтому пропрезидентская сила подняла на щиты инициативу своего почетного главы, и, похоже, именно отмена депутатской неприкосновенности станет главным мотивом избирательной кампании для блока «Наша Украина – Народная самооборона». По крайней мере, этой теме посвящен предвыборный ролик НУ-НС , в котором фигурируют едва ли не все «лица» блока, с ней же связана первая всеукраинская мобилизационная акция этой силы – сбор подписей в поддержку отмены депутатской неприкосновенности.

Следует отметить, акция НУ-НС – не первое обращение к народу за поддержкой в деле отмены неприкосновенности. В апреле 2000 года упразднение депутатского иммунитета стало темой одного из вопросов всеукраинского референдума «по народной инициативе». Тогда идея отмены третьей части 80-й статьи Конституции: «Народные депутаты Украины не могут быть без согласия Верховной Рады Украины привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы» – нашла поддержку у 89% украинцев. Правда, внести соответствующие изменения в Основной Закон оказалось невозможно – тогдашняя оппозиция подозревала, что в результате этого Кучма сможет «пересажать» всех ее представителей, не спешили избавляться от неприкосновенности и провластные политики.

Сегодня сторонники отмены депутатского иммунитета предпочитают не ссылаться на результаты референдума 2000 года – к нему крепко прицепился эпитет фальсифицированный. Желание отменить неприкосновенность они объясняют двумя причинами: поддержкой этой инициативы народом и европейской законодательной практикой.

Если с поддержкой этой инициативы народа все более-менее ясно: среднестатистический украинец всегда склонен с готовностью поддерживать любые попытки ограничить права 450 «дармоедов», то со ссылками на «цивилизованный мир» все не так просто. В Европе считают, что депутатский иммунитет – необходимый элемент статуса народного избранника, обеспечивающий его независимость и возможность выполнять свои полномочия без оглядки на отношения с властью или правоохранительными органами.

Как прикасаются у них

Во всех без исключения странах ЕС депутат пользуется так называемым материальным иммунитетом, то есть не может быть привлечен к ответственности за выступления или голосования во время выполнения депутатских полномочий. Причем, в Дании или Германии это правило действует только для деятельности в рамках парламента и его органов, а в Чехии или Франции – и вне стен парламента, то есть депутата нельзя «привлечь» и за сказанное им, допустим, на встрече с избирателями. В Латвии, Великобритании и Польше депутат несет ответственность за прозвучавшие из его уст клевету или личные оскорбления.

Практически во всех странах ЕС задержать депутата достаточно сложно. Исключение составляют лишь несколько государств, в которых депутат не пользуется иммунитетом от задержания и ареста: Голландия, Ирландия, Мальта и Кипр. При этом в Ирландии депутата нельзя задержать в помещении парламента и по дороге туда или оттуда (впрочем, на арест за измену родине или нарушение общественного порядка этот запрет не распространяется). В Бельгии и Люксембурге иммунитет депутата распространяется только на время парламентской сессии. В других странах институт депутатской неприкосновенности существует, хоть и в разных формах.

Для того, чтобы поместить народного избранника за решетку, правоохранительные органы должны получить согласие парламента (причем в некоторых странах за это должно проголосовать квалифицированное большинство – 2/3 депутатов в Польше и Венгрии, 5/6 в Финляндии или 5/7 в Швеции) или палаты, к которой принадлежит подозреваемый. В Словении при этом такой вопрос ставится на голосование без любых дебатов по этому поводу, а в Венгрии выступить может только сам «провинившийся» депутат. Литовское законодательство оставляет депутату тамошнего Сейма любопытную лазейку, как остаться на свободе, даже если коллеги-парламентарии разрешили полиции его арестовать. Дело в том, что задержание не может произойти в стенах Сейма и теоретически обвиненный депутат может использовать это здание как «политическое убежище».

Как правило, если парламент не дает согласия на арест подозреваемого депутата, его дело может быть возобновлено правоохранителями после окончания действия мандата – то есть по окончанию полномочий соответствующего парламента. Только в Чехии и Словакии депутат, единожды оправданный своим парламентом, может быть спокоен – полиция никогда не сможет привлечь его к ответственности по этому делу.

Впрочем, в ряде случаев для задержания парламентария получать согласие на это его парламента не нужно. Например, почти всюду правоохранители могут задержать депутата в момент совершения ним преступления (а в Германии – также на следующий день). В Польше парламентария можно задержать, если в данных обстоятельствах это было необходимо для обеспечения нормального хода следствия. Но и при этом, как правило, о задержании неотложно информируется спикер или президиум парламента, который может требовать немедленного освобождения депутата.

Законы ряда государств устанавливают нижние пределы срока заключения, который «светит» подозреваемому в совершении преступления депутату, для того, чтобы его можно было задержать без согласия парламента. Например, для Финляндии – это шесть месяцев, Португалии – три года, а для Словении – целых пять лет. В Великобритании защита парламентария от ареста распространяется только на преступления не уголовного характера.

Стоило ли трогать неприкосновенность?

Утверждать, что полное упразднение депутатской неприкосновенности приблизит нас к Европе, – это, как минимум, преувеличение. Другое дело, что отечественный институт парламентского иммунитета может быть существенно модернизирован. Те, кто сейчас выступают за отмену любых форм депутатской неприкосновенности, вполне могли бы изучить опыт решения этой проблемы европейскими демократиями и внести соответствующие изменения в украинские законы. К примеру, бороться с депутатским лихачеством на дорогах можно было бы принятым в Европе разрешением задерживать провинившихся парламентариев на месте преступления. И, вполне возможно, что такие мягкие законодательные изменения могли бы стать предметом результативной политической дискуссии, не важно, перед выборами или после их проведения.

С другой стороны, возможно, если уравнять права и возможности отечественного парламентария в общении с представителями той же милиции с правами и возможностями маленького украинца, реформирование правоохранительных органов значительно ускорится…

Да только мало кто сомневается: триста голосов для того, чтобы просто «взять и отменить» депутатский иммунитет, в новом парламенте не наберется. Тем более, что до сих пор действующие нормы относительно неприкосновенности время от времени таки срабатывали; практика доказала: при желании снять с народного депутата его иммунитет вполне реально. За почти шестнадцать лет Независимости Верховная Рада «сдавала своих» четыре раза. В 1994 году иммунитет сняли с экс-премьера Ефима Звягильского, в 1999-м неприкосновенности лишился и так пребывающий в тюрьме, правда, американской, еще один экс-премьер Павел Лазаренко. В 2001-м депутаты согласились на арест одного из фигурантов «дела Лазаренко» Николая Агафонова, а годом раньше – лишили неприкосновенности задержанного немецкими правоохранителями Виктора Жердицкого.

И если уж в преддверии новых выборов кандидатам в депутаты захотелось использовать в кампании слоганы об ограничении своих привилегий, то начать можно было бы c перечня льгот и «материальных гарантий деятельности» каждого из тех, кто по итогам выборов займет места под куполом здания на Грушевского, может поразить обывателя значительно сильнее, чем то обстоятельство, что депутата нельзя привлечь к ответственности без согласия Верховной Рады. А что для маленького украинца важнее: чтобы его избранники были «прикосновенными» или чтобы в бюджет вернулись огромные средства, которые каждый из них на вполне законных основаниях получает на бесплатное санаторное и медицинское обслуживание, получение высшего образования, депутатские пенсии, «халявные» квартиры в Киеве и др.?

glavred.infoglavred.info

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Матеріали по темі