Украина. Скелет майдана

27 листопада 2007, 08:00

Майдан стал героем и антигероем такого количества мифов и легенд, что может смело стоять в одном ряду с походом аргонавтов или осадой Трои.

Все пропагандистские штампы на Украине последних лет так или иначе, полностью или частично строились вокруг событий осени-зимы 2004 года. И это одна из главных причин, почему к объективному и непредвзятому пониманию тех событий мы придем еще очень не скоро. Защищать любую из представленных точек зрения (которых, по большому счету, всего две: для победителей - это демократический прорыв и тому подобные производные от «волеизъявления», «демократии», «прав человека»; для проигравших - талантливая манипуляция, которой удачливо воспользовались оппоненты), значит вольно или невольно работать на пропагандистском поле одной из сторон.

Если же отказаться от черно-белой логики, то один из возможных подходов - рассмотреть события оранжевой революции с точки зрения массовой психологии, конституционного поля, политических технологий, демократических механизмов и так далее. То есть с точки зрения тех явлений, которые все вместе составляют внутреннюю конструкцию политического события. А свое собственное мнение каждый может сформулировать сам.

Психология майдана

Майдан стал первым случаем в новейшей истории Украины, когда стенка на стенку схлестнулись две доминирующие психологические, мировоззренческие модели - индивидуализм и патернализм. Логическое завершение эта схватка обрела только весной 2007-го, когда Партия регионов и союзники по коалиции попытались организовать собственный аналог майдана. Но проплаченные Партией регионов, социалистами и коммунистами протесты против роспуска парламента так и не смогли раскачаться. Шоу-бизнесовый, медийный и финансовый допинг не помогли: жалкое зрелище антимайдана закончилось полным провалом. Несмотря на летнюю погоду (а вспомните ледяной ветер и снег зимой 2004-го), финансовые затраты объемом на порядок выше и вахтовый, как на угольных шахтах, принцип организации.

С ноября 2004-го раскол Украины действительно стал фактом, вот только линии разлома пролегли, скорее, не географически - между Западом и Востоком, а в сознании людей. Неудивительно, что поединок еще не раз вспыхнул огнем социального конфликта, ведь крушение психологической картины мира - один из самых болезненных видов внутренних переживаний.

Майдан как симметричный ответ

Майдан сыграл на опережение обыкновенно шустрым украинским политикам, неожиданным и симметричным ответом народа правящим группировкам, поставив вопрос ребром. Здесь и сейчас.

Массовый протест против фальсификаций в считанные мгновения перерос в протест против власти вообще как организатора и соучастника фальсификации. А в целом майдан стал выражением нежелания граждан Украины быть сторонниками навязанной элитами во главе с Кучмой и Морозом модели государства. Революционная ситуация всегда означает утрату легитимности государственной власти в глазах масс. Так случилось и в 2004 году: король оказался голым - майдан разрушил декоративную легитимность модели государства. И тут оказалось, как обычно это и бывает после революции, что за декоративной легитимностью не скрывается больше ничего.

Майдан как нарушение заповеди

В актив майдану поспешили записать факт, что он оказался лебединой песней для многих знаковых фигур эпохи Кучмы. Начиная с того, что события осени-зимы 2004-2005 годов вычеркнули из политического процесса самого Леонида Кучму, Виктора Медведчука (глава СДПУ(о), руководитель администрации президента), Александра Волкова (бывший помощник Кучмы и влиятельный лоббист начала 2000-х годов), ряд других фигур рангом поменьше. Но была и обратная сторона. В считанные дни страна, ни на секунду не остановившись перед заповедью «не сотвори себе кумира», сконструировала новых героев. Напомню, Юлия Тимошенко вплоть до 21 ноября 2004-го уверенно входила в тройку лидеров общественного недоверия Украины - в одной компании с президентом Кучмой и экс-премьер-министром Лазаренко (с 1999-го года находится под арестом в США). Правильно уловив пульс «текущего момента», она не только сумела переломить негатив, не только вырвалась в лидеры массовых симпатий, но и наращивает это преимущество до сих пор.

Но даже тогда, осенью-зимой 2004-го, сквозь захлестнувшие иллюзии и эйфорию серьезно смущал один характерный звоночек. Абсолютное большинство новых героев и борцов с «антинародным режимом», стоявших на сцене в оранжевых шарфиках, еще вчера в полном составе дисциплинированно сидели под столом у Кучмы и жадно разевали голодный клювик.

Майдан как миф

В превращении майдана в пропагандистский штамп были кровно заинтересованы как сделавшие ставку на Ющенко, так и проигравшие вместе с Януковичем. Но если отбросить всю пропагандистскую шелуху, что представляли собой массовые выступления, неожиданно ставшие главным фактором политического процесса? Майдан начался как массовый мирный протест граждан против грязной кампании и беспрецедентной фальсификации выборов во время 2-го тура. Всего лишь шаг вперед, и большинство людей осознало, что главная цель протеста - это даже не фальсификация выборов и беспредел провластного кандидата, а режим Кучмы в целом.

Мог ли массовый протест выдвигать какие-либо «идеалы»? Ведь протест - это реакция на какое-либо событие, а не самостоятельное действие, формулирующее собственные политические цели. Тогда откуда взялись «идеалы майдана» и тому подобные лозунги?

Если восстановить события той осени события в памяти, то слова об «идеалах», необходимости борьбы с коррупцией, патриотизме и т.д. сначала озвучила победившая сторона. Чуть позже, примерно к лету 2006-го, рефрейминг отношения к майдану осуществили представители Партии регионов, тоже заговорившие о каких-то там «идеалах», «наказах» и «народной воле».

На самом деле песня про высокие «идеалы майдана» предлагает нам всего два варианта интерпретации. Во-первых, создает впечатление, что люди, стоявшие на майдане, выдвигали собственные политические цели и программы. Возможен и немного другой вариант - что протестовавшие присоединились к политическим целям и программе коалиции «Сила народа» («Наша Украина», Блок Юлии Тимошенко», группа «Центр», Демократическая платформа в Народно-демократической партии, Социалистическая партия Украины). Но общий знаменатель в обоих случаях один, а именно: оба варианта подразумевают исполнителей народной воли, которые от имени народа и обеспечат проведение в жизнь «идеалов майдана». Ну а как именно это происходит в действительности, мы наблюдаем все эти три года.

Майдан как политреформа

Как ни странно, но именно инициированная Кучмой, Медведчуком и Морозом политическая реформа является наиболее ценным приобретением оранжевой революции. Для сторонников Ющенко она оказалась необходимой ценой за взятие власти, а для представителей Януковича - необходимой страховкой политической жизни и здоровья. Если же говорить о политреформе в стратегической плоскости, в плоскости конституционных норм, то перераспределение полномочий в пользу парламента в первую очередь отвечало интересам всех ФПГ. Во-вторых, выигрывала вся страна, так как новая модель, несмотря на массу вопросов к такой форме правления, как парламентско-президентская республика, все же значительно затрудняла откат к авторитарному государству.

Отныне поведение Украинского государства строится, базируясь на новой психологической матрице. С одной стороны, новая редакция конституции страдает практически теми же пороками, что и предыдущая, так как аналогично не опирается на народное доверие и представляет собой компромисс между частью правящих группировок. Соответственно главный вопрос, который существовал в отношении варианта 1996 года, оставался справедливым и для нового варианта основного закона. А именно: насколько новая конституция отражает точку зрения украинского общества? И отражает ли вообще? Или, может быть, отражает интересы правящих группировок? Частично да, но только тех, что были допущены к ее разработке и голосованием 8 декабря 2004 года подтвердили свое согласие с такой моделью власти.

В конце концов, как конституция-1996, так и ее редакция-2004 доказали, что не выполняют даже поставленную задачу - служить источником легитимности политической власти. И первый, и второй вариант принимался под покровом ночи и не опирается на народное согласие - необходимое условие легитимности. Что ж теперь удивляться, что все годы независимости государственная власть и остальной народ Украины существуют в параллельных пространствах.

Майдан как технология

Политическая модель государства, созданная при Кучме, не предусматривала такого понятия, как системная оппозиция. Поэтому политическая и парламентская оппозиция изначально работали как внесистемная, а точнее, антисистемная оппозиция режиму. Задолго до майдана в антисистемной оппозиции к режиму находилось и большинство населения. Если и говорить о каких-то технологиях, то единственной технологией стал предложенный механизм протеста - мирный массовый митинг. Главная заслуга предложенной модели в том, что она не только сдвинула огромную лавину общественного негатива, но канализировала массовые настроения и предложила для их выражения организованную форму. Кто же виноват, что масса протестующих - в отдельные дни до 500 тысяч человек - оказалась настолько критической?

Майдан как опасность

Что самое удивительное, за все три прошедших года именно Ющенко и Тимошенко сделали все возможное, чтобы похоронить саму идею майдана. Новый президент, ничем не обязанный украинским кланам, начал с того, что бросился договариваться с олигархами и сделал все для их включения в сегодняшнюю модель власти. А завершил внесением в 2006 году кандидатуры Януковича в парламент и участием собственной политической силы в одном правительстве с недавними оппонентами. С учетом того, что политические позиции Тимошенко во многом опираются именно на массовую поддержку, ее линия поведения более гибкая. Тем не менее каждый, кто мог прийти на инициированные БЮТ массовые митинги, мог отчетливо ощутить, что его просто используют в личных целях. Желающим узнать цену их истинному отношению я предложил бы посетить майдан независимости 22 ноября 2006-го, во вторую годовщину оранжевой революции. Президент Ющенко в последний момент решил не выходить на центральную площадь Киева, ограничившись невнятным телевизионным интервью, у Тимошенко именно в этот день нашлись неотложные дела в Брюсселе.

Но самое главное, правящие группировки очень быстро сделали выводы из тех событий: за прошедшие три года было сделано все, чтобы массы получили минимальное влияние на политический процесс. Взамен предлагается удовлетвориться возможностью раз в несколько лет выходить на избирательные участки и получать свою порцию демократических иллюзий. Влияние народа (или электората, кому как удобнее) на внутренний и внешний курс государства сегодня сводится к тому, чтобы определить в ходе тендера подрядчиков, которым ведущие украинские кланы доверят лоббировать свои интересы. Ну а также узаконить расклад среди наибогатейших семей Украины.

От перемены слагаемых кучма не меняется?

Стоит ли удивляться, что массовое разочарование в идеалах майдана оказалось основным настроением прошедших лет? Причем разочарование в конкретных фигурах - Ющенко, Тимошенко, Морозе, Януковиче и т.д. довольно быстро переросло в разочарование вообще, неверие в возможность каких-либо позитивных изменений, ощущение бесперспективности всего происходящего. Хотя именно этот урок все же предлагаю отнести к позитивным моментам майдана - рассчитывать нужно только на собственные силы, а не доверять свои интересы и интересы государства людям, единственная, главная, первая и последняя цель которых - потакание собственным амбициям.

Майдан, независимо от того, каким будет отношение к нему со временем, был абсолютно уникальным моментом в украинской новейшей истории, ведь он объединил в едином порыве простых украинцев и представителей элитных группировок, то есть силы, которых не просто ничто не объединяет, а которые находятся между собой в жестком противоречии. По большому счету, оранжевые олигархи угнетали и угнетают работников на своих предприятиях ни на копейку не меньше, чем донецкие, коммунисты или объединенные социал-демократы. На самом деле нужно было ломать олигархическую модель экономики, а в политической плоскости - не изобретать новых кумиров, а требовать немедленного принятия на референдуме новой конституции, которая бы трансформировала политическую систему. Лишь тогда можно было бы говорить об импульсе, необходимом для движения вперед. Проблема Кучмы и Януковича оказалась в том, что они оказались в роли красной тряпки для быка, тряпки, которая отвлекла внимание от главной задачи. Уже через год, с первыми коррупционными скандалами в президентском окружении, даже самым заторможенным стоило бы понять, что корень всех зол - это не отдельный человек и его окружение, а неадекватная система власти и изначально искривленный экономический базис. Ну и совковая психология, политическая и гражданская пассивность большинства украинцев как отягчающие обстоятельства.

Что хуже - авторитаризм одного человека и его окружения, как тогда, или диктат крупного капитала, как сейчас? Ничего не хуже. Если государство выбирает демократический путь развития, то подобная постановка вопроса даже не возникает. Но и первый случай, про который слишком быстро забыли, и второй, что подается сегодня под соусом «демократии», никакого отношения к реальной демократии не имеют. Очень не хотелось бы, чтобы ближайшее будущее живыми примерами подтвердило, что от перемены слагаемых кучма не меняется.

 Гуляй-поле

http://kiev.vlasti.net
Матеріали по темі