Україна

Средневековье на берегах Днепра затянулось: Демократия эпохи позднего феодализма

6 березня 2010, 08:29

«Есть у революции начало, нет у революции конца!» – пелось в одной советской песне далеко не революционных брежневских времен. Не успели сторонники «оранжевого чуда» оплакать печальную судьбу этого «неповторимого феномена», как у них появились весьма неожиданные наследники. Сначала Виктор Янукович, жалуясь испанской El Pais на свои беды пятилетней давности, назвал себя – ни много ни мало – «пасынком революции». А потом и Ринат Ахметов объявил победу главного «регионала» торжеством идеалов 2004-го. Удивленные наблюдатели даже начали переглядываться и спрашивать друг друга – а ту ли революцию «бело-синие» имели в виду? Ведь в 2004 году на Майдане требовали, среди прочего: а) не пустить Януковича к президентской власти и (б) отнять народное добро, несправедливо присвоенное ненавистными олигархами, и Ахметовым в числе первых? И, как оказалось, вопрос был совсем не риторическим…

От сказок к легендам

Большинство экспертов, писавших и до сих пор пишущих о событиях пятилетней давности, описывали их по нехитрой схеме в стиле «наивного марксизма» а ля Джанни Родари. Это когда против «эксплуататорского режима» сеньора Помидора, вознамерившегося передать власть принцу Лимону, поднимается волна народного гнева, во главе которой оказывается доблестный Чиполлино и его верная подружка Редиска. В последнем и решительном бою они овладевают дворцом бежавшего в страхе кровопийцы и превращают его в место для игр и школьных упражнений «освобожденных овощей». Поначалу все действительно выглядело, как в сказке. Но потом все пошло не так, как у Родари. В завоеванном дворце резвились от души, но не все. Вождь революции оказался персонажем совсем с другой грядки, с вполне «томатными» манерами. Потом Чиполлино с Редиской наперегонки стали бегать договариваться с цитрусовыми. И, в конце концов, сами овощи на относительно свободных выборах большинством голосов прокатили обоих своих лидеров и усадили ненавистного еще вчера Лимона в старую резиденцию, которой по этому случаю вернули еще и привычное название «администрация». Получилось как-то не по «марксистско-ленински»…

Зато вполне в духе средневековых хроник. Сейчас ведь не очень-то и верится, что Ющенко и его ближайших соратников на борьбу с режимом подвигло жгучее желание побороться за народное счастье (иначе, куда б оно улетучилось сразу после победы). Зато вполне понятным кажется возмущение, скажем, наследного принца, по капризу правителя, лишенного престола. Ющенко, конечно, не принц… Но уверенности в том, что только он достоин унаследовать «престол» – и у него, и у соратников хватило бы на десятерых. Более того, в этом качестве его признавали многие не только в собственной стране, но и за рубежом. А Кучма предпочел другого. Причем какого! Стоит ли удивляться, что после этого действие развивается вполне в духе феодальных легенд. Как последний аргумент претендент использует обращение к народу, и тот по собственной инициативе увенчивает его короной. Наследник «назначенный» глубоко уязвлен – в конце концов, не его вина, что правитель отдал предпочтение ему. «Пасынок» дожидается удобного момента, когда разочарованный народ отвернется от своего избранника, и возвращает корону, отнятую столь несправедливым образом. Недаром ведь Елена Франчук на инаугурации (которую отечественные СМИ упорно именовали «коронацией») вспомнила знаменитый слоган: «Справедливость есть, и за нее стоит бороться». Справедливость ведь бывает не только социальная. И плачут, как известно, не только бедные.

Наша Magna Charta

Разумеется, кое в чем Украина теперь может дать фору даже заокеанской демократии. Кичившейся в свое время тем, что у них президентом может стать сын простого лесоруба. Но воспоминания высших чиновников о босоногом детстве и голодной юности еще не превращают нашу страну в государство равных возможностей. Происходит все с точностью до наоборот. Отечественная «элита» все 18 лет независимости формировалась «сверху». Крупнейшие состояния были созданы путем распределения государственной собственности между теми, кто в нужный момент оказался поближе к власти. В крайнем случае, особо ушлый кандидат в олигархи просто ухватил то, что плохо лежало. Поэтому украинские магнаты до сих пор не столько «зарабатывают деньги» и «гонятся за прибылью», сколько «получают ренту» с собственности, отданной им в «кормление» – и здесь больше похожи на средневековых баронов, чем на «акул бизнеса» в классическом понимании этого слова.

Перераспределение, разумеется, на верхнем уровне не останавливается. Каждому магнату необходимо содержать двор и полагающуюся ему по статусу армию клиентов – и так, уровень за уровнем, распределение благ сверху вниз доходит до простолюдинов, трудящихся «под опекой» того или иного сеньора. За эту «опеку» не устающих его благодарить. И не только в материальном смысле. Активное голосование за БЮТ в вотчине Виктора Лозинского – едва ли не самая яркая иллюстрация нравов, царящих в нашей феодальной провинции. Привилегии «высшего сословия» становятся чем-то самим собой разумеющимся. Прилагающимся к статусу. Пока еще, к счастью, их не объясняют «благородным» происхождением, но, поскольку круг «хозяев жизни» становится все более замкнутым и недоступным для «пришельцев» со стороны, тенденция, как говорится, налицо.

В этом смысле оранжевая революция, даже если она и была на самом деле бунтом оппозиционных баронов во главе с несостоявшимся наследником, была событием вполне знаковым. Для самоутверждения олигархии – или, перефразируя Маркса, осознания ею самой себя. Магнаты почувствовали себя настолько сильными, что решились диктовать правителю правила, которым он должен следовать (как говорил тогда Ющенко: «Править по закону, а не по понятиям»). Нечто подобное произошло в Англии в 1215 году, когда феодалы заставили короля подписать «Великую хартию вольностей». Первоначально ведь она предназначалась для защиты прав весьма узкого круга пэров. Это уже потом ее стали трактовать в пользу всех подданных английского монарха. И пусть в Украине в 2004-м большинство магнатов были на стороне правителя – плодами победы оппозиционеров теперь могут пользоваться все. Включая тех, кто тогда проиграл. Собственно, именно так можно понять слова Ахметова о «торжестве идеалов оранжевой революции».

Искушение абсолютизмом


Впрочем, пользоваться плодами побед можно по-разному. Есть ведь не только английский, но и отечественный опыт. Речь Посполитая двух народов, частью которой была нынешняя Украина, была, по сути, воплощением мечты о магнатской вольнице. Республикой, в которой даже короля избирали, выражаясь словами Ахметова, на «честных демократических выборах, результаты которых признавал весь мир». И не в последнюю очередь поэтому монарх становился исполнителем воли крупнейших феодалов. Закончилось это, правда, весьма печально. Влиятельное гражданское общество, в отличие от Англии, в наших краях так и не выросло. А Речь Посполитую просто поделили между собой соседи.

Янукович стал президентом с одобрения большинства отечественных олигархов. И тех, кто его всегда поддерживал. И тех, кто принял решение в последний момент. Разложив на всякий случай яйца и в другие корзины. Теперь и те, и другие считают, что это их победа. И готовятся предъявить векселя к оплате. А значит, в ближайшее время Януковичу предстоит сделать выбор. Согласиться с положением «зиц-председателя» или порвать «кондиции», как это в свое время сделала Анна Иоанновна. Однако Анна была государыней. И правила Россией. Где уже был опыт борьбы с «боярской крамолой». И при Иване Грозном, и при Петре І. Именно этим путем в свое время пошел и Владимир Путин. Правда, у него был не только исторический опыт. Но и ресурсы соответствующие. Финансовые и организационные. Ничего подобного у Януковича нет. Как нет и желания воевать.

Конечно, пустить все на самотек у нового президента тоже вряд ли получится. Уже хотя бы потому, что у отечественной олигархии нет единой позиции. И неизвестно, возможна ли она в принципе. А значит, конкуренции между группами влияния не избежать. И к президенту будут апеллировать хотя бы как к арбитру. Так было еще при Кучме. Януковичу к роли арбитра тоже не привыкать. Собственно и в Партии регионов функции лидера во многом сводились к согласованию интересов нескольких групп влияния, состязающихся между собой.

Другое дело, что в стране таких групп неизмеримо больше. А от государственных чиновников в отличие от министров теневого правительства – требуется в первую очередь выполнение своих прямых обязанностей, и только во вторую – демонстрация лояльности к кому бы то ни было. Назначения по принципу «Всем сестрам по серьгам» (частично уже проявившемуся при формировании президентской канцелярии) могут просто дезорганизовать работу аппарата и дискредитировать нового президента уже в самом начале его правления. Возможно, поэтому Янукович в инаугурационной речи предупредил, что не хотел бы видеть в правительстве «политических официантов»? Вот только совпадут ли желания президента с его возможностями по нынешней Конституции? И не окажется ли слишком высоким искушение переписать Основной Закон под себя, отменив, пользуясь случаем, все потенциально демократические «вольности» за ненадобностью?

Внешнее наблюдение

О том, что новый президент может попросту отменить конституционную реформу 2004 года, вернув себе полномочия Кучмы, говорили еще до выборов. И такой сценарий действительно прорабатывался юристами одной из групп внутри Партии регионов. Вряд ли подобное развитие событий встретило бы серьезное сопротивление со стороны обычных украинцев – последние пять лет нынешнюю конституционную модель не критиковал только ленивый. А вот на запад от Буга подобные разговоры были восприняты крайне негативно. Там Кучму помнят слишком хорошо, чтобы во второй раз наступать на те же грабли. И уж тем более не хотят превращения Януковича во «второго Лукашенко». Они и с первым, в общем-то, не знают, что делать. Во время частных бесед в Киеве и Брюсселе еврочиновники настойчиво рекомендовали Виктору Федоровичу соблюдать правила приличия и демонстрировать заинтересованность в демократических реформах, обещая взамен не только безоговорочно признать его победу на выборах. Но и «не словом, а делом» содействовать евроинтеграции Киева.

На самом деле Брюссель при этом мало что теряет. Договоры об ассоциации и безвизовый режим, пока только обещанные украинцам, ЕС имеет со многими странами на разных континентах. И для того чтобы их получить, не обязательно становиться органической частью Европы. А к полноценной интеграции Украина и сама не готова. Не вписывается отечественный неофеодализм в нормы и правила Евросоюза. Обещания Януковича провести структурные реформы, которые позволят Киеву стать для соседей своим, в Брюсселе воспринимают, мягко говоря, скептически. Хотя бы потому, что проводить эти реформы должны будут те, кто первым пострадает в случае их успеха. Европейцы больше полагаются на сохранение некоего статус-кво, с сохранением хотя бы формальных элементов демократии. Это, по их мнению, позволяет надеяться на постепенное появление и укрепление ростков гражданского общества. Хотя бы там, где это возможно. В Центральной и Южной Европе тоже ведь не сразу все получалось…

Другое дело, что для экспериментов у европейских мичуриных не так уж много времени и ресурсов. Средневековье на берегах Днепра и так слишком затянулось. Эпоха благоприятной конъюнктуры, когда ренты худо-бедно хватало на всех, миновала. Запасов, созданных еще в советскую эпоху, практически не осталось. Мировой кризис заставил затянуть пояса даже самих олигархов, что уж говорить о зависимом от них простонародье. Что пока способно приносить доход – так это транзитное положение Украины. И трубопроводы, по которым все еще идет в Европу российский газ. Но для того, чтобы извлекать из всего этого пользу, Киеву необходимо поддерживать хорошие отношения с Москвой. А Россия вряд ли будет требовать взамен поддержки «третьего сектора». Его она и у себя не жалует.

Профиль

Матеріали по темі