Технология раскола Украины-2

27 жовтня 2007, 08:42
Закономерности, которые были обнаружены на примере двух последних парламентских избирательных кампаний, наиболее точечно проявились во время президентских выборов 2004 г. Данное обстоятельство не кажется удивительным, так как именно три года назад политики публично признали, что в Украине существует политический раскол. Однако, как показала дискуссия последнего времени, природа и причины этого раскола остаются невыясненными. Или второй вариант, что наиболее правдоподобен, - никто из игроков не собирается ни определять эти причины, ни реально делать шаги по преодолению раскола.     

Что также понятно: пока не выявлены причины, его преодоление является практически невозможным.

Что же касается непосредственно итогов тогдашнего голосования, то и в этом случае можно выделить четыре условных дуги по которым прошла «электоральная волна».

Первая дуга – Луганская и Донецкая область, где Виктор Янукович набрал 91,24 и 93,54% голосов, соответственно. Вторая дуга – Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Николаевская и Одесская области. В этих регионах уровень его поддержки колеблется от 66,56 в Одесской области до 70,13% в Запорожье. Однако особняком стоят Крым и Херсонщина, - 81,56 и 51,32%, соответственно. Аналогичная закономерность при голосовании прослеживалась и на парламентских выборах 2006 и 2007 гг., - тогда эти регионы также «проголосовали» менее однозначно, чем их соседи. Что касается Крыма, то он, скорее, должен относиться к районам, входящим в первую, нежели во вторую дугу. Однако если проследить мотивацию избирателей, то на Донбассе преимущественно голосовали за «Другую Украину», не понимая значение этого словосочетания, употребляемого подконтрольными ПР аналитиками. В меньшей степени голосовали против Украины, за отказ от государственности и за вхождение в состав России, то есть за те лозунги, которые наиболее популярны среди радикальных групп «регионалов». В Крыму же предпочли ПР только по одной причине, - для крымчан важен сам антиукраинский и пророссийский тезис как принцип, с которым ассоциируется у них партия В.Януковича. Поэтому если бы наиболее оптимальными показались рассуждения какой-нибудь иной политической силы, разжигающей межнациональную рознь и требующей «слияния» с РФ, то выбор пал бы на такую партию. Ни экономическая, ни политическая платформы здесь неинтересны. Поэтому голосование в Крыму и на Донбассе хотя и имеют примерно одинаковые количественные показатели, однако природа голосования здесь различна.

Дальнейший резкий «переход» остальных регионов на сторону Виктора Ющенко как раз стал причиной того, что получило название «раскол». Вместе с тем на примере Полтавской и Кировоградской областей можно наблюдать тот же своеобразный «пропускной пункт», который был отмечен при подведении итогов парламентских выборов прошлого и нынешнего года. Здесь Виктор Ющенко набрал усредненные 63-66% голосов. В то же время показатели третьей дуги, в которую также входят Черниговская и Сумская области, не смогли преодолеть 80-процентный рубеж, который был зафиксирован только в западных областях, входящих в четвертую дугу. Наименьший показатель здесь зафиксирован в Винницкой области, - 84,07%, а наибольший – 95,72% - на Ивано-Франковщине. Однако заметим, как и на примере двух последних парламентских голосованиях, «иные» данные предоставили Закарпатье и щина, - уровень поддержки нынешнего президента здесь составил 66,5-67,5%, то есть эти голоса в дальнейшем были «распотрошены» между демократическими блоками, хотя и структура поддержки «бело-голубых» существенно не изменилась.

Такие отличия в конфигурации электоральной карты Украины можно объяснить несколько причинами. Во-первых, разницей в менталитете и оценках, продиктованных, скорее, не общностью политических и идеологических интересов, а исторической памятью, - Западная Украина пребывала под тремя империями с совершенно противоположными «подходами» при решении этнических проблем. Во-вторых, Житомирщина и Закарпатье при выборе Ющенко исходили из совершенно различных соображений, как и на примере Харьковской области и Крыма. Если в Житомире речь шла о политическом выборе, то на Закарпатье – желании распутать мультинациональный клубок, который остался со времен господства здесь Австро-Венгерской империи и Румынии.

Парламентские выборы 2002 г. в контексте статьи интересны с той точки зрения, что в них ПР не принимала участие как самодостаточная политическая сила. Поэтому можно наблюдать, что место ПР тогда занимали, естественно, «За Еду», ПСПУ, КПУ, СДПУ(О) и НДП. В дальнейшем «регионалы» просто абсорбировали голоса, отданные за эти политические силы, фактически уничтожив их политических носителей, - в основном речь идет о социал-демократах и коммунистах, а также частично ПСПУ. Причем характерно, что голосование за псевдолевые организации 5 лет мотивировалось исключительно антиукраинскими и пророссийскими соображениями, разве что кроме выбора блока «За Еду», который представлял собой исключительно административный проект, - а это чуть более 11% голосов. Кроме того, суммарные показатели этих партий примерно соответствуют нынешнему рейтингу донецкой партии. Причем и географическое распределение проголосовавших соответствует тем дугам, которые были выше обозначены. И в этом отношении нельзя говорить, что у ПР снизилась или повысилась поддержка, - просто треть населения привыкла голосовать «по-советски», она ментально не мыслит себя в не СССР. Единственная проблема, которая при этом возникает, - это четкая ассоциация «советского» и «российского», что связанно с замкнутым характером информационной среды, в которой находятся эти области.

Что касается тогдашних НУ, БЮТ и НРУ, то они четко занимали позиции в областях, расположенных в третьей и четвертой осях. Но если «нашеукраинцы» сумели потерять часть голосов, то БЮТ, наоборот, собрала те, которые были отданы политическим силам, которые сейчас сложно назвать «протооранжевыми». Скорее всего, произошла консолидация вокруг идейной альтернативы, - в отличие от ПР, которая занималась исключительно администрированием электорального поля Украины.

 Вовремя
Матеріали по темі