Суспільство

Мать убитого солдата получит 200 тысяч гривен

13 серпня 2007, 10:06

Рядовой Рыбка прослужил всего лишь 20 дней

Пять и семь лет проведут за решеткой убийцы рядового Александра Рибки 20-летние сержанты Юрий Лукьяненко и Дмитрий Пух. Мать забитого до смерти солдата получит 200 тыс. грн. Так оценил моральное возмещение Екатерине Рыбке военный суд Житомирского гарнизона. Воинская часть, где служил ее сын, также должна заплатить женщине 4018 грн материальных убытков. Сестре погибшего — 50 тыс. грн.

Приговор сержантам-убийцам зачитали 9 августа в житомирском Доме офицеров. За столом, где обычно на торжественных собраниях президиум, — суд. Посреди зала за низким металлическим ограждением сидят подсудимые. Пух исподлобья смотрит на судью, Лукьяненко — на свою мать. Екатерина Рыбка в черном платке постоянно плачет, просит, чтобы не фотографировали.

— К нам подходила мама Лукьяненко, — рассказывает Рыбка. — Сказала: ”Примите наши соболезнования”. А родные Пуха и не появлялись.

В зале несколько десятков солдат-десантников. Их специально привезли на суд из 95-й отдельной аэромобильной бригады, расположенной в Житомире.

Приговор подсудимые воспринимают спокойно. Дмитрий Пух с горечью говорит журналистам: ”Рыба гниет с головы. Это я в целом об армии...”

Александр Рыбка призывался в армию прошлой осенью из Бердичева Житомирской области. Отслужил 20 дней.

”Когда вы меня заберете домой, куда-нибудь, чтобы не тута? Заложите деньги, я потом отдам, когда приеду. Здесь я оставаться не хочу. Постарайтесь сделать хоть что-нибудь” — так Сашко написал в письме к матери. Через 10 дней его забили ногами сержанты учебного центра ”Десна”.

В ночь после присяги с 26 на 27 ноября солдата Рыбку разбудил младший сержант Пух. Велел рядовому взять 50 грн и идти за ним. Александр сказал сержанту, что мать оставила только 70 грн, а ему еще нужно заплатить за фотоальбом с присяги. Однако деньги с собой взял.

— Сержанты собрали той ночью 330 гривен и должны были отдать их офицеру как подарок. Следователи утверждают, что солдаты собирали деньги на свои собственные нужды. Но это не так, — объясняет поведение Дмитрия один из родственников погибшего.

Пух завел Рыбку в спортзал, где был Лукьяненко. Александр отдал тому деньги. Тогда сержанты по команде ”Заряжай!” вынудили солдата присесть и поднять руки со скрещенными ладонями, которыми нужно было прикрыть лоб. Потом Пух коленом правой ноги ударил Рыбку в ладони. Тот упал. Ему приказали подняться. Саша хотел пойти в казарму, но Дмитрий крикнул ему: ”Куда, свинья!” Парень вернулся. Сержанты опять заставили его присесть и поднять руки. Несколько раз ”деды” по очереди пинали новобранца ногами в грудь и живот. Пух был в тяжелых солдатских сапогах, потому что как раз дежурил по части.

Той ночью Лукьяненко и Пух, кроме Рыбки, избили еще восемь рядовых 5-го взвода 1-й зенитно-ракетной батареи. Каждый из них сдал сержантам от 30 до 50 грн. Так в военной части, где служил Александр, ежегодно после присяги проводили обряд ”посвящения” новобранцев в солдаты.

Вернувшись в казарме, Рыбка сказал друзьям, что чувствует себя плохо. В шесть утра его доставили в медчасть в состоянии клинической смерти. В сознание солдат так и не пришел. Судебно-медицинские эксперты признали, что парень умер от разрыва печени и внутреннего кровотечения.

— Мы приносили присягу в один день с ребятами из ”Десны”, — вспоминает 18-летний десантник Иван Сокотун, взвод которого привезли на суд. — После того как газеты написали, что в учебке сержанты забили ногами солдата, мне позвонила мама. Плакала, говорила, может, и меня бьют... Я ее успокоил.

По словам десантника, после того события в ”Десне” у них в бригаде новобранцы живут в отдельной казарме. Чтобы не допустить дедовщины в армии.

— Повезло молодым, они у нас теперь жизни не видели, — смеется Иван.

Подходят другие солдаты, шутят, просят сфотографировать. О подсудимых говорят сочувственно: ”Они же не нарочно...”

— Мы вот тоже такое прошли, но выжили, — улыбается Сокотун. Но его тут же исправляют коллеги:

— Нет-нет. У нас в части не бьют.

Судья Анатолий Добровольский отмечает, что Юрий Лукьяненко получил меньший срок заключения, потому что раскаялся и сотрудничал со следствием.

— Я буду подавать апелляционную жалобу на ваше решение, — подошла к судье по окончании заседания иметь Лукьяненко. Тот советует женщине обратиться к адвокатам.

— Как человек и гражданин, а не судья, дал бы сержантам больший срок — говорит Добровольский.

Судья объясняет, почему срок заключения невелик: осуждены ребята не за убийство, а за ”нанесение тяжелых побоев, ставших причиной смерти”.

— Прокурор требовал соответственно 6 и 8 лет тюрьмы, однако суд должен быть гуманным, поэтому мы уменьшили срок заключения, — комментирует свое решение Добровольский.

Говорить с ” ГПУ” и назваться мать Лукьяненко отказалась. На вопрос, считает ли она, что пять лет тюрьмы за убийство человека — это много, говорит:

— Когда вы будете в таком положении, как я, тогда мы поговорим.

После завершения суда пошел проливной дождь.

— Даже небо плачет, потому что не может смириться с такой несправедливостью, — рыдает мать погибшего Екатерина Риыбка. — Пять лет за убийство человека, как же так?

Командиров части, где служил Александр, уволили со службы и лишили воинских званий.

http://www.gpu-ua.info

Матеріали по темі