Скандальный закон как лакмус демократии

26 січня 2007, 10:31

Кутерьма, которую в последние три недели устроили отечественные политики вокруг принятия закона «О Кабмине», могла произойти только у нас в стране. Сообщество ни одной из европейских стран не потерпело бы, чтобы их политические лидеры устраивали балаган и массовые спекуляции вперемешку с инсинуациями, когда речь идет об одном из основополагающих законов, на котором, без преувеличения, зиждется государственный строй. А у нас – пожалуйста!

Прошлым летом мы с вами наблюдали такую же тягомотину с созданием парламентского большинства. Те же многочисленные переговоры, круглые столы, обвинения представителей заинтересованных сторон в некомпетентности, предательство как кульминация, и, в конце концов, развязка – переформатирование властной вертикали в стране. Похоже, такой сценарий развития событий становится в Украине обыденностью.

Смотрите: подставив под описанную выше схему действий события января, мы получим в точности ту же картину, которую наблюдали на протяжении нескольких месяцев 2006 года.

Завязка: а не принять ли нам закон?

Вопрос о том, нужна ли законодательная база Кабинету министров, долгое время висел в воздухе. Оно и понятно: сперва Леонид Кравчук, а затем его тезка Кучма не были заинтересованы в определении роли правительства как самостоятельной ветви исполнительной власти. В то время Кабмин выполнял роль подручного средства для Президента. Да оно и не могла быть иначе – при президентско-парламентской республике вряд ли какой-то глава государства захотел бы давать ручным министрам свободу распоряжаться делегированным им полномочиям. Хотя и полномочий как таковых правительства времен Кравчука-Кучмы не имели. Ситуация должна была измениться, когда в Украине вступили в силу новые положения Конституции, а в стране начал устанавливаться парламентско-президентский конституционный строй. Хотя сказать, что утром 1 января 2006 года члены правительства во главе с премьер-министром Юрием Ехануровым дружной толпой рванули в Верховную Раду, чтобы зарегистрировать там законопроект «О Кабмине» нельзя – никто из обитавших в то время на Грушевского, 12а и с места не сдвинулся. Да и куда им было двигаться – из высокого кабинета на Банковой Еханурову и Ко строго-настрого было запрещено совершать какие-либо телодвижения.

Кардинальные сдвиги наметились сразу же после подписания Президентом и представителями парламентских сил Универсала, избрания премьер-министром Виктора Януковича и формирования коалиционного правительства. Вот тогда, наверное, впервые вслух заговорили о возможности принятия ряда законов, которые бы регламентировали деятельность главы государства, правительства и парламентской оппозиции. И практически сразу же возникла конфронтация: оппозиция требовала от коалиционного большинства немедля принять закон о себе любимой, Кабмин спешно согласовывал статьи законопроекта о деятельности и полномочиях правительства, стараясь выписать все так, чтобы максимально урезать в правах президента. А гарант сотоварищи подумывали о том, как бы оттянуть принятие всех трех законов, создав конституционную комиссию и вообще вернув парламент и правительство в дореволюционное стойло. Сюжет закручивался.

Кульминация: На все согласная Тимошенко

Эх, знала бы Юлия Владимировна, честя летом 2006 года на всех углах Александра Мороза за предательство помаранчевой коалиции, что спустя полгода сама окажется в его шкуре, наверняка более осторожно подбирала выражения и формулировки. Но пришел декабрь, и Тимошенко, почувствовав важность момента, решилась на поступок, который вполне можно квалифицировать как предательство. Нет, не интересов Майдана – о нем уже практически никто не вспоминает. Юлия Владимировна открыто пошла против Президента, и, что самое ужасное, обручилась, пускай и ненадолго, с до того ненавистными ей коалиционерами в лице регионалов и коммунистов. Торг, по мнению лидера БЮТ, был уместен: проголосовав за законопроект «О Кабмине», Тимошенко и ее верные аксакалы получили первое чтение закона об оппозиции и уже в розовых снах видели себя наделенными полномочиями не меньше, чем та же коалиция. Однако, Юлия Владимировна не учла одного – как бы ни был слаб и бесхарактерен Ющенко, просто так власть он не отдаст. Подтверждением чему стали два президентских вето, наложенных на закон «О Кабмине». А тормознулся этот закон, и застопорилось принятие закона об оппозиции – не выбив себе полномочий, Виктор Янукович не решился отдать приказ ручному парламентскому большинству о предоставлении таковых БЮТ.

Развязка: «зависший» Мороз и другие

С момента, когда парламентское большинство вкупе с оппозицией во второй раз преодолело вето гаранта на закон о деятельности и полномочиях правительства, прошли отпущенные Конституцией 10 дней. А документ так и не подписан. Хотя разнообразными толкованиями и комментариями Основного закона о том, как следует поступить в этом случае и кто прав и виноват, Виктор Ющенко вполне бы мог, как это сделал одна художница на открывшейся недавно в ПинчукАртЦентре выставке, оклеить стены своего кабинета на Банковой, а копиями поделиться с Виктором Януковичем. Загвоздка получилась там, где не ожидали: по словам представителей Секретариата президента, пришедший после второго голосования текст закона не соответствовал тому, за который проголосовали в Раде. А, следовательно, законники с Банковой усмотрели зацепку, из-за которой можно было потянуть подписание закона, и, по возможности, отвоевать урезанные этим документом права и привилегии гаранта. Справедливости ради нужно отметить, что тут юристы Секретариата оказались правы: из-за небрежности или специально закон «покинула» одна из ключевых статей. После долгого разбирательства, во время которого возникла тема о том, что если Президент не подпишет дважды проголосованный Радой закон, то завизировать его сможет спикер Мороз, выяснилось, что ошибку допустил Секретариат Верховной Рады, который удосужился заменить статью вкупе с грузом отклоненных парламентом поправок и предложений Президента. Конфликт вновь дал повод для массы толкований положений Конституции, по которой председатель ВР имеет полное право завизировать закон, если глава государства не подписал его в течение 10 дней с момента последнего преодоления вето. В этой ситуации мокрой курицей оказался Сан Саныч Мороз: все вновь увидели, под чью дудку пляшет главный социалист. Согласитесь, менторский тон, с которым Николай Азаров и Анатолий Толстоухов безапелляционно заявляли об определяющей роли спикера в деле о принятии закона «О Кабмине», говорил о полной подвластности Мороза людям из правительственного здания на Грушевского 12,а. Откровенная податливость Сан Саныча воле регионалов засвидетельствовала: законодательная ветвь украинской власти не обрела самостоятельности, о которой гласят новые положения Конституции. Она просто сменила «хозяина», повернув нос от администрации Президента в сторону правительственной многоэтажки.

Тем временем, за всем шумом и гамом заслуженных и не очень юристов, наперебой комментирующих законность либо незаконность подписи Мороза под Законом «О Кабмине», от народа укрылось главное: Ющенко, Янукович и Мороз вновь собирались вместе. И договаривались они вовсе не о проведении круглого стола 14 февраля, чтобы решить какие-то насущные государственные вопросы. В который раз в высоких кабинетах делились властные полномочия. Итог сих встреч известен: закон так и не был опубликован в положенный срок – 23 января, а премьер и спикер заговорили о возможности поиска компромисса с Президентом. Помилуйте, люди добрые, о каком компромиссе может идти речь, если все, как утверждали правительственные мужи, чинно и законно, а вето гаранта было «надуманным» и не опиралось на нормы Конституции? Тем не менее, было приказано ждать.

Финал: выцветший лакмус украинской демократии

Похоже, что в один из дней, а может уже и сегодня, многострадальный закон таки вступит в силу. И, по всей видимости, самые животрепещущие замечания Президента в нем все же учтут. А если не учтут, то, как сказал Виктор Янукович, «соответствующие изменения можно будет внести уже в действующий закон». Что подразумевает возможность для будущих переговоров с Президентом относительно распределений полномочий. И если Виктору Андреевичу все же не удастся договориться с Виктором Федоровичем относительно того, кто имеет право назначать глав областных и местных администраций, в рамках закона о «жизнедеятельности»правительства, то для гаранта остается еще одно пространство для маневра – закон о Президенте. Разрабатывать который, кстати, уже вызвались регионалы и присовокупившиеся к ним бютовцы. Одна загвоздка – определяющую роль при разработке этого законопроекта будет играть не парламент, и уж тем более не Кабмин. А секретариат Ппрезидента. Который, по всей видимости, не упустит возможности перекрыть президентскими полномочиями, предусмотренными в разрабатываемом проекте, новые полномочия правительства. И тогда нас ждет еще одно, похожее на кабминовское, «представление». Со своей завязкой, кульминацией, развязкой и финалом. Каков он будет – предугадать сложно. Одно предельно ясно: все перипетии вокруг законов о Кабмине и Президенте, наглядно демонстрируют, что до цивилизованной демократии нам еще как до Луны. И вряд ли мы ее вообще построим, пока у людей, сидящих во властных кабинетах собственные интересы будут доминировать над государственными.

 

Александр Минкин,  «ForUm»

Матеріали по темі