Фальсификация в теории и на практике

30 вересня 2007, 13:49

Поскольку политика – искусство возможного, попытки «скорректировать» результаты будут предприниматься всегда

Вы когда-нибудь принимали участие в фальсификации выборов? Наш вам совет: и никогда не пробуйте. Думаю, к нему с радостью присоединятся все те, чей профессиональный уровень был должным образом оценен Уголовным Кодексом, и кто сейчас искупает вину за такие уголовно наказуемые деяния в местах не столь отдаленных. Если накануне выборов топ-темой для всех СМИ становится неотвратимость массовых фальсификаций, если не прекращается канонада заявлений партийных «спикеров», если сознательно нагнетается истерия, скорее всего, просто готовится дымовая завеса для манипуляций с результатами голосования.

 

Что касается нашей объективной реальности, то лучше всего место фальсификации в политическом процессе сформулировали российские специалисты Денис Парамонов и Валентин Кириченко. А именно: фальсификация будет существовать всегда, пока она остается одной из возможностей избирательного процесса. А поскольку политика – искусство возможного, попытки «скорректировать» результаты будут предприниматься всегда – чтобы компенсировать деньгами, административным давлением и уголовными деяниями недостаток массовой популярности, социальной базы и политической опоры.

Комбинированные способы

1. «Вброс» – многолетний лидер хит-парада, хотя и старый как мир способ. Нечеловеческую популярность каждый раз обеспечивают простота, надежность и высокая результативность. Возможны два варианта исполнителей. Во-первых, вольные стрелки, которые заходят на участок под видом избирателей и, улучив момент, пытаются вбросить в урну несколько десятков/сотен бюллетеней. При желании элементарно блокируется милицией, наблюдателями и членами избиркома, что и продемонстрировали выборы-2004. Гораздо опаснее второй вариант – когда «вбрасывают» сами члены комиссии. Стандартный алгоритм «вброса»: на участке резко гаснет свет – несколько членов комиссии страхуют – один из них забрасывает в урну пачку бюллетеней. Почему этот вариант очень опасен? Если «вброс» осуществляет комиссия (эпидемия выборов-2004) это означает, что а) существует круговая порука; б) используются бюллетени, которые по роду деятельности находятся в руках комиссии. Как правило, самый распространенный вариант «вброса» - после шести вечера. Во-первых, используются резервные бюллетени (3 % от общего количества). Во-вторых, бюллетени «мертвых душ» и избирателей, которые не придут голосовать – здесь расчет элементарный: 100 % минус стандартная явка (в этот раз она вряд ли будет больше 80 %).

2. «Утренний вброс» («заряженная урна») – привожу этот прием здесь, просто отдавая дань памяти. С введением прозрачных урн его возможность, Слава Богу, сведена на нет.

Правильно заполненные бюллетени заранее помещались в урны - как правило, приклеивались к стенкам. По закону, никто – ни наблюдатели, ни пресса - не имеет права даже прикасаться к урнам, кроме момента опускания бюллетеней при голосовании. Поэтому, если председатель комиссии «забывал» перед голосованием распечатать и перевернуть урну, либо наблюдатели подтягивались не в 8.00, а, скажем, в 8.30, выявить такой способ было практически невозможно.

 

3. «Кольцо Островского», она же «петля Мавроди» («мужик в кустах», «эстафетное голосование»). Названием обязана российскому политтехнологу Ефиму Островскому, хотя справедливости ради нужно сказать, что его прямое участие осталось недоказанным, да и сам он это всячески отрицает. Происхождение второго варианта происходит из выборов в Госдуму владельца МММ Сергея Мавроди. По легенде, именно «кольцо» (или «петля») и обеспечила победу одиозного предпринимателя.

Эффективность схемы базируется на том, что она позволяет использовать как посторонних, так и заранее подготовленных избирателей.

Представим себе день выборов. На подходе к участку из близлежащих кустов (автобуса, подворотни) появляется гражданин, который за бутылку водки (шоколадку, 50 гривен) предлагает купить чистый, незаполненный бюллетень. Если избиратель соглашается, от него требуется зайти на участок, получить свой бюллетень, зайти в кабинку для голосования и спрятать бюллетень в карман (за пазуху, в сумку). В урну можно бросить один или несколько листов формата А4, хотя если фальсификаторы готовятся серьезно, они снабжают «клиента» каким-либо подобием бюллетеня, совпадающим по раз мерам и внешнему виду. После выхода с участка в ближайшей подворотне/кустах/автобусе следует обмен «деньги – товар – деньги».

Фальсификатор отмечает нужную позицию и выдает бюллетень следующему «клиенту». Его задача – бросить заполненный документ в урну и вынести свой, чистый. Вознаграждение выдается по факту вынесенного бюллетеня. Иногда технология подкрепляется присутствием сообщника фальсификатора на участке, которые контролирует поведение получивших заполненные бюллетени. Как видим, конвейерный способ может принести очень значительное количество голосов.

Недостатки: дороговизна, а также необходимость привязки каждой группы фальсификаторов к конкретному участку, хотя иногда применяется и «карусельный» принцип.

4. «Выезд домой» – опаснейший способ, как правило, комбинируется с «вбросом», хотя возможны варианты. Мы знаем, что избирательное законодательство любой страны предусматривает возможность голосования на дому. Например, на президентских выборах-2004, вплоть до переголосования 2-го тура 26 декабря, этим правом мог воспользоваться любой гражданин Украины. Причем подтвердить свое плохое физическое состояние от него не требовалось. То есть, кроме заявления, никаких других документов в комиссию он не направлял.

 В итоге, Украина прославилась целыми районами и городами, где на дому голосовало до 35 % избирателей. Казалось бы, когда от избирателя дополнительно требуется подать справку медицинского учреждения, проблема решается элементарно. Но только в единичном случае, на практике такой подход пропускает мелкую рыбку, но ломает массовые применения фальсификации.

Порядок организации выездного голосования следующий: группа из трех членов избирательной комиссии разрабатывает маршрут поездки и выезжает по месту жительства избирателей, которые подали заявления.

На практике это выглядит так: три члена избирательной комиссии, которые, к слову должны быть представителями разных кандидатов или политических сил (однако проверить не будет ни времени, ни возможности) выезжают из участка на автомобиле. Это крайне опасный момент, ведь появляется широчайшее поле для фальсификации – «вброс» бюллетеней в машине, замена избирательной урны на урну с «правильными» бюллетенями, давление на избирателя, голосующего за пределами участка и т.д.

Формально наблюдатели имеют право присутствовать при выездном голосовании, реально же такая возможность сопряжена с рядом трудностей. В машину их никто не пустит, а маршрута движения они не знают. Даже в том случае, если наблюдатели «сорвутся» и поедут за членами комиссии на собственном транспорте, оставленный участок превращается в очень уязвимое место. Кстати, иногда «выезд» используется именно как отвлекающий маневр.

На практике этот прием часто совмещается с «мертвыми душами». То есть, сначала готовятся заявления от имени людей, которые не смогут посетить выборы – мигранты, умершие, абсентеисты – но, тем не менее, остаются в списках. После подготовки от имени фальшивых избирателей заявления, появляется возможность сначала имитировать выезд и прямо в автомобиле с минимальным риском вбросить голоса за нужную позицию в бюллетене. Лучшим примером здесь может выступить 2004-й год и сотни заявлений с просьбой проголосовать на дому, идентичные настолько, что повторяли даже ошибки.

5. «Подмена» - хотя прослеживаются определенные аналогии с «обменом результатами», разница такая же, как между мошенничеством и беспределом. По завершении голосования и оформления протокола (а это может быть и двое, и трое суток после старта выборов) председатель и секретарь выезжают в окружком. На руках у них не только настоящий протокол, но и заготовленные заранее пустые бланки с подписями всех членов комиссии (если обнаружатся ошибки, исправлять их в протоколе запрещено, приходится переписывать «набело»). Предварительно в протоколе допускается несколько неочевидных на первый взгляд ошибок (распространенный случай - погрешности в оформлении), которые обнаруживает окружная комиссия. Дальше ясно?

Вариант по беспределу: комиссия оформляет протокол, оглашает его перед всеми присутствующими и раздает копии наблюдателям. После этого члены комиссии выезжают, чтобы транспортировать протокол в окружком. По дороге их машина отрывается от машины наблюдателей и заезжает – в штаб, городскую/районную администрацию (один раз было - даже в муниципальную телекомпанию), где бюллетени подменяются, а протоколы переписываются. Применяется, когда фальсификаторы полностью уверены в безнаказанности – ведь неминуемы скандалы наблюдателей, которые имеют на руках первоначальные – настоящие протоколы.

6. «Порча» – объединяет сразу несколько способов так называемой «обратной фальсификации». На тех участках, где ожидается значительный отрыв конкурента, устраиваются массовые провокации. «Глупая» агитация за соперника прямо в день выборов до драк, очевидный вброс массы «левых» бюллетеней, намеренное повреждение избирательных урн и т. д.

Цель - признать результаты выборов на таких участках недействительными и «спалить» голоса противника. Способ действительно эффективный, главное – собрать побольше желающих заработать лбов в кожаных куртках, что и продемонстрировали, например, недоброй памяти выборы в Мукачево. Нивелировать «порчу» можно лишь жестким силовым противодействием.

Вовремя

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі