Інтерв'ю

Анатолий Сова о Центре экстренной медицины, работе «скорой» в Житомире и культуре пития

4 січня 2013, 16:55

 22 ноября решением сессии областного совета было создано коммунальное учреждение «Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф» Житомирского облсовета, который возглавил Анатолий Сова. До назначения на эту Анатолий Николаевич был главврачом Житомирской городской станции «скорой помощи». На сайте Житомирского горсовета опубликован проект решения о ликвидации коммунального учреждения «Житомирская городская станция скорой и неотложной медицинской помощи», имущество планируют передать городским больницам.

О том, как создавался Центр экстренной медицины, его основные задачи, будут ли изменения в работе «скорой помощи»  - в эксклюзивном интервью Житомир.info рассказал Анатолий Сова.

- Что изменилось в работе «скорой помощи» в связи с создание Центра экстренной медицины?

- 5 июля 2012 года был принят закон об экстренной медицинской помощи, который предусматривал создание Центров экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. С 1 января 2013 года в Житомирской области действует такой Центр, объединивший все бывшие отделения «скорой помощи», теперь бригады «скорой помощи» являются бригадами «экстренной помощи». Это нововведение позволит сделать медицинскую помощь лучше, вызовы были разделены на экстренные и не экстренные. Есть показания к исполнению экстренных вызовов и доведены нормативы выезда: в городской зоне – до 10 минут, еще может добавляться до 10 минут на погодные условия, потому что при нынешних погодных условиях за 10 минут доехать невозможно. Но в подходах, предоставлении медицинской помощи – ничего не изменилось.

- Раньше тоже было разделение на экстренные и не экстренные вызовы?

- Было разделение на скорую и неотложную помощь, теперь скорая – это экстренная помощь, а неотложная – не экстренная. По некоторым состояниям и показаниям не экстренная медицинская помощь – это работа пунктов неотложной помощи при поликлиниках, но до закона о создании Центров эту функцию выполняла станция «скорой помощи».

- По каким показаниям разделяются вызовы?

- Есть четкие разделения для оказания экстренной помощи: резкая потеря сознания, инфаркты, инсульты, травмы, то, что сразу ведет к тяжелым последствиям. А не экстренная медицинская помощь – это, как у нас часто бывает, высокая температура, поднялось давление. Люди просто знают, что «скорая помощь» приедет, сделает укол и станет легче. Да, эти случаи требуют медицинской помощи, но не срочной.

- Для не экстренных вызовов есть какие-то нормативы выезда?

- В таких случаях норматив ожидания бригады «скорой» - до 60 минут. Мы обслуживаем все вызовы, но если есть «высокая температура» и «потеря сознания», то нужно ехать, в первую очередь туда, где потеря сознания.

- Планируется увеличение количества бригад экстренной помощи?

- Планы грандиозные, проведена большая подготовительная работа по создания Центра. Есть в планах и обновление автопарка, и увеличение количества бригад. Раньше «скорая», особенно в районах, выполняла много не специфических функций, это и транспортные перевозки и другая работа, которая не входит в функции «скорой помощи».

- Какими «транспортными перевозками» занималась «скорая»?

- Например, привезти дежурных врачей, или кому-то нужно сделать анализы – «скорая» подвозила этого человека, т.е. занималась транспортными услугами, а не предоставлением медицинской помощи. Сейчас стоит задача, чтобы наша служба занималась только предоставлением экстренной медицинской помощи.

- Ваши коллеги не сопротивляются таким нововведениям?

- На первом этапе создания было много вопросов, и даже элементы такой легкой «оппозиции». Выполнение закона о создании Центров возложено лично на губернатора области. В некоторых  областях люди еще не включились в работу, некоторые приостановили и надеются, что этот закон будет отменен. Не будет. И пилотные проекты – Киев, Днепропетровск, Донец, Винниця – это доказали: после создания Центров экстренной медицины качество предоставления медицинских услуг не пострадало и люди занимаются своей работой. В Житомирской области не ждали, что отменят, мы провели очень мощную подготовительную работу и сейчас объем работы очень большой, фактически, работаем 25 часов в сутки. Некоторые мои коллеги в районах не хотят перестраиваться и принимать новые методы, нет желания учиться работать по-другому. Я десять лет был областным внештатным специалистом по вопросам предоставления скорой медицинской помощи и не новый человек для них. Они меня прекрасно знают, а я знаю их принципы работы и подходы к работе.

- Хватает денег на все запланированное?

- Деньги заложены в бюджете, хватает или нет – сейчас тяжело сказать, Центр работает всего несколько дней. В первую очередь, бюджетные средства будут расходоваться на зарплату, оплату энергоносителей, топливо, есть большая субвенция из Кабинета министров на медикаменты.

- А раньше были субвенции для «скорой помощи»?

- Это впервые за 20 лет независимости Украины такая целевая субвенция, она выделена именно для Центров экстренной медицины. Субвенцию получили все отделения и за счет этого мы впервые спокойно прожили Новый год, у нас есть в наличии и в необходимом количестве все препараты. Это парадоксально слышать, т.к. у нас главврач был или добытчиком или «подвигосовершателем», а тут просто все есть и не надо заморачиваться где взять, как выкрутиться. Сейчас у каждого отделения есть свой запас и это очень много значит. Кроме того, Центр работает автономно, наши кадры выведены из штата городских и районных больниц.

- Нужно ли существенно обновить автопарк областного Центра экстренной медицины?

- Процент амортизации машин «скорой помощи» существенно отличается от амортизации машин в народном хозяйстве. Если в 2009 году была амортизация 25% в год, т.е. через четыре года можно было списывать машину, то сейчас – через 7 лет. С автотранспортом большая проблема – нам не хватает около 40 автомобилей. Сейчас у нас есть около 170 машин, 70% из них требует замены, но они ездят. Если нет денег, то мы не можем заменить и машины, даже со 100% амортизацией продолжают ездить. Мощность станций «экстренной помощи» считается не по количеству автомобилей, а по количеству бригад, если учитывать нормативные показатели, то по области нам не хватает 10 бригад. Машин должно быть больше, чтобы в случае поломки бригада не ждала, а могла просто пересесть на другой автомобиль, машину резерва.

- Есть проект решения исполкома Житомирского горсовета о передаче машин городской станции «скорой помощи» на баланс больницам

- Я с этим не согласен. Это проект распоряжения и лучше вести какие-то переговоры и приходить к общему знаменателю. По нормативу на станции «скорой помощи» Житомира должно быть 54 автомобиля, у нас их было 25. И если мы сейчас из 25 еще 3 заберем, то останется на 19 бригад 22 машины. Хотя все эти автомобили остаются в медицине. Но если это собственность – ты можешь следить и ремонтировать, а если арендуешь, то можешь проводить только заправку, не касаясь технической стороны. Нужно смотреть на эти вопросы с практической точки зрения – и машины и аппаратура очень быстро устаревают, нет смысла за них держаться. По недвижимости вопросов нет, все помещения останутся у «скорой помощи». Не нужно раздувать из этого скандал. Ни один врач, ни один чиновник не думает только о себе, все делается во благо людей.

- Позвольте с Вами не согласиться по поводу наших чиновников...

- Да, из каждого правила есть исключения, но я вам скажу по своему опыту – 95% людей, с которыми я сталкивался, позитивны, нет резкого негатива. Когда ты обвиняешь человека в том, что он плохой – сам стаешь на него похож. Нужно в первую очередь в людях видеть положительные качества. А многие считают, что раз чиновник – значит бюрократ. «Бюрократ» у нас вообще уже полу матерное слово.

- В связи с реформированием «скорой помощи» были какие-то сокращения штатов, увольнения?

- Сокращений и увольнений нет, все люди остаются на рабочих местах, штат не меняется, возможно, будет увеличиваться. Зарплата точно не уменьшится.

- В проекте решения сессии горсовета вы являетесь председателем ликвидационной комиссии коммунального учреждения «Житомирская городская станция скорой и неотложной медицинской помощи»

- Это тоже спорный вопрос: по закону я должен быть председателем ликвидационной комиссии как руководитель городской станции «скорой помощи», но как я сейчас могут возглавлять ликвидационную комиссию, если являюсь главврачем областного Центра экстренной медицины?

- Как будете контролировать сроки прибытия на вызов и использование машин «скорой»?

- У нас был эксперимент с GPS в Житомире – нам фирма бесплатно установила GPS-навигаторами, но потом пришлось от них отказаться, т.к. не нашлись деньги на их обслуживание. Этот «пробный шар» показал, что ничего сложного нет, система GPS – это очень хороший контроль за передвижением автомобилей, ты видишь карту, видишь машину, ее маршрут, скорость. Я думаю, что после 10 января мы внедрим этот проект в Центре экстренной помощи.

- Пожарные часто жалуются, что водители не пропускают их машины, которые едут на вызов. А как со «скорыми»?

- В начале декабря Госавтоинспекция проводила специальный рейд: ехала машина «скорой помощи», за ней патрульная машина ГАИ и на камеру фиксировали нарушения, которые были. К сожалению, культура водителей Житомира намного ниже, чем в других городах, где машины останавливаются у обочины если едет «скорая». Пренебрежение к машинам с сиренами – это такая наша местная особенность, но могу сказать, что житомирские водители прогрессируют: по сравнению с тем, что было лет 5-6 назад, сейчас намного лучше.

- Будучи главврачем городской «скорой», Вы иногда лично приезжали на место ДТП. Зачем?

- Я стараюсь выезжать на тяжелые случаи, техногенные аварии, если это ДТП, или тяжелая травма на производстве. Потому что спрос с меня, я отвечаю за предоставление медицинской помощи и хочу увидеть, где мы недорабатываем, что можно изменить в лучшую сторону. Одно дело, когда тебе дают информацию и другое, когда ты видишь сам. Смотрю, чтобы вся аппаратура работала, чтоб были все необходимые медикаменты. Самое трудное в таких ситуация – быстро поставить диагноз. Еще важно определить, кому первому предоставлять помощь, кого первым увозить. Кстати, по оснащению аппаратурой на одного работника мало кто может сравниться с бригадой «скорой помощи» - у нас 7-8 аппаратов приходится на одного человека: кардиографы, дефибрилляторы, дыхательные аппараты и многое другое.

- Насколько увеличивается количество вызовов в праздничные дни?

- Если до 31 декабря у нас было в среднем 215 вызовов, то в новогоднюю ночь и 1 января – около 280. Ну не умеют у нас люди праздновать. На это Новый год были и падения с высоты, и драки, и отравление суррогатом. Кстати, отравление алкогольным суррогатом – это не экстренная медицинская помощь, но мы едем. Очень часто люди вызывают «скорую» потому что им плохо, но или умей пить или научись правильно выходить из этой ситуации.

- Можете дать несколько советов не умеющим пить?

- Не пить. Я не пью и ничего страшного, вы ничего не потеряете. Нет универсальной науки пить, есть понятие «культура пития». Если под разговор, в небольшом количестве, не спеша и под хорошую закуску – это нормально, а иногда просто стараются напиться, чем больше выпил – тем больше кайфа. Это относиться не только к молодежи, есть и взрослые люди, которые говорят «я могу выпить бутылку». Да, он выпивает и вроде нормально, он со стороны себя не видит. Но когда человек в состоянии алкогольного опьянения, то эмоциональная сфера очень страдает, они очень раздражительны и психологически не устойчивы.

- Часто происходят нападения на бригады «скорой помощи» в Житомире?

- Слава Богу, последние два года не было. Мы плодотворно работаем с органами внутренних дел, потому что себя нужно защищать. Угрозы были, не без этого, но такого, чтоб избили, раздели, ограбили – не было.

Житомир.info

Підписуйтесь на Житомир.info в Telegram
Матеріали по темі