Україна

Игра, стоящая свеч

3 лютого 2010, 10:08

За последние два года Мировой финансовый кризис заставил страны Евросоюза не только объединиться для разработки стабилизационных мер по борьбе с дефицитом ликвидности, но и национализировать сеть европейских банков, благодаря чему банки, избежав банкротства, перешли полностью под контроль государства. Такие действия европейских властей не остались без последствий.

Европейские политики говорят о невозможности повторения кризиса и о реформах европейской финансовой системы. Так, премьер-министр Великобритании Гордон Браун вслед за "покупкой" Brandford & Bingley, готов серьезно взяться за реформирование Международного валютного фонда. Благодаря этой реформе, по его словам, в будущем можно избежать повтора глобального финансового кризиса.

В свою очередь канцлер ФРГ Ангела Меркель очень активно выражает опасения, связанные с недостаточным контролем над мировыми финансовыми рынками, напоминая Европарламенту немецкую инициативу во время прошлогоднего председательства Германии в группе "Большой восьмерки". Тогда Германия настаивала на ужесточении контроля над финансовыми активами. Нет сомнений: такого рода действия со стороны европейских правительств могут привести к государственной монополизации банковской системы. И хотя политики заявляют, что причиной национализации банковской сферы является не что иное, как запрет продажи необеспеченных активов для предотвращения возникновения спекулятивных пузырей, в это верится все меньше и меньше. То, что переживает сегодня Европа и вместе с ней весь мир, не является последствиями внешнего шока, который нарушил равновесие.

ИНТЕРЕС

"Нынешний финансовый кризис является "искусственно созданной катастрофой", и все возможности по его преодолению находятся в наших руках", - заявил президент Всемирного банка Роберт Зеллик.

"Чтобы вызвать экономический кризис, необходимо просто изъять крупный банковский капитал из оборота немонополизированной части экономики и спровоцировать массы вкладчиков сделать то же самое. Но для этого нужны веские причины. И самое важное - согласие государства, если, конечно, само государство не является инициатором данного процесса, преследуя свои интересы", - сказал Йоган Видманн, специалист Европейского института экономического развития.

Интерес же государства в национализации банковской системы возрастает лишь в том случае, когда государство хочет иметь полный контроль над банковским сектором, распоряжаясь в свободной форме их финансовыми активами и возможностью привлечения средств в кредитование экономики.

На сегодняшний день интерес национализации мы видим во всей Европе и, в частности в Германии, где вследствие "финансового кризиса" немецкий банк, являющийся частью акционерного общества Deutsche Post, Post Bank, вновь стал немецким, объединившись с Deutsche Bank после приватизации и распродажи акций Deutsche Post в начале 1990-х годов. Совсем недавно, под эгидой спасения банковского сектора от последствий финансового кризиса, второй по величине частный немецкий банк стал принадлежать государству. Commerzbank был куплен за 1,8 млрд. евро, передав правительству 25 проц. акций. "В отсутствии кризиса ни один уважающий себя банк не согласился бы за такую цену продать 25 процентов своих акций. Цена действительно искусственно занижена", - уточнил Йоган Видманн.

ПРИЧИНЫ

В любом случае, национализация бизнеса всегда является инструментом проведения государственной экономической политики. Причинами сегодняшней национализации являются попытки запретить внебалансовые сделки по секьюритизации, деривативов и структурированных финансовых продуктов, при этом обязательного введения гарантий за счет государственных капиталов, что приводит к уменьшению вероятности аномальных прибылей. Надавить на банки прямо европейское правительство не могло. "Поэтому следовало начать кризис не с изъятия денег, а с организации паники на бирже. Что и было успешно осуществлено", - считает Майкл Клин, член Британского общества инвестиционных аналитиков.

Вторая причина - это выкуривание "дипломатическим способом" из самой важной экономической сферы Европы неблагоприятных инвесторов. Так финансовые активы российского миллиардера Сулеймана Керимова, приобретшего два процента банковского холдинга Fortis, за последний год обесценились на 55 проц. Здесь стоит вспомнить попытку российских структур скупить акции Deutsche Telekom в прошлом году. А также безуспешные попытки "Газпрома" приобрести системы энергораспределения, которые позволили бы "Газпрому" стать монополистом на энергорынке Европы. "Когда стремление избавиться от своих капиталов и акций определенных субъектов станет массовым, и цены на них упадут до предела, нужного организатору, последний может скупить их за бесценок - за сумму, которую он сочтет нужной в данной ситуации, или объявить национальную ремиссию", - уточняет Лукас Меркедский, польский финансовый консультант.

СПОСОБ

"Обращает внимание, что последний крупный кризис начался при крайней нехватке денег, какой уж много лет не видела Уолл-стрит. А теперь представьте себе, что эти господа сосредоточили большие финансовые средства и договорились между собой изъять их из оборота в условленное время. Представьте, что их собственные банки, директора которых подкуплены ими, и страховые общества, которыми они заправляют, сделают то же самое! Можете себе вообразить, как все бросятся добывать деньги, искать займы. В обстановке ажиотажа, при почти полном отсутствии кредита. Причем это вспыхнет в массовом масштабе", - как бы предрекая сегодняшний кризис, о нем в свое время писал американский писатель Э. Синклер.

Отрицать возможность использования кризиса в своих интересах было бы неверно вдвойне. Ведь суть кризисной ситуации заключается в быстром (резком) падении курса национальной валюты, дестабилизации экономики, массовом оттоке вкладов. То, что произошло за последние пару лет, было профессионально использовано европейскими правительствами для достижения их общих целей. Нестабильность экономики, отток предприятий в новоиспеченные страны Евросоюза, повышения ставок налогообложения, невыплаты по кредитам, изъятие финансовых активов из Европы заставила многие предприятия и банки выбросить значительное количество акций на фондовый рынок.

Что привело к раскручиванию спирали падения, финансовой нестабильности, паники на бирже. В отсутствие каких-либо гарантий, потеряв последние надежды, банки обратились к государству, которые ждали этого момента более года. "Поскольку крупные банки, или вернее сказать, крупные держатели банковских активов, от кризиса не страдают, а, наоборот, даже имеют возможность благодаря им скупить по дешевке разорившиеся предприятия, поставить их под свой контроль, то можно представить себе, какую ценность для монополистов представляет умение организовать такие кризисы в отдельной стране или даже во всемирном масштабе", - отмечает Лукас Меркедский.

На политический класс в этом случае давит необходимость разъяснять общественности, почему пострадавшие от кризиса банки надо спасать, используя деньги налогоплательщиков. Намного легче представить это как необратимую реальность "мирового финансового кризиса" сейчас или немного позже.

Воспользовавшись правильным моментом, используя проверенную старую схему национализации, попробовать исправить не очень хорошую рыночную ситуацию, сложившуюся в европейских странах после образования ЕС. А проведение реанимации под шумок мирового кризиса поможет перенести ее не так болезненно. При этом не стоит ожидать скорого "выздоровления", так что 2010 год будет значительно хуже, чем прошлый, и тем более, чем 2008-й. Это подтверждает и прогноз премьер-министра Люксембурга Жан-Клода Юнкера, который говорит, что положительное развитие в Европейском Союзе начнется лишь в 2011 году.

Денис Дехник, специально для "CN-Столичные новости" (из Германии)

www.mignews.com.ua

Матеріали по темі