Україна

"Пресс-служба предыдущего правительства работала только на одного человека", - Елена Бондаренко

8 квітня 2010, 16:16

Я, как Азаров – никогда особо ни на что не претендовала.

Курировать информационное направление работы правительства – задача сложная. Тем более, в ситуации, когда «низы» ( пресс-службы министерств) не могут, а «верхи» ( министры) не хотят понимать важности этой работы. В интервью «Главреду» Елена Бондаренко откровенно рассказала о том, почему люди не хотят работать в Кабмине, как сейчас выстраиваются отношения с АП и о том, что роднит ее с нынешним премьер-министром.      

Елена Анатольевна, как сейчас выстраиваются отношения между информационными департаментами Кабинета Министров и Администрации Президента? По звонку?

Нет, по согласованию. У Администрации Президента есть свой представитель — это Юрий Мирошниченко, у Кабинета Министров сейчас также появится свой представитель, который будет работать с фракцией и коалицией.  

Перед нами стоит очень сложная задача — согласование действий между Администрацией, Кабмином и коалицией. Пока есть технические сбои, поскольку не завершен процесс подбора кадров. И это очень серьезная проблема.  

Вы так говорите, вроде «авгиевы конюшни» разгребаете в Кабмине. Тут ведь и до вашего прихода работали профессиональные люди…

Уникальность ситуации состоит в том, что пресс-служба предыдущего правительства работала только на одного человека. Все было заточено только на пиар-сопровождение премьер-министра, понимаете? Работа министерств вообще никого не интересовала.  

Первое, что мы сделали - собрали пресс-службы министерств и госкомитетов. Печальное зрелище. Просто печальное. Ими никто не занимался, с ними никто не согласовывал планы, с ними никто не вырабатывал какие-то общие принципы работы! Промониторив буквально два дня работы пресс-служб министерств и госкомитетов, каких только ошибок мы не обнаружили!  

Какие грандиозные ошибки вы за два дня обнаружили в работе пресс-служб правительства?

Ну, самые типичные и банальные ошибки:  рассылка огромных и бессмысленных пресс-релизов; непонимание того, что такое заголовок; несоблюдение элементарных  технических требований к документу. Естественно, что такая работа имеет нулевой КПД.  И это только то, что на поверхности!

Кроме того, сотрудники пресс-служб были предупреждены, что в конце каждого месяца будет проводиться анкетирование ведущих СМИ относительно взаимоотношений с пресс-службами министерств и госкомитетов. После этого анкетирования сразу станет ясно, какая пресс-служба работает хорошо, а какая работает плохо.  

Следующий этап -  работа с министрами. Мы с Игорем Сторожуком планируем в ближайшее время встретиться  с каждым членом правительства и объяснить значение пресс-службы, почему так важно общаться с ней напрямую и оперативно, а не через секретариат и только когда захочется.  

Одним словом, работать надо и с «низами», и с «верхами». Пока все очень печально. Мы в депрессии от того, что увидели и услышали. А отстроить все надо очень быстро.  

Вы  хотите прописать «темники» для министров? Думаете, это поможет  господам Табачнику или Семиноженку не говорить лишнего?

Дело не в  темниках. Должна быть общая концепция. Просто надо ответить на простой вопрос: с какой миссией пришел этот Кабинет Министров, каким он войдет в учебники истории? Какие ценности этот Кабмин будет ставить во главу угла при принятии решений?

У нас ведь информационной политикой со времен Леонида Кучмы никто глобально не занимался. Все какая-то мышиная возня. Естественно, что без помощи профильных институтов, в том числе Института стратегических исследований мы не обойдемся.  Планируем подобрать таких консультантов, политологов и экспертов, которые помогут нам сообща выработать информационную политику государства.

Что такое информационная политика для вас  лично?

Лично для меня, информационная политика, — это процесс, путь, который обеспечивает демократические свободы (свободу слова и пр.), безопасность жизнедеятельности и здоровья человека и информационную безопасность всего государства.  

А журналист в этой схеме кто?

Журналист — должностное лицо, у которого есть и права, и обязанности. Это, субъект информационных отношений, обладающий большими правами, и в то же время большими обязанностями по отношению и к индивидууму, и к обществу, и к государству.  

Вы сами много лет проработали журналистом. Нет ощущения, что нынешняя «информационная политика» ведет к тому, чтобы СМИ получали максимально дозированную информацию?

Я абсолютно спокойно отношусь к дозированию информации. Более того, считаю, что в отдельных случаях это просто необходимо. При детях ведь родители сексом не занимаются. Это дозированная информация? Да! Или, например, есть режимные объекты, куда просто так не зайдешь. Тоже дозированная информация. В конце концов, даже в колбасный цех не всех пускают, поскольку лучше не видеть, как колбаса делается.

То же самое  касается любого другого государственного органа: будь-то Кабмин, парламент или Администрация Президента. Важные решения принимаются в кабинетной тишине, и «технологический» мусор, как правило, из избы не выносят.

Другое дело, когда укрывают информацию,  влияющую на качество жизни людей, на качество отношений внутри общества. Это недопустимо. Или, когда по недопониманию, с партизанским упрямством отказываются предоставить обычную официальную информацию, например, биографию заместителя министра или свежие статданные. Это – абсурд.

Кто в вашей команде кроме Бондаренко и Сторожука?

Подбор кадров пока не закончен. Мы сократили отдел пресс-службы на восемь человек. Примерно на 20 % от всего штата. При этом в пресс-службе будет все необходимое: отдел оперативного реагирования, мониторинговый, аналитический отделы, отдел технического обеспечения, аккредитационный отдел…  

Кто руководит информационным департаментом Партии регионов, пока вы на общественных началах работаете в правительстве?

Вот только на этой неделе такое предложение  от руководства партии и фракции  мне и поступило. Душа лежит больше именно к этой работе: больше творчества, ближе к парламенту, больше самостоятельности в принятии решений. И меньше связаны руки обязательными формальными процедурами. Чего не скажешь о Кабмине, например…  

Поясните.

Ну, в Кабмине согласование даже мелкого вопроса занимает кучу времени. Структура Кабмина тяжела и неповоротлива, тут все зарегламентировано, все в рамках каких-то положений, протоколов и обязательных к исполнению процедур.  

Партийную газету «Время регионов» до следующих выборов закроете?

Пока нет, планируем и дальше выпускать. Возможно, сменим формат, поскольку  сейчас он очень неудобный: большая газета, которую можно читать только за большим  столом.  Контентный принцип будет «меньше пропаганды,  больше информации».  Я очень критично отношусь к отечественной партийной прессе. Сейчас это скорее «боевые листки». Вместе с тем понимаю, что партийным организациям нужна площадка для обмена идеями, инициативами.  Ведь не секрет, что местные организации в информационном и организационном плане отстают от крупных областных организаций, тем более от центрального аппарата партии. Поэтому для некоторых из них газета – своего рода ориентир, подсказчик.  

Активная  парламентская деятельность в ваших планах присутствует?

Честно? Я планирую создать команду в Кабинете Министров, запустить эту машину и уйти. Мне интересней заниматься партийной структурой, да и парламентская работа очень нравится. У меня это получается, и могу с гордостью сказать, что базовые отраслевые законы, которые принимались за последние 3 года в Раде  – мои. Меня уважают в отрасли, в комитете, в парламенте. Почему же я должна уходить оттуда, где наиболее эффективна?  

Пока же моя  задача номер один – выловить на рынке максимально эффективные и доступные для нас кадры.

Не  хотят люди работать в новом Кабмине?

Кабмин по зарплате никогда не был конкурентоспособным в сравнении с любой крупной частной структурой. Никогда. Зарплаты небольшие - по три - четыре тысячи гривен со всеми надбавками. А если учитывать последнее распоряжение о том, что некоторые надбавки урежут, и премии уже не платят в таком объеме, как раньше, то получается такая зарплата, на которую хорошего специалиста просто не пригласишь. В Кабмин некоторые идут за статусом, кого-то стаж госслужбы привлекает. Не больше.  

При всем обилии розданных  должностей, некоторые депутаты от ПР жалуются, что их вклад в победу на выборах недооценен. Вы входите в число «обиженных»?

Даже  и не знаю что ответить, так как  чувство обиды-то и нет никакого, не задумывалась вообще… Наверное я, как Азаров – никогда особо ни на что не претендовала. Николай Янович тем и хорош, что никогда не претендует на что-либо, он просто работает так, что окружающие говорят лишь одну фразу – «вне конкуренции».  

А тем кто считает, что не получил того, чего заслуживает, важно понять: либо время его не пришло; либо существуют некие политические договоренности (мы ведь в коалиции не одни);  либо надо искать причину в себе, а не в окружающих.  

Я не верю в тотальный  блат, тотальные взятки и тотальное кумовство. Личный мой пример тому доказательство — я из обычной семьи, у меня никогда не было каких-то повелителей или покровителей. Все, чего я добилась, произошло только благодаря тому, что эффективно работаю на том месте, на котором я есть. И, безусловно,  терпению и помощи в быту родных. Посмотрите на  тех, кто находится на вершинах политики, науки, искусства, экономики. Как правило, это также люди из обычных семей, нередко даже сироты, которые сами себя вывели в люди.

Да, иногда случается, что тебя в чем-то обходят менее талантливые или менее эффективные, более коварные или «блатные». Да, больно, обидно… Но потом проходит год, два или пять, и этот человек просто сходит с дистанции. Сам. Или его уходят, потому что с такими людьми ни одна нормальная команда работать не хочет.

Главред

 

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Матеріали по темі