27 лютого 2020, 00:52 Житомир: °C
Roland Mikiani
Інформаційник, фахівець з контр-пропаганди, тех.редактор проекту "Історична правда"

Мелкая посредственность, появившаяся в Кремле случайно

Ведущий исследователь Института Брукинса Лилия Шевцова говорит откровенно: президент России Владимир Путин совсем не похож на ловкого и эффективного лидера. По ее словам, Путин – мелкая посредственность, у него нет ни малейшего понятия, что делать с Россией, оказавшейся на краю пропасти.

Шевцова на этой неделе примет участие в дискуссии форума интеллектуалов «Россия и Запад: реальность и перспективы», которую в Вильнюсе организуют Министерство иностранных дел и Центр исследования Восточной Европы.

- Объяснять действие режима в России популярно, сравнивая его со структурой мафии. Если опираться на такую концепцию, Путин – словно Capo dei Capi («босс всех боссов»), посредник между кланами, который решает конфликты меду ними. Вы согласны с таким отношением? Если да, как вы оцениваете стабильность такого режима, возможно, есть кланы, опасные для Путина?

- Это правда, что психология, поведение и механизмы действия мафии могут быть свойственны любому режиму одного лица. У свойственного Кремлю самодержавия – долгая и кровавая история, которая опирается на традицию всех охватить и все окутать туманом. В этом есть нечто общее с тем, что описано в книге Марио Пьюзо «Крестный отец», но такой образ упрощает картину.

Прежде всего, нет никакой необходимости изображать Путина как эффективного и ловкого диктатора. Он – мелкая посредственность, появившаяся в Кремле случайно. Да, он научился ориентироваться в коридорах Кремля, но не смог придумать, как управлять страной в XXI веке.

Во-вторых, сегодня мы видим, что российский Capo dei Capi растерян, дезориентирован и не знает (не имеет ни малейшего понятия), что делать с Россией, приближающейся к краю пропасти. Сейчас Путин напоминает отражение импотентного всесилия. То, что 80% жителей его поддерживают, ничего не значит – все авторитарные лидеры перед крахом радовались массовой «поддержке».

Правда, теряя основу, такой лидер и его режим может стать еще более опасным для своих людей и внешнего мира. Особенно тогда, когда он пытается выжить, толкая страну в парадигму войны. В любом случае, мы видим начало агонии режима, которое будет болезненным для России. Эта агония может принести изменения в режиме, которые, возможно, помогут системе самодержавия репродуцировать себя.

Если говорить о кланах вокруг Кремля, я вижу только один клан, который подчиняется Путину. Конечно, интересы внутренних игроков Кремля разделяются, есть враждебность и соперничество. Можно сказать, что интересы разных кремлевских группировок конфликтуют между собой. Но сейчас вряд ли какая-либо из кремлевских группировок готова отбросить персонализированную систему и внести либерализм. Поэтому, когда Путин потеряет контроль, мы, скорее всего, увидим продолжение власти одного лица. Разве что антисистемные российские оппозиционные силы консолидируются и сплотят мощную силу.

Россия идет к кризису, и кризис создаст новую реальность. Но Россия, скорее всего, должна будет пройти всю долину плача, пока увидит настоящий, не иллюзорный выход. Позитивно то, что более 60% россиян, положение которых ухудшается, не готовы платить за «величие» России и войну Путина. Поэтому милитаристский наркотик начинает истощаться.

 

Больше читаем тут