Інтерв'ю

Стрит-фотография, агрессивные попы и схожесть Житомира с подростком. Откровенное интервью с Алексеем Лубягиным

20 квітня 2018, 17:14

Алексея Лубягина знает почти каждый, кто когда-либо сталкивался с профессиональной фотографией в Житомире. О нем говорят, как об одном из лучших фотографов города, хотя сам он скромно говорит, что ничего такого особенного в его снимках нет.

К слову сказать, это наша вторая попытка поговорить с Алексеем. Первое интервью, к сожалению, не вышло по техническим причинам, но он любезно согласился снова поговорить с Житомир.info.

О том, для чего люди заказывают фотографов, как реагируют на внезапную съемку на улице, почему Алексей Лубягин сменил ремесло, но не сменил город. А также о том, почему Житомир выглядит и ведёт себя как неуверенный подросток.

Разговор был длинным и взрослым. Местами проскакивала обсценная лексика. Её мало, но мы обязаны предупредить.


Если вбить фамилию Лубягин в Google, то в ответ пользователь получит не так много информации. Много фоток, но биографии, интервью и статей о тебе немного. Пролистав твой Facebook до 2011 года, я выяснил, что ты поработал в нескольких банках. Почему ты забросил это дело, ведь в банках работать престижно и прибыльно?

Про престижность - это все иллюзия и миф. Престижность там заключается только в том, что ты носишь костюм. Когда я туда хотел попасть в банк - в моих глазах это было действительно престижно. Тогда казалось - вот это банкир. А оказалось, что ты не банкир, а простой банковский служащий.

Я считаю это гнездом определенного садомазохизма. Когда ты занимаешь какую-то должность, в самом низу, например, то выше тебя по-любому есть кто-то, и он тебя душит. Душит планами, душит каким-то контролем, а ты, соответственно, душишь других людей. А они весь негатив возвращают тебе. А ты возвращаешь его наверх. Вот это все, это какой-то сплошной негатив.

Я не чувствовал удовольствия от того, что я делаю, от того, как я живу, от того ритма, в котором я нахожусь. И ушел в довольно кризисный для себя момент, когда у меня только родился ребенок, а средств к существованию у меня по сути не было никаких. Я просто снял одну свадьбу, вторую. Мне показалось, что это было неплохо.

Как в твою жизнь пришла эта самая фотография? Это увлечение с юношества или она пришла в более зрелом возрасте?

В более зрелом. Знаете, у всех есть эти странные истории, что вот «я сидел в «красной комнате», дедушка мне показывал, я так вдохновился, потом я этим занимался»? Так вот, у меня такого не было. Мне нравился этот процесс щелканья даже на мыльницу, но я вообще не осознавал, что я делаю. Потом у меня был друг, с которым я в институте познакомился. По сути, мы тогда задали такой тренд и подняли планку. Мы создали, вернее, он создал, а я ему помогал, такой сайт «Интересный Житомир». И мы начали фотографировать город. У нас было много планов на самом деле. По сути, это был блог.


Друг себе купил камеру, я вдохновлялся. Потом я себе купил «мыльничку», а потом я купил себе первую «зеркалку» и понеслась. Был еще ресурс Flickr. Там было такое мощное сообщество из Украины. Там были очень интересные фотографы. Например, Михаил Паличнак.

Михаил Палинчак, который сейчас фотограф президента Порошенко?

Да. Мы тогда варились в этой фотографии. Что-то обсуждали. Это была такая прикольная движуха. Классная, я по ней даже немного скучаю. Потом это тоже заглохло. Появились социальные сети, но фотография осталась. Я начал преподавать фотографию, были выставки, были проекты. Сейчас фотография отходит все-таки на второй план. Наверное, потому что хочется большего. Она от меня не ушла, но она уходит в плане основного источника дохода.

Какой была первая съемка, за которую ты получил деньги, и сколько тогда составил твой гонорар?

Это была свадьба. Я говорил, что не надо мне денег, но мне их дали. Я не помню сколько. То ли 700 гривен, то ли 1300. Это был 2009 год. Я был вообще в шоке, я прозрел. Думаю, них*ра себе, я просидел, проходил пять или шесть часов, провел с ребятами, а мне еще и денег дали. Ну, еще обработал фотки. Но это было в кайф. Чаек себе попиваешь, обрабатываешь.

Я был шокирован и даже взял калькулятор. Думаю, это же если я, например, за одну свадьбу получил, а если я в месяц сниму шесть? И еще пару маленьких съемок. Я же буду вообще мега-богатым чуваком. Это уже потом было, что я назвал осознанно сумму в 1500 гривен. Потом я посмотрел цены на рынке, в Житомире. Сразу же поставил сумму больше, чем у всех остальных. И начал снимать.


Нынче выписать фотографа Алексея Лубягина не так-то и просто. Сколько ты в среднем зарабатываешь за съемочный день или за съемочный час?

Я для себя вывел цифру, которая мне кажется оптимальной на сегодняшний день. По тем деньгам, которые я бы хотел получать, и по тем деньгам, которые я должен был бы получать, исходя из расходов на технику, на передвижения, на еду, на курс доллара, на все остальное. И это хоть и рассчитано, но должно быть дороже, на самом деле. Это стоит полторы тысячи гривен в час. Такую таксу я определил, и она для всех съемок одинаковая.

Какие заказы берешь? Есть ли какие-то ограничения, за что ты точно не берешься ни в коем случае?

Сейчас я отказался от выпускной фотографии. Это еще более сложно, чем свадьбы. Свадьба - ты работаешь в лучшем случае с двумя людьми, иногда с одним. Потому что бывает, что ты общаешься только с невестой и только ее мнение имеет значение. А в выпускной фотографии ты имеешь отношения как минимум с 30 людьми. Да еще и с их родителями. Это сложно.

Еще я не снимаю в стиле «ню». Мне это непонятно. Что сделать с голыми женщинами во время съемки? Я не до конца понимаю, зачем это все. Вернее, я понимаю, но я женатый человек, у меня куча детей. Зачем мне все это? (смеется).

Есть ли у тебя любимая фотография твоего авторства?

Нет, наверное, любимых нет. Фотографии, они чем-то на детей похожи. Такие нано-дети. Ты выпускаешь их в свет, и тогда они тебе нравятся. Бывает, время проходит, и фотографии вообще перестают нравиться. Думаешь, «блин, это я такое снял? Что это за гадость вообще?». Нет, любимой нет.

Я вообще не фетишист, у меня нет каких-то привязанностей к чему-либо. Нет любимого фильма, группы, нет любимого жанра. Я могу слушать рок, техно, классику, джаз. Под настроение. Так и от фотографии. Я могу получить удовольствие как от портрета, который я снял, так и от абстракции.


Насколько прибыльное дело – фоткать в Житомире? Хватает ли этого, чтобы хорошо жить и не отказывать себе в удовольствии отдохнуть, купить что-то недешёвое?

Тут надо плотно разделять и делить на двое, на трое. Если мы говорим о фотографии, то она очень многогранна. У нас, в частности в Житомире, когда говорят «фотограф», то подразумевается свадебная фотография, или какая-то околокоммерческая фотография. Событийная: день рождения, свадьба, похороны.

Стоп, похороны?! Тебя выписывали на похороны?

Нет, я не снимал. Но есть такие знакомые, которые снимали.

А что там снимать?

Бывают ситуации. Люди живут в США, никак не могут приехать. Они взрослые, им тяжело, перелеты. И умирает близкий родственник. Они наняли фотографа для того, чтобы он снял всю процедуру. Там был фотограф и видеооператор. Они снимали похорон, снимали всю движуху. Для того, чтобы потом эту информацию передать. Чтобы человек поучаствовал в этом. Раньше это было достаточно распространено. Там же не снимали усопшего в десяти разных планах. Снимались какие-то общие кадры, людей, которые приходили, какие-то их минимальные интервью и так далее. Почему бы и нет?

Если мы говорим о заработке на фото в Житомире, то Житомир - город специфический, потому что он слаб экономически, и очень слабо развит культурно. Если мы говорим о гонораре свадебного фотографа в западной Украине, то это может быть 300, 500, 1000 или 1500 долларов или евро. А в Житомире - это 200, 300, 400 долларов. Есть исключения, но они (фотографы) снимают уже не в Житомире.

В Житомире, чтобы зарабатывать более или менее какие-то деньги для жизни, для комфортной жизни, для семьи, нужно снимать все, что движется. Одними свадьбами – ну, очень сложно.


Тебе на жизнь хватает?

Нет, если бы мне хватало на жизнь, я бы фотографией и занимался.

Какая у тебя была самая дорогостоящая покупка за последнее время? Я имею ввиду не для работы или зарабатывания денег, а именно в удовольствие?

Не то, чтобы в удовольствие, но я купил машину три года назад. Все. Я всем говорю, что я покупал ее практически на вес. Она стоит полторы тысячи долларов, и она весит полторы тонны. По доллару за килограмм.

Других дорогостоящих покупок нет. Это потому что у меня нет денег. Их не хватает. Потому я и начал другие проекты, которые в последствии построят какой-то фундамент.

Я занимаюсь фотографией 8 лет. Круто? А что мне дала фотография: у меня есть камера, есть три объектива, есть запасная камера. Не знаю, все, наверное. А если у меня начнет болеть указательный палец? А если два? Я не смогу снимать, и что мне с этим делать? Или я не смогу по каким-то причинам за компом сидеть? Поэтому мне хочется построить фундамент, при котором я смог бы иметь какой-то определенный заработок от того, что сможет работать без меня.

Бывают ли у тебя эмоционально тяжелые съемки?

Чаще всего, это было то, от чего я уже отказался. Это были съемки выпускных альбомов, когда люди на тебя давят и ты не понимаешь, зачем ты это делаешь. Я иногда пересматриваю свои выпускные альбомы и мне нравится. Но иногда я думаю: а поймут ли люди то, что я сделал, проникнутся ли они идеей, моментами, которые я подловил? На свадьбах бывает тяжело. Иногда снимаешь и думаешь, я здесь лишний, что они не того человека заказали. Это такой когнитивный диссонанс.


Самые сложные эмоциональные моменты, они случаются, наверное, даже не в момент съемки, а после съемки, когда ты отдаешь фотографии. Это легкое напряжение: понравится, не понравится. Я думаю, что есть ряд людей, которым плевать: типа, а пофигу, я снял и все, а они пусть жрут, как хотят. Я не такой человек. Раньше я прямо заставлял - позвоните или напишите, скажите, как получилось. В 90% случаев люди отзванивались и благодарили. Я с облегчением выдыхал. Потом я понял, что я всегда делаю максимум из того, что могу в конкретной ситуации. Я сделал так, как сделал. И чаще всего - это хорошо. Кто-то писал, я получал огромное наслаждение. Но были моменты, их было немного, когда люди говорили, что им не понравилось, или что им не понравилось, или что им что-то не понравилось, или просто хотели дое*аться. Это просто трагедия. Для меня это были кризисные моменты.

Помимо коммерческой фотографии, тебя знают как уличного фотографа. Во время съемок на улице в кадр могут попадать случайные прохожие. Как они реагируют, когда ты их фотографируешь? Бывали ли конфликты из-за того, что ты кого-то сфоткал?

Вот тут классно, улица никогда не скажет, что ей не понравилось, потому я и люблю снимать улицу (смеется). Конфликтов с людьми у меня практически не было. Был конфликт со священнослужителями-попами. Я даже слово подобрал «поп», оно слегка обидное. Это было в церкви на Подоле. Они там сидели. Я зашел просто фотографировал церковь, как она стоит. А мы как фоткаем на улице: мне важен какой-то момент, я бывает даже на свадьбах отвлекаюсь. И вот эти попы вдвоем на лавочке сели и между собой шушукаются. С одной стороны, да, возможно, это вмешательство в личное пространство. Хотя я был далеко. Просто повернулся, нажал на кнопку. И это была буря эмоций, они оказались довольно агрессивными, эти дяди, как будто они дерибанили кокс какой-то, не знаю, наркотики продавали. Это было ужасно, они на меня насели, давай, мол, удаляй фотографии, как ты смеешь вообще здесь фотографировать, кто тебе давал право и разрешение?

Я им попытался объяснить, что это общественное место и, согласно Конституции Украины, я имею право собирать любую информацию в том виде, к котором мне нравится, и так далее. Потом приехал еще какой-то поп. На каком-то джипе, на таком вульгарно-пошло-дорогом, ну, как мы любим. Если джип продать, то можно спокойно какой-то детский дом содержать три года. С огромными часами, я даже не знаю, какая это марка, но они были явно недешёвые. Он мне тоже начал объяснять, как все это плохо.

В итоге я согласился удалить, тем более, что молодожены подходили, я не хотел никому портить настроение. Я удалил эти фото, но они-то не знают, что у меня флешки в двух слотах постоянно пишут. Они сказали, ну, все. Я тоже развернулся и говорю, хай вас Бог простит.


Что странно, еще продавцы джинсов ко мне дое*ались. На базаре - это вообще стресс-съемка. Если хочется адреналина, то надо на базар идти. Я просто джинсы снимал, надетые на ноги манекена. Я сфоткал и вижу - бежит уже архаровец, такой гопник, даже гопо-человек. Я, правда, всем сразу начинаю улыбаться. Начинаю показывать и рассказывать, что классные фоточки получаются.

А так люди нормально. Иногда они даже не замечают, что я их снимаю, это же быстро. Если происходят разговоры, то я в последнее время говорю, что я Житомир.info. И люди такие, а, нормально. И никто ко мне не доё*ывается. Вообще, это класс. Мне очень прикольно наблюдать, как люди начинают про тебя забывать и от тебя отмораживаться, когда слышат Житомир.info. В вас тоже есть какая-то магия.

Ты смотришь на Житомир немного по-другому, я знаю, что у тебя есть по этому поводу своя позиция, но я хотел бы поставить вопрос иначе. Если бы Житомир был человеком, то за что ты бы разбил ему лицо? Три вещи, которые тебе не нравятся в нашем городе?

Меня бесит пассивность. Люди какие-то… Вот хочется подзатыльник дать. Не по лицу, это как-то грубо. А именно дать подзатыльник. Сказать: «бл*, чувак, ты зае*ал, ну сколько можно тупить?». Тем более, что это близкий человек, тут еще больше хочется дать подзатыльник, сказать: чувак, ну сколько можно? Это первое.

Второе - сказать «чувак, чего ты такой страшный? Ты ж вроде симпатичный парень, но ты как кугут, бл*, просто как кугут. Во всем, в том, что ты надеваешь». А что одежда - это наши стены, наши дома, наши люди. Сказать городу: пойди умойся, не надо надевать аdidas и туфли, надень просто джинсы и куртку без лейблов.

А третье, наверное, «начни что-то делать». Я понимаю, что Киев рядом под боком. Мамка-папка, но надо что-то самому делать. Добавь самостоятельности. Вот как с подростком. Быть самостоятельным и смотреть, как в мире делают. У тебя есть интернет, есть все возможности видеть, как люди развиваются, а ты сидишь, как чмырь, и смотришь телевизор.


Но, кстати, сейчас мне нравится, что происходит в городе, что-то начинает появляться и что-то начинает происходить. Возможно, подрастает то поколение, которое должно что-то делать, и оно начинает это делать. И это хорошо.

Не возникало ли у тебя желания выехать из города, куда-то переселиться?

Нет, не хотелось. Хотелось в тот период, когда началась война, было немножко страшно от того, что это все происходит, непонятно, как это все будет, Путин нападет и все остальное. А у тебя куча детей, куча обязательств. Но хотелось не плане, что вот я сейчас начну этим заниматься, а в плане, что появилась мысль. До этого только в институте я думал про Киев. Но Киев мне не нравится. Он мне нравится как город, но я не думаю, что мне понравилось бы там жить. Меня туда не тянет. Я в метро вообще себя некомфортно чувствую. Возможно, там много чего культурного, активного и жизни, но я чувствую комфортно себя здесь. Вот мне, в принципе, комфортно в нашем городе. Возможно, это так немного по-домашнему, по-семейному, но дома я себя чувствую как-то увереннее. Здесь я что-то могу, что-то строю, могу что-то развивать, и так далее. И то, я, к сожалению, делаю слишком мало того, что я должен делать.


Если ты решишь закончить работать в фотографии, то чем будет заниматься Алексей Лубягин?

Алексей Лубягин не закончит заниматься фотографией. Это сложно остановить. Потому что ты находишься в определенном процессе, и есть люди, которым ты нужен как фотограф. Это – с одной стороны. А с другой стороны – мне самому нравится это делать. Возможно, фотография перестанет быть основным источником дохода. Я хочу сделать так, чтобы фотография снова стала моим хобби.

Спрашивал Евгений Герасимчук, отвечал Алексей Лубягин, фотографировал Игорь Косташ


Житомир.info

Теги: Лубягін фотограф фотографія  
Матеріали по темі