Україна

Мороз выпросил себе приглашение на 70-летие Кучмы

8 серпня 2008, 01:01

Сан Саныч наконец-то ушел на пенсию – «по определению» и по собственной воле. Вот обрадуется Кучма 9 августа, в день своего юбилея!


Но при этом, как и подобает члену и лидеру Социалистической партии Украины, экс-спикер тщательно обгадил все в радиусе нескольких километров вокруг того места, где сидел в политике много лет. То, что для социалистов это вещь нормальная, он продемонстрировал еще в 2006 году, когда после ухода Сан Саныча из «майданной коалиции» вдруг «оказалось», что святейший (мораль нации!) Мороз никогда ничего общего не имел с подлыми оранжевыми интриганами, а все время после Майдана только и думал, как бы спасти от этих казнокрадов страну.

Теперь Морозу для такого масштабного политического катаклизма даже не понадобились хитроумные интриги, переговоры и эффектное предательство: одной лишь фразой в интервью он подписал себе заявление об уходе на покой, а целой эпохе в жизни страны – унизительный диагноз:

«В судьбе Гонгадзе были использованы комплексы Кучмы: вспыльчивость, несдержанность. Поэтому его высказывания перекрутили и умело использовали. Но я думаю, что он не имеет отношения к убийству журналиста».

Короче, «господа, вы все – лохи, продолжайте без меня».

Такое впечатление, что после Майдана как пика общественного самосознания в Украине постоянно происходит состязание «доброжелателей» – кто сильнее обольет общество помоями, указав ему место где-то на подпевке у настоящих «вершителей судеб». Началось с Бориса Березовского, который заявил, что финансировал революцию, хотя максимум кого он мог финансировать – Жванию с Третьяковым. На выборах 2006 года Александр Турчинов заявлениями о «транзитном сервере» НУ поставил под сомнения легенду о таком же сервере Януковича-2004. Затем сам Жвания рассказал, что Ющенко никто не травил, а возмущение всего народа сумел вызвать обычный мнительный симулянт. Осталось только дождаться, когда главный юрист штаба кандидата Ющенко Николай Катеринчук скажет, как ему «соромно» за то, что обвинял Януковича и Кивалова в фальсификациях, а Николай Мельниченко покажет видео, где он с ребятами из «95 квартала» под водочку пишет сценарии будущих пленок. По-видимому, все к тому и идет. Поскольку уже – вдумайтесь еще раз! – Александр Александрович Мороз заявляет о невиновности Кучмы в убийстве Гонгадзе…

Сейчас это нам говорит человек, который 28 ноября 2000 года в Верховной Раде, ссылаясь на пленки еще никому не известного майора службы госохраны Николая Мельниченко, заявлял, что Кучма является не просто заказчиком, а заказчиком, который «систематически контролировал ход выполнения своего поручения». Кстати, вчера в интервью «1+1» Сан Саныч пытался даже отрицать, что когда-либо прямо обвинял Леонида Даниловича. Если уж так память отшибло, можем посоветовать внимательно (желательно раз пять) перечитать официальную стенограмму эпохального заседания с сайта ВР или пересмотреть видеоархив на любом крупном телеканале (хотя вчера, как раз после данных признаний Сан Саныча, «1+1» и прокрутило в эфире его «судьбоносное» заявление с трибуны ВР осенью 2000 года, где Леонид Данилович Кучма был прямо обвинен им в ОРГАНИЗАЦИИ убийства Гонгадзе, в сговоре с неизменно радостным Литвином и покойным Кравченко).

Ладно, раз уж Мороз так уверяет, что не было этого, – поверим. Стенограмму сфальсифицировали, лицо в фотошопе пририсовали, запись голоса Мельниченко смонтировал, сволочь такая, – подставили честного и высокоморального Мороза! Однако же в дальнейшем кто устроил массовые галлюцинации участникам митингов «Украины без Кучмы», явственно слышавшим из уст Сан Саныча - и «Кучму геть!», и «Кучмо, де Гонгадзе?»?

Мороз на правах «первооткрывателя пленок» выдал себе и всей Соцпартии своеобразный патент на использование пленок и обвинений Кучмы в убийстве Гонгадзе (тем более что Мельниченко был приватизирован заранее). И еще многие годы демонстративно обижался, когда эти же мотивы добавляли очков коллегам по оппозиции. Для Сан Саныча возможность попиариться на костях журналиста открыла второе дыхание в политике – ведь после президентских выборов 1999 года Соцпартия не имела перед собой никаких перспектив, а Мороз представлялся обычным маргиналом, отыгравшим свое и не способным ничего предложить обществу.

Тема оказалась долгоиграющей, тем более что конкурирующие БЮТ и «Наша Украина» переключились главным образом на другие объекты оппозиционной риторики – «Кольчугу», авиакатастрофы, ЕЭП, «масонов», газовый консорциум и Медведчука. С которым Мороз потихоньку готовил политреформу, не забывая регулярно грозно требовать согласия парламента заслушать выводы следственной комиссии ВР по делу Гонгадзе.

Когда президентом стал Ющенко, Мороз не только не успокоился, но и участил свои гневные выступления. В феврале 2005 г., за неделю до загадочной смерти генерала Кравченко, он заявлял в интервью своим партийным «Сельским вестям», что «не может идти и речи об эффективности следствия по "делу Гонгадзе", пока не будут привлечены в качестве подозреваемых Леонид Кучма и бывший министр внутренних дел Юрий Кравченко».

За день до смерти милицейского генерала Сан Саныч все также не сомневается, что к убийству Гонгадзе причастен бывший президент Леонид Кучма. И подчеркивает, что именно Кучма давал конкретные поручения бывшему министру внутренних дел в отношении Георгия Гонгадзе.

После месяцев постоянной пафосной болтовни Мороз все же добивается отчета парламентской следственной комиссии, глава которой Григорий Омельченко в сентябре 2005-го однозначно заявляет, что Леонид Кучма является организатором и заказчиком убийства журналистов. Сомнительно, что Сан Саныч не знал об этих выводах, так рьяно добиваясь их обнародования.

В ноябре того же года, в разгар предвыборной кампании, лидер СПУ заявляет, что «начали «кассетный скандал» бывший президент и его администрация, когда посягнули на святое, на жизнь человека».

Как видим, обвинения прямые, без суда и следствия. После них с честными и высокоморальными глазами утверждать, что никогда подобного не говорил, не каждый сможет. А вот Сан Санычу – вполне по плечу.

Продолжать обвинять Кучму социалистам уже тогда не было ни смысла, ни интереса, посему они и переключились на его администрацию образца 2000 года. То есть ее главу – Владимира Литвина, который как раз со своим блоком и аграрно-пацифистской риторикой вдруг нарисовался на родном для Мороза электоральном поле «седых и мудрых». А пока Литвина обвиняли во всех диктофонных грехах и науськивали на него выписанного из США майора Мельниченко, о Кучме Мороз как-то постепенно стал забывать. Первые слова о возможной непричастности Леонида Даниловича слетели из уст Сан Саныча вскоре после предательского обретения им поста спикера ВР, в сентябре 2006 года: «Я нигде не говорил о том, что они давали команду убивать человека. Но то, что с того кабинета начиналась история, ни у кого не вызывает сомнений». С тех пор Сан Саныч еще несколько раз врал, что не обвинял Кучму, пока не дошел до процитированного в начале статьи интервью: мол, не было ничего и вообще, Данилыч, говоря словами Леся Подервьянского, «мужик хоча дурний, але святий».

Пенсия? Да, пенсия, поскольку многолетний лидер Социалистической партии Украины, фактический вождь акции «Украины без Кучмы», давшей первичный гражданский заряд энергии для будущего Майдана, даже без намека на извинения сообщил, что сам восемь лет сознательно фигней маялся и множество людей дурил. То есть все его месседжи о справедливости и борьбе с преступным режимом можно считать недействительными и заведомо фальсифицированными, как и «второе дыхание» его политической потенции. А СПУ возвращается к плачевному состоянию 2000 года и даже хуже (рейтинг-то после предательства вообще мизерный), заодно открещиваясь и от прошлого «пленочного вождя» – недаром же в президенты социалисты собираются идти под знаменем зеленых трусов Вали Семенюк.

Зачем нужно было это «покаяние» Сан Санычу? А что делать, когда ты – никому не нужный внепарламентский «поэт»-графоман, сидишь себе в Конча-Заспе, а через дорогу от твоей дачи стоит дача соседа, такого же пенсионера, как ты, которого ты волей политических судеб много лет подряд клял и называл убийцей? Время-то идет, и ты понимаешь, что все преходяще, и возникнет момент тоскливого, безжалостного одиночества… И захочется выйти из дворца, и постучать в двери дворца соседа, вроде как сахарку к чаю одолжить, и не отказаться от предложения зайти на веранду, выпить по 100 дубовой настойки, вспомнить бурные ночи 1996-го, и возьмет дед Леня гитарку, достанешь тетрадь со свежими стишатами – все о любви увядшей, жизни и запахе сосен вековых конча-засповских, и затянете вместе песню, да так протяжно, чтобы у Ющенко пчелы в ульях зажмурились… Да вот только откроет ли двери дворца соседушка, если ты ему по привычке с порога: «Кучмо, де Гонгадзе?!»

 

http://obkom.net.ua/

Матеріали по темі