Объединение через раскол

16 листопада 2007, 09:04

Пока основные политические игроки не признают, что являются украинскими организациями и отстаивают украинские национальные интересы, ни о каком национальном примирении речь идти не может

Испанское решение о ликвидации памятных знаков, посвященных Франко, примечательно для Украины не только в контексте возведения в Одессе скульптурной композиции, включающей монумент российской императрицы. То, что это издевательство над украинской историей и украинской национальной памятью, - никто не спорит. Проблема в другом, - это событие почему-то «случайно» совпало и с президентскими инициативами по национальному примирению, и с его же призывами к парламентам стран осудить все проявления  тоталитаризма, включая Голодомор и тотальные репрессии.


Основным мотивом таких призывов можно считать намерение отказаться от тех догм, которые до сих насаждаются российской пропагандой и теми политическими силами, которые не хотят признавать украинской украинскую же историю. Впрочем, и Украину как уже свершившейся исторический факт.

И в этом отношении нельзя отрицать стратегичность и дальновидность инициатив Президента. Во-первых, коммунисты никогда не признают Романа Шухевича национальным героем. Хотя бы потому, что для коммунистов понятие «национальный» в лучшем случае ассоциируется с понятием «советский» или «российский». Заметим, что за всю свою постсоветскую историю, и особенно пребывая в коалиции, коммунисты не соизволили даже выступить с какой-либо социальной инициативой. Они не попытались ни определить статус профсоюзов, ни предоставить им хоть какие-то властные полномочия, чтобы они могли влиять на инициативы работодателей, ни выступили с инициативой формализации рабочего движения, ни представили хоть какой-то более-менее значимый «социальный» закон. Единственное, о чем они беспокоились, - это защита прав мифического «русскоязычного населения» от культурных и правовых реалий Украины, введение двуязычия, за которым виделось тотальное уничтожение только обозначившегося украинского ренессанса, бои с теневым присутствием НАТО и вхождение в ЕЭП, причем без четкого определения выгодности этого шага. Кроме того, если внимательно прочитать программу, с которой украинские коммунисты шли на выборы и в 2006, и в 2007 году., то можно заметить, что в ней если «Украина» и присутствовала как историческая реальность, то эта реальность четко «вписывалась» в российский геополитический контекст, а все коммунистические инициативы были направлены на воссоздание этого самого контекста, Проще говоря, российской империи. Что же касается политических и экономических инициатив, то они не касались Украины напрямую, - создается впечатление, что «Украина» и «украинцы» для КПУ не существуют в принципе.

И стратегичность президентской инициативы заключается в том, что она ориентирована в том числе и на КПУ, которая вынуждена сотрудничать с ПР, в этом отношении также далеко неоднородной и неоднозначной. Здесь возникает второй аспект проблемы, – идеологическая «совместимость» во взглядах группы Анны Герман, Юрия Мирошниченко, Тараса Черновила с «луганской» и «донецкой» группами, для которых «Украина» и «украинцы» как историческая реальность не существует. Точнее говоря, - им все равно, есть она или нет. Приоритетом здесь являются не политические и историософские дискуссии, которые действительно необходимы для поиска взаимопонимания, а построение «своей» экономической модели, где «политика» и «государство» являются своеобразным приложением, гарантирующим правовую безопасность вторично перераспределенной частной и государственной собственности. И какое это будет государство, составной частью какой страны - все равно. Но каким образом это будет совмещаться одно с другим, а тем более с союзническими обязательствами с коммунистами, - не совсем понятно. Кроме того, даже если КПУ забудет окончательно о «социальном» характере своей политической силы и будет послушно голосовать за все «буржуазные» законы, что уже наглядно продемонстрировала уходящая коалиция, то именно последние «исторические» предложения Виктора Ющенко способны спровоцировать серьезный конфликт, не позволившей ПР и КПУ находиться в единой связке. Отказавшись от принципа «левой» идеологии и взяв за основу защиту экономических и идеократических интересов чужой страны, коммунисты оставили за собой только единственную возможность быть «отличными» от всех остальных. Отказаться от своих псевдоисторических догматов – означает отказаться в принципе от какой-либо политической перспективы.

Праволиберальный «сдвиг» в общественном сознании, который наблюдается последние 7 лет, уже не позволяет реконструировать старые идеи, а новых у коммунистов нет. Вступать в дискуссию они не будут, - для этого нужно признать хотя бы существование «украинцев» как исторической реальности. Поэтому если и дальше Президент будет также твердо настаивать на демифологизации нашей истории, то нельзя исключать и распад коммунистическо-«регионального» союза, и возникновение серьезных трений внутри ПР, - тем более в ситуации пребывания в оппозиции. А разногласия в определении «правильности» исторического развития, сопряженными с диаметрально противоположными взглядами на «национальный вопрос», являются более значимым разъединяющим фактором, чем общность экономических интересов.

Третье, на что хотелось обратить внимание, - это формирование кризисов партийных представительств ПР на местах. Уже классическим примером можно считать ситуацию в Харьковской области и в самом Харькове, где «регионалы» начали активно проводить партийные чистки, освобождаясь от внутренних оппозиционеров и подвешивая на «крючок» некоторых городских руководителей. В данном контексте интересным представляется то, что на фоне критики деятельности Михаила Добкина со стороны той же Анны Герман, городской голова вместе с секретарем городского совета (кто сейчас скажет, под чьим руководством находится город?) принимает решение о практическом «вынесении» Мемориала, посвященного жертвам Голодомора, за пределы города. Хотя предполагалось, что он будет сооружен в центре. Хотя ПР и Президент в этом отношении выступают чуть ли не союзниками, - во всяком случае, на национальном уровне никаких противоречий высказано не было. Однако для харьковских «регионалов» Голодомора не было, а была, как заявил Добкин, «глупость некоторых политиков», и вообще, этот самый Голодомор прошел Харьков стороной, а если ставить какие-то памятники, - то жертвам тоталитарных режимов. Неважно каких – сталинского, гитлеровского, хошиминского, маоцзэдунского… То есть для харьковской «ячейки» ПР указы Президента не имеют никакой правовой и политической силы, - причем так же, как и родной партии. А что будет при исчезновении кабминовского «прикрытия», - одному богу известно.

Очевидным представляется только одно, - пока основные игроки не признают, что они живут в Украине, они являются украинскими политическими организациями и радеют за украинские национальные интересы, - ни о каком национальном примирении речь идти не может. По крайней мере до тех пор, пока существование нации и национальной истории будет отрицаться на политическом уровне.

Матеріали по темі