Стратегия поражения. Партия регионов в 2004-2007 годах

13 листопада 2007, 08:07

Самый главный просчет ПР в 2006 году заключался в том, что она должна была бы довести дискредитацию «оранжевых» до логичного завершения. Однако спонсоры партии решили сэкономить, что, в результате, вынудило их раскошелиться еще больше.

Трудно отделаться от ощущения некоторой изначальной обреченности Партии регионов. Вроде бы, политическая сила, опирающаяся на экономически мощный регион, крупнейшие финансово-промышленные группы, подмявшая под себя большую часть Юго-Востока Украины, имеющая популярного лидера окруженного совершенно неубиваемым мифом «антиющенко», просто обречена на политические доминирование.

По крайней мере, до тех пор, пока не столкнется с каровым кризисом, положившим в свое время конец владычеству «днепропетровского клана». Тем не менее, на всех этапах эволюции ПР, ее вес был много меньше ожидаемого. В конечном итоге, на выборах 2007 года, она позорно проиграла своим «оранжевым» оппонентам.

Фото пресс-службы Партии регионов
Фото пресс-службы Партии регионов

Безусловно, причин для этого было много, я же остановлюсь только на политической стратегии, которая остается слабым местом политиков донецкого происхождения.

1. В 2002 году ПР была всего лишь частью блока «За единую Украину», представлявшего собой концентрированное выражение административного ресурса. Достаточно сказать, что возглавляли его глава Администрации Президента и премьер-министр. В этом блоке ПР была, всего лишь, репрезентантом региональных элит и не имела слишком уж яркого «донецкого» оттенка.

Однако, уже во время выборов марта 2002 года стало очевидно, что донецкая команда вообще и глава Донецкой ОГА Виктор Янукович в частности, имеют особый вес не только в «заеде», но и в Украине в целом.

Идея выдвинуть Януковича на пост преемника принадлежала, судя по всему, В.Медведчуку (сам Л.Кучма скорее склонялся к кандидатуре своего земляка С.Тигипко). В основе этой идеи лежал простой технологический расчет — герою Запада (а В.Ющенко уже провозгласили в определенных кругах «надеждой нации»), мог противостоять только герой Востока. В.Янукович, по особенностям своей биографии и личным качествам, героем отнюдь не смотрелся, но тут на его кандидатуру работал уже сам факт противопоставления В.Ющенко.

Существовали, конечно, и опасения по поводу того, что для представителя крупнейшей ФПГ пост «преемника» окажется слишком мал, и он попытается выйти за поставленные ограничения (как это сделал в свое время В.Путин). Одной из задач инициированной Л.Кучмой и В.Медведчуком политической реформы и был перевод неформальных отношений с «преемником» в русло жестких юридических норм. Фактически, «преемник» должен был зависеть от политики «широкой коалиции» (тогда в это сочетание вкладывался смысл объединения всех основных украинских ФПГ, включая даже проющенковские). Впрочем, донецкие, вероятно, как сейчас Юлия Тимошенко, считали, что главное — получить власть, а там они уже решат, как разделаться с нежелательными партнерами.

В.Янукович стал кандидатом на пост Президента. Первый тур выборов, который проводился командой ПР, окончился поражением со стороны Ющенко и скандалами, вроде того, что, разгорелся вокруг 100-го округа на Кировоградщине. Причем, по слухам, команда премьера пропустила масштабную фальсификацию в Киеве, где за Ющенко, по приказу мэра, было вброшено 100 тыс. голосов. Перед вторым туром кампанию премьера фактически возглавил уже В.Медведчук, однако это, равно как объем фальсификаций с обеих сторон, уже не имело никакого значения — машина психологической войны заработала на полную катушку, разрывая Украину на две части (кажется, на тот момент инициаторы этой войны в Вашингтоне считали вариант раскола допустимым — не иначе Хантингтона начитались).

Фото пресс-службы Партии регионов

В момент начала «оранжевой революции» (ночь после второго тура выборов), еще была возможность удержать ситуацию в рамках «приличия» — либо заставить Запад признать победу Востока, либо объявить чрезвычайное положение (и то, и другое грозило расколом страны). Однако, В.Янукович отказался от того, чтобы взять ответственность за взятие под охрану внутренних войск правительственных учреждений (в тот момент эта акция еще могла обойтись без кровопролития), что, в ближайшей перспективе привело к падению режима и лишило Януковича статуса «преемника».

Будем откровенны, Януковича это не сильно расстроило. Статус «преемника», связанного по рукам и ногам гарантиями другим ФПГ, его не особенно прельщал. С другой стороны, в донецких финансово-промышленных кругах не очень-то верили, что «оранжевая» революция, которая проходила под откровенно социалистическими лозунгами, приведет к немедленному раскулачиванию.

2. Хотя угроза тотальной реприватизации и репрессий против оппозиции в 2005 году постоянно озвучивалась на самом высоком уровне, вся энергия вырвалась в свисток. Реприватизация, хоть и была массовой, не коснулась большинства предприятий. Репрессии обрушились в основном на тех, кто не мог за себя постоять — рядовых сторонников Януковича. Преследовались несколько высших чиновников (Колесников, Кушнарев и др.), но как-то неубедительно — трудно себе представить, что неопределенная позиция прокуратуры помешала бы посадить неугодных политиков, если бы такая цель действительно ставилась.

На протяжении первой половины 2005 года ПР всячески демонстрировала свою «безобидность», воздерживаясь от какой-либо реальной активности. В парламенте депутаты-регионалы, как правило, поддерживали инициативы «оранжевых». Еще в январе В.Рыбак высказался в том смысле, что партия центристская, а, значит, не может быть в оппозиции. Представителей такой точки зрения кто-то из публицистов назвал «донецкими карбонариями»… «Оранжевая» власть, впрочем, с мнением Рыбака не согласилась — фактически ПР находилась в оппозиции.

Как ни странно, но такая стратегия была не просто правильной, а, пожалуй, единственно правильной. Так или иначе, но значительно большинство населения страны (даже на Юго-Востоке!) связывало со сменой власти определенные надежды. Прямо выступать против этой «революции надежд» было бы не вполне правильно. А вот когда «оранжевый» угар прошел, можно было собирать обильную жатву. Более того, займи партия какую-то последовательную позицию, у нее могли бы появиться оппоненты, а при избранной стратегии избиратели получили возможность строить в своем сознании идеологию ПР «от противного», что и позволило, в конечном итоге, собрать голоса большинства противников «оранжевых».

Единственное, в чем может быть стоило обвинить В.Януковича, это то, что когда Ющенко после сентябрьского кризиса потребовалась поддержка «регионалов», он не воспользовался в полной мере слабостью Президента. Ведь можно было потребовать, например, гарантий принятия закона 3207-1… Впрочем, было сделано главное — репрессии прекратились, наиболее одиозные представители Майдана исчезли из правительства. Кстати, закон 3207-1 был принят, но уже в декабре и в отредактированной версии, требующей еще одного голосования квалифицированным большинством.

Фото пресс-службы Партии регионов

3. В ходе избирательной кампании 2006 года упор был сделан на противопоставление ПР «оранжевым». Партия поддержала лозунги, которые ей навязала, в надежде испортить имидж, президентская команда — государственный статус русского языка, отказ от вступления в НАТО, федерализацию… Расчет «оранжевых» оказался ошибочным — практически любые лозунги, осужденные Ющенко и поддержанные его противниками, пользуются поддержкой у примерно половины населения страны.

Естественным следствием выбранной стратегии стало позиционирование ПР как единственной силы, противостоящей «оранжевым». Было решено отказаться от предполагавшегося «блока Януковича» и от поддержки других «антиоранжевых» сил (более того, на последнем этапе кампании ПР прямо агитировала против голосования за другие партии). Присоединение других политических сил одобрялось только при условии их самороспуска (как случилось с «Новой демократией» Е.Кушнарева).

М.Найем в «Украинской правде» утверждает, что такая стратегия была избрана американским консультантом П.Манафортом, причем действовал он в интересах Р.Ахметова, не желавшего чрезмерного усиления Януковича вследствие создания «именного» блока.

Такая точка зрения имеет право на существование, но, все же, отметим, что стратегия противостояния двух личностей в масштабе страны была принята обоими сторонами: и Партией регионов, и «Нашей Украиной» (лозунг «не предай Майдан»). При этом, обе стороны боролись за «право первородства» в своем политическом лагере, стремясь не допустить утраты лидирующего положения. И обе, в конечном итоге, проиграли.

«Антиоранжевые» получили бы значительно большее представительство в парламенте в случае, если бы барьер преодолела, например, ПСПУ Н.Витренко. Да и сама ПР, стань она центром объединения хотя бы части «антиоранжевых» сил, получила бы лучший результат. Другое дело, что все другие «антиоранжевые» были более радикальны, чем ПР, что неминуемо отразилось бы на политике блока.

«Наша Украина» же просто проиграла выборы БЮТ. Причем тут сыграл свою роль и сложившийся имидж «партии любых друзив», и ошибки в стратегическом планировании кампании (в частности, ее отчетливо «оборонительный» характер).

4. Как известно, выборы 2006 года окончились позорным представлением по названию «формирование «оранжевой» коалиции». НУ, БЮТ и СПУ устроили публичный торг за должности и при этом попытались лишить каких-либо прав оппозицию. При этом, естественно, авторитет «оранжевых» сил опустился до предела.

ПР, однако, не смогла воспользоваться самодискредитацией оппонентов. Она довольно активно выступила против ограничения прав оппозиции (хотя сама по себе «борьба за должности» — не слишком электорально прибыльная позиция), но недооценила исключительного эффекта своих массовых акций (а они вызвали настоящую панику среди «оранжевых»).

Самый же главный просчет, как представляется, заключался в том, что ПР должна была бы довести дискредитацию «оранжевых» до логичного завершения. По прогнозам социологов, если бы Президент был вынужден распустить ВР в результате неспособности «оранжевых» сформировать коалицию, ПР могла бы получить на досрочных выборах до 50% голосов избирателей… В такой ситуации возможностей для торга с Президентом было бы намного больше. Однако спонсоры партии решили сэкономить, что, в результате, вынудило их раскошелиться еще больше.

5. Грубой ошибкой было подписание в предложенной Президентом форме Универсала национального единства. Собственно, в действующей конституционной модели есть место такого рода документу. Если Президент и правительство придерживаются разных идеологических взглядов, действительно необходимо политическое соглашение, которое бы фиксировало общую политику в наиболее важных вопросах.

Проблема конкретного же универсала состояла в том, что он претендовал на статус правоустанавливающего документа и, более того, его подписанием обуславливалось исполнение Президентом его конституционной обязанности подать на рассмотрение ВР предложенную коалицией кандидатуру премьера.

Подписание универсала создало правовой обычай, по которому Президент мог выйти за пределы правового поля при помощи политических соглашений. В конечном итоге, это позволило ему вообще отменить Конституцию, опираясь на соглашения с той же Партией регионов…

 Обозреватель

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі