Павел Жебривский: «Мы сделали Тимошенко «белой и пушистой»

19 січня 2007, 09:53

Прошлая пятница взорвала как украинский политикум, так и общество в целом. Неоднократно заявлявшая о продажности Мороза и об отказе сотрудничать с «антикризисниками» фракция БЮТ помогла своим политическим оппонентам преодолеть вето Президента на закон о Кабмине. Естественно, Ющенко отказывается ставить свой автограф под документом, который, по его мнению, узурпирует власть. А кому бы хотелось превратиться в английскую королеву одним росчерком пера? Поэтому не мешало бы нагрузить и так ни разу «необремененный» Конституционный Суд очередной порцией работы. Пусть судьи разъяснят, насколько свежепринятый закон является конституционным. Народный депутат, член пропрезидентской партии «Наша Украина» Павел Жебривский говорит, что направить представление в КСУ может, как Ющенко, так и «нашеукраинцы». А дальше – дело техники…

- Павел Иванович, сегодня темой номер один обсуждения в обществе остается скандал вокруг Бориса Тарасюка. Виктор Янукович обратился в Генпрокуратуру с просьбой принять меры прокурорского реагирования в связи с действиями Бориса Ивановича. Ваш сопартиец Юрий Ключковский заявил, что это говорит о том, что у премьера «поехала крыша». А Вы бы как назвали такие действия Виктора Федоровича?

- Заявления Юрия Ключковского имеют под собой определенный подтекст. Но я вижу это немного в другой плоскости. Понятно, что Янукович, как человек авторитарный, считает, что он может делать, что угодно, и что его решения обжалованию не подлежат. Из-за этого он игнорирует указ Президента, который обязывает Тарасюка выполнять обязанности министра. Янукович забывает, что закон о Кабинете Министров не вступил еще в законную силу. Есть конституционное право Президента направлять в парламент представление на министра иностранных дел. И без него что-то изменять в этом вопросе невозможно. Тарасюк абсолютно легитимно выполняет обязанности министра иностранных дел. Нравится это Януковичу и его компании или нет.

- Чем может завершиться этот скандал?

- Если все-таки закон о Кабинете Министров подпишет спикер парламента, так как Президент его подписывать не собирается, тогда, безусловно, Тарасюк будет отправлен в отставку на законных основаниях, если это еще раз подтвердит антикризисная коалиция.

- Кто может занять должность главы МИД?

- Называют разных людей. Тяжело сказать. Могут быть вообще очень интересные персоны.

В «Нашей Украине» достаточно профессионалов в сфере иностранных дел и международных отношений. То есть, есть очень много людей, которые могли бы занять эту должность.

- В пятницу парламент преодолел вето Президента на закон о Кабмине. Как лично Вы восприняли то, что фракция БЮТ поддержала коалицию?

- Я смотрю, как это все восприняла Тимошенко – она бросилась замаливать грехи. Но я думаю, что замолить грехи даже у гроба Господнего не удастся.

Это не предательство Президента, «Нашей Украины», идеалов Майдана, потому что для Юлии Тимошенко это все пустые звуки и инструменты для достижения поставленной цели – она реально хочет иметь полную власть.

Она даже не предала избирателей, потому что они для нее тоже инструмент. К сожалению, у нас народ Украины в большинстве, как мужчины, любит глазами. Я когда-то прочитал интервью первого мужа Аллы Пугачевой, в которой он рассказывает, как спрашивал супругу: «Алла, что ты делаешь? Ты же поешь под фонограмму!», а она ответила: «Пипл хавает». Если говорить о Тимошенко, то «пипл хавает» ее риторику.

Законом о Кабинете Министров нанесен страшный удар по Украине. Я разговаривал со многими донецкими, в том числе из правоохранительных органов, и они заявляют: «Не дай Бог нашим донецким полную власть». Даже сами донецкие боятся полноты власти для своих. Это будет Донецк девяностых годов.

Что бы не блеял БЮТ относительно того, что закон они принимали для себя, я не понимаю. Для меня, какая разница, кто будет царем? Если мы говорим о политреформе, о демократизации общества, то царь не нужен.

Я подозреваю, что голосование БЮТ за закон о Кабмине – это сомнение Тимошенко в том, что у нее есть шансы победить на следующих выборах президента.

Сегодня Тимошенко фактически отдала полноту власти в руки Януковича. Но если ты говоришь, что ты «белая и пушистая», то так и поступай, а не делай что-то в отместку. Если вспомнить заявления Тимошенко, то она говорила, что они скрупулезно проверили этот закон, и что ни за какие звезды с неба не будут преодолевать вето. Но риторика – это одно, а поступки – другое.

Я надеюсь, что Конституционный суд отложит неспешные дела, и рассмотрит представление или Президента, или депутатов из «Нашей Украины» относительно неконституционности закона о Кабмине.

Но есть еще один момент. Если БЮТ надолго «привязался» к коалиции, то могут быть инициированы изменения к Конституции. Они могут даже ликвидировать должность Президента, так как у них на сегодняшний день есть конституционное большинство.

- Но, несмотря ни на что, «Наша Украина» все-таки готова работать с БЮТ…

- Откуда возникло электоральное поле Юлии Тимошенко? Ведь до президентских выборов ее рейтинг выше 12 % никогда не поднимался. По большому счету, у Тимошенко не было шансов занять даже третье место на выборах президента. Поэтому она решила поддержать Ющенко. И когда наши структуры начали в полную силу работать, когда Ющенко отравили, то фактически своей деятельностью мы «отбелили» Тимошенко от ЕЭСУ. То есть, благодаря нашей работе мы сделали ее «белой и пушистой». Понятно, что когда Ющенко, как лидер «Нашей Украины», не мог ездить на встречи с избирателями, то, безусловно, произошло позиционирование Тимошенко, как Жанны Д’Арк, как Мата Хари. И часть украинцев, которая поддерживала «Нашу Украину», каким-то образом перешли к Тимошенко, так как видели ее, лично общались. Она уже тогда работала на избирательную кампанию 2006 года.

Работа с БЮТ – это не только работа с Тимошенко и Турчиновым. А это в первую очередь работа с теми людьми, которые, я считаю, поймались на «крючок» Тимошенко.

- Социалисты говорят, что в пятницу на совете руководителей фракций Вячеслав Кириленко согласился с тем, что первым будет рассмотрен закон о Кабмине, и пообещал, что «Наша Украина» не будет блокировать трибуну. Но вышло наоборот. Почему?

- Мы понимали, что закон о Кабмине будет принят. Но Кириленко требовал от Мороза, чтобы по каждой поправке Ющенко представитель Президента Арсений Яценюк давал разъяснения, чтобы и депутаты, и украинский народ поняли, чем Президента не устраивает та или иная статья. А Мороз фактически не давал слово для обсуждения предложений Президента, так как очень спешил принять закон, потому что рюмки уже были налиты по случаю окончания сессии.

- «Наша Украина» не поддерживает закон об оппозиции в нынешней редакции. Что именно вас в нем не устраивает?

- Законом о Кабмине делают диктатора из премьера, а законом об оппозиции - из лидера оппозиции. В этом законе есть такая норма, что из оппозиции могут исключать. Как можно человека исключить из оппозиции?!

Тимошенко сама по себе властолюбивый, властный, с диктаторскими задатками человек. И ее устраивает и премьер-диктатор, и такой же лидер оппозиции. «Наша Украина» руководствуется совершенно другими понятиями – демократическими, с системой баланса.

БЮТ поставил перед собой цель сформировать двупартийность в Украине. «Регионы» и БЮТ - это идеал мыслей и мечтаний Тимошенко. Причем не зависимо от того, где она будет – в оппозиции или при власти, у нее будет все хорошо при такой системе. И эта задача, которую они себе поставили, реализовывается как в законе о Кабмине, так и в законе об оппозиции.

- Как Вы считаете, сдержит ли антикризисная коалиция свое обещание пересмотреть минимальный прожиточный минимум и минимальную зарплату в первом квартале?

- У меня очень большие сомнения по этому поводу. На сегодняшний день происходит массовое невозвращение налога на добавленную стоимость. Я со многими бизнесменами разговаривал. Мотивация такая - у них нет денег. Поэтому и в бюджете их нет.

Как я и говорил – «обещать, не значит жениться». Когда Президент подписал бюджет, и было принято постановление о поднятии минимальных пенсий, зарплат, прожиточного минимума, я утверждал, что на 99 % коалиция не выполнит свои обязательства. Думаю, в первом квартале реального повышения не состоится, что это очередной «кидок пацанов». Возможно, за этим последует и отставка экономического блока правительства.

- Как Вы восприняли новость о том, что Ющенко подписал бюджет?

- Болезненно.

Президент после заявлений БЮТ, что лучше плохой бюджет, чем никакой, выжал из «антикризисников» максимум – обязательство повысить минимальную зарплату и пенсию.

- Поговаривали, что он разменял бюджет на Дрижчаного…

- Не думаю. Парламент не мог не проголосовать за отставку Дрижчаного. У каждого человека есть конституционное право уйти в отставку. Де-юре Дрижчаный уже был в отставке через 14 дней после того, как написал заявление. Единственное, что парламент мог от него потребовать, так это - дополнительного отчета за деятельность на посту главы СБУ. Не больше, не меньше. Так что это не был размен.

- Павел Иванович, когда выбирали председателя совета партии, насколько были уверены в том, что эта должность достанется Вам?

- Я выполнял решение Житомирской областной организации НСНУ, которая выдвинула меня на этот пост. Я не проводил никакой работы, чтобы кто-то голосовал за меня – не агитировал. И получил третье место из трех.

- Были удивлены тем, что Президент внес кандидатуру Балоги?

- Да, в какой-то степени был удивлен.

- Почему? Ведь существует практика, когда председатель партии занимает должность главы Администрации Президента…

- Но эта практика никогда не приводила к победе партии.

Я уверен, что полное преобразование партии в придаток к власти никогда не ведет к победе.

- Балогу утвердили только с четвертого раза…

- Это нормально. Это означает, что в партии есть люди, которые имеют свою точку зрения.

- Почему заседание в Пуще-Озерной было таким тайным?

- Оно не было тайным. У нас, как правило, все происходит открыто. Но бывает так, что кроме членов политсовета на заседание приходят другие партийные функционеры, и голосуют. А определить, кто является членом политсовета, кто нет, очень тяжело. Поэтому было принято решение, чтобы присутствовали только члены политсовета.

- Чего можно ожидать от следующего съезда НСНУ?

- Я не понимаю необходимости проведения следующего съезда. Что мы хотим на нем выработать?! Программу мы приняли – она шикарная. Изменения к статуту мы приняли – они хорошие. Мы хотим руководителя? Нет вопросов. Есть политсовет, который может его сменить.

- Кто это может быть? Вы?

- Не думаю. Баллотироваться на руководителя партии я не буду.

Кто это может быть?!... Партия «Наша Украина» переживает нелегкие времена. Мне бы очень хотелось, чтобы она осталась демократичной. Я хочу быть в партии, но я в ней буду только тогда, когда она будет исповедовать демократические принципы. Если она возьмет пример с других авторитарных партий, я из нее выйду.

  Ольга Москалюк,  «ForUm»

Матеріали по темі