Леся Гонгадзе: на суде прокурор, подсудимые и адвокаты играли в одну игру

19 березня 2008, 07:00
Суд вынес приговор исполнителям убийства журналиста Георгия Гонгадзе. Но мать – Леся Гонгадзе – настаивает, что на скамье подсудимых должны были сидеть представители прокуратуры, а лицам, осужденным за убийство ее сына, она никаких претензий не предъявляет и приговор обжаловать не будет. Леся Гонгадзе продолжает утверждать, что труп ее сына на самом деле не найден.

Прошло больше семи лет с того времени, как исчез Ваш сын. И вот, в конце концов, какая-то точка в деле поставлена - вынесен приговор убийцам. Вы удовлетворены? По вашему мнению, этот приговор справедлив?

Я шокирована этим приговором. Ну, я не могу судить судью. Так как судья наверное лучше знает, и больше знает. Но, во всяком случае, я этот приговор обжаловать не буду. Я лично расцениваю этот суд так, что руководство государства и Генпрокуратура этот суд провели и закончили для того, чтобы сообщить миру и народу Украины, что убийцы наказаны. Хотя я еще раз подчеркиваю - если они убийцы, то должен быть труп. Так как я трупа своего сына не видела. Ну как это - есть убийцы, а трупа нет? Поэтому мне постичь решение суда очень сложно.

Вы говорите, тело не найдено, а чьи же тогда останки в морге?

Ну, я же все время подчеркиваю - я не знаю, чьи эти останки. Так как там стопа не моего сына. Совершенно другая стопа, меньшего размера, с другим строением пальцев. Кроме того, у моего сына были ранение на правом предплечье, а у этого скелета осколочные ранения на левом. Многое из того, что я видела и читала в официальных документах, меня не убедило, что останки принадлежат моему сыну.

Ну, если так, то что же тогда, по Вашему мнению, произошло на суде? Как Вы это объясняете себе?

Я отношусь к этому суду с уважением. Я и судье сказала, что в истории есть немало случаев, когда судьи под давлением общественности вынуждены выносить решение, которое им не хотелось бы. Поэтому я считаю, что суд, который проведен - это для того, чтобы наше руководство государства, самое выское, ездило по миру с чистым лицом, чистыми глазами и всем заявляло, что у нас такое правильное правосудие, что аж дали максимальный срок убийцам Гонгадзе Георгия...

Так Вы считаете их убийцами Вашего сына или нет? Что Вы вообще чувсвуете к этим людям?

Я лично не имею к подсудимым претензий. И я им это сказала, что не имею к вам претензий. И когда один из них в зале суда встал и попросил у меня извинения, я сказала, что мне им нечего прощать, так как я им не предъявляю обвинений ни в чем. А на скамье подсудимых должны сидеть представители Генпрокуратуры. Это я заявила суду. Так как если бы в свое время Генпрокуратура отреагировала на обращение моего сына, он же просил помощи, если бы они его защитили, предоставили помощь, не было бы столько трупов, столько крови, не было бы столько несчастий в моей семье. И эти бы подсудимые не страдали. Вся вина лежит на Генпрокуратуре, а Генпрокуратура перевела стрелки на \"козлов отпущения\". Даже если они кого-то убивали, то они же выполняли приказ старшего по званию, генерала.

Если Вы не предъявляете обвинений осужденным правоохранителям в смерти Георгия, то как Вы расцениваете приговор: 12-13 лет лишения свободы? Эти сроки справедливы?

Я не имею права судить о решении судьи. Ей, наверное, виднее. Она провела 100 заседаний, так что она, наверное, больше знает, чем я. Но у нас, мы это прекрасно видим, за мешок кукурузы, например, мужчина получил 5 лет, а другой за убийство двух людей - 7 лет тюрьмы. То есть человеку, который на самом деле был убийцей, и нашли трупы, ему дали 7 лет тюрьмы. А здесь - мне тяжело постичь, так как нет трупа. Я еще раз повторяю, я не знаю, кого моя невестка Мирося видела. Так как она ходила в морг без меня. Причем через 2 месяца после того, как нашли останки в Тараще. Она узнала его по стопам и дала разрешение на погребение. Поэтому мне тяжело постичь, кто лежал перед глазами у Мироси, и кого видела я.

Вы допускаете, что подсудимые могли возвести на себя клевету под каким-то давлением, взять на себя чужую вину?

Ну, у нас же есть такие примеры. Для чего далеко ходить - дело журналиста Александрова. Арестовали ни в чем не повинного человека Вередюка. Вередюк так же был будто бы убийцей и его осудили. Со временем оказалось, что он не виновен. А Зайченко? Женщину осудили за убийство мужчины, а потом нашли настоящего убийцу. Она же умерла, а трое детей остались сиротами. И что судью осудили за неправильный приговор? Нет! А кого осудили? Никого. Так вот мне тяжело постичь, почему им дали такой срок, и что же они все-таки сделали. Ведь в морге не мой сын.

Вы постоянно подчеркиваете, что останки, которые находятся в киевском морге, не принадлежат Вашему сыну. Но было же несколько экспертиз ДНК. Что показали результаты?

Ну что экспертизы? Их результаты противоречат друг другу. И ни одна не дает 100%, что останки принадлежат моему сыну. Они меня не убедили.

Хорошо, представляется, что до точки в этом деле далеко. Что будете делать дальше?

Семь с половиной лет я варюсь в этом государстве, и я поняла то, что дело Георгия раздули так, как кому-то это было удобно. Для того, чтобы показать народу Украины, что могут сделать с каждым законопослушным человеком. И вы нигде не найдете правды. Так люди мучаются, таскаются по судам, не находя правды. Так как это государство не для законопослушных людей. Это государство для рабов, а не свободных людей. Так как рабам что нужно - хлеба и зрелищ. А сегодня и одного, и второго в стране достаточно. Что буду делать? Ничего. Буду ждать и буду наблюдать, что будет дальше.

Дело все же не закрыто, расследование продолжается, будут искать генерала Пукача?..

Я думаю, что все будет приблизительно так - они в длинный ящик дело положат. Будут, якобы, Пукача еще 5 лет искать, а потом меня не станет, а нет мамы, нет и проблемы.

Вы готовы дать разрешение на погребение останков?

Никогда. Разве что как чужого, не опознанного, человека. Кстати, почему не позвали меня на опознавание сразу же, как нашли останки? А через пару месяцев. Почему Мирославу на опознание пригласили без меня?

Вы задавали эти вопросы правоохранителям?

Да. И не единожды. Молчат - никто ничего не объясняет. Ну, а как было с моим племянником? Он пропал и лишь через год подбросили его истлевшее тело. И до сих пор не понятно, что с ним произошло. Обстоятельства более чем загадочные. А дело закрыли из-за отсутствия состава преступления.

Почему вы не пользуетесь услугами адвоката?

Я уже где-то год без адвоката. Я не могу оплачивать адвоката. А пользоваться услугами адвоката, чтобы он тратил свое время безвозмездно, я не могу себе позволить.

Возможно, это цинично прозвучит, но все это дело - это не только моральные издержки, трата здоровmя, но и банально - денег. Ведь Вам приходилось часто ездить в Киев?

Я 60 раз ездила в Киев. Вот у меня сохранилось 60 железнодорожных билетов. Каждый стоимостью приблизительно 100 гривен. Вот посчитайте - это шесть тысяч гривен. Но заметьте, что это лишь часть билетов. Немало я выбросила не сохранив. А прибавьте проживание в Киеве, а оплата пребывания лица, которое меня сопровождает. В последнее время я не могу одна ездить, поскольку мое здоровье существенно ослабло за последние годы. Кто мне это компенсирует. Никто. У меня лишь один доход - пенсия. Я в суде это говорила, что не могу себе позволить тратить небольшую пенсию. Судья сказала, что может возместить лишь мой приезд на те судебные заседания, на которых я присутствовала. А я была лишь на двух. А то, что приезжала по разным инстанциям - не в счет.

Несмотря на то, что Вы уже во всем разуверились, Вы все же снова написали письмо президенту. Что Вы от него хотите?

Я написала письмо и к президенту, и в Генпрокуратуру. В нем высказала, свое отношение к этому суду. Пусть почитают. Ведь от суда сложилось такое впечатление, что прокурор, подсудимые и адвокаты играют в одну игру. На все обвинения прокурора подсудимые отвечали утвердительно, ничего не возражали. Я не услышала от них ни одного слова в свою защиту - что представители прокуратуры говорили, они все подтверждали.

Все-таки, Вы еще на что-то надеетесь?

На что здесь можно надеяться? Как и было до сих пор, перед очередными выборами все кому не линь будут упоминать имя Георгия Гонгадзе. Будут спекулировать на моем горе.
Виктория Балицкая, Львов
 
Матеріали по темі