Культура

Житомирский карикатурист Василий Вознюк: «Тимошенко не нравятся большие уши»

18 листопада 2008, 11:03

 

 


Художник о том, почему на программах Савика Шустера его шаржи некоторые политики рвут в клочья прямо после эфира, как добирается автостопом с Житомира и из-за чего самым трудным образом считает лицо Анны Герман.

Карикатурист Василий Вознюк: «Тимошенко не нравятся большие уши»

Василий Вознюк — тот самый карикатурист, который запечатлевает во времени лица гостей ведущего Савика Шустера. С ним Вознюк работает давно — сначала была «Свобода с Шустером» на Интере, сейчас — «Шустер live» на ТРК «Украина». Васлий Васильевич родился в Узбекистане в семье военнослужащего. С детства мечтал стать военным и, хотя его мечта не сбылась, он до сих пор с большим уважением относится к людям в погонах. Вознюк, имеющий за плечами лишь среднее образование, признался, что в школе не любил рисовать и делал это скорее плохо, нежели хорошо. А открылся его талант к шаржам совершенно неожиданно,- сообщает сайт газеты  "Сегодня"

— В школе заставляли срисовывать, а не фантазировать, это меня не воодушевляло, и я получал плохие отметки, — признается Василий Вознюк. — Окончив «десятилетку», дальше учиться не пошел.

— Когда впервые зарисовали по доброй воле?

— В Афганистане, где я служил в 1986 году как вольнонаемный. Когда попал на лечение в госпиталь, было очень скучно лежать. Нашел я карту, карандаш и давай рисовать на ней с обратной стороны. Первые мои рисунки были очень мирные, потому что войны хватало с лихвой. Затем стал рисовать портреты друзей. Последние выходили с довольно забавными рожицами. Ребятам очень нравились мои шаржи, они не обижались, а просили еще и еще. Очень быстро информация о моих художествах дошла до главврача, а затем и до всего батальона.

— Кого из политиков труднее всего рисовать?

— Для художника самым трудным считается лицо с правильными чертами, потому что его очень нелегко выразить. А я к тому же еще и рисую шаржи. Потому к этой трудности добавляется трудность рисовать женщин — они чрезвычайно остро на шаржи реагируют! К примеру, боюсь рисовать Анну Герман, она очень красивая и ровно столько же требовательна и критична, поэтому всегда с замиранием жду ее реакции. Когда она улыбается, то мне сразу легчает.



Карикатурист Василий Вознюк

— А накладки в прямом эфире были?

— Один раз у меня был неприятнейший случай, который произошел с Натальей Витренко. Дело в том, что я рисую политиков по ходу того, что они говорят в эфире. Однажды, когда Наталья Михайловна рьяно говорила о продажных чиновниках и вовсю пыталась защитить от них страну, я на своем рисунке попытался изобразить, как она с ними борется. Перед тем как вручать шаржи политикам, Савик Шустер подходит ко мне за комментариями. В тот злополучный для меня день он был настолько задерган редакторами, что не успел этого сделать. В результате, когда на рисунок направили телекамеры, он впервые увидел его и после непродолжительной паузы объявил: «А вот здесь Наталья Витренко… продает Украину за рубль двадцать». Идет прямой эфир, Наталья Михайловна начинает кричать не своим голосом, обзывая «убогого художника». Я хотел пойти перед нею извиниться, но когда услышал ряд «лестных» эпитетов в свой адрес, то передумал.

Наверное, она так и не узнает всей правды, почему все так тогда произошло. А вот со стороны зрителей бывают другие претензии — мол, почему у меня получаются незлые политики. А я считаю, что зла в нашем обществе и так достаточно. А так, может, человек улыбнется шаржу на себя и станет добрее. И так в какой-то мере и происходит. К концу программы атмосфера очень обострена, а аудитория всегда разделяется на несколько «вражеских». И когда на экране появляются шаржи, люди так хохочут, что иногда начинают родниться. К слову, кто никогда не обижается, так это Литвин. Один из первых всегда идет за своим рисунком. Его никогда не удается нарисовать с плохой стороны, потому что Литвин всегда выбирает для себя роль защитника.

— Бывали ли у вас курьезы?

— Я бы сказал, даже очень страшные! Однажды во время эфира у меня вывалилась резинка. Подправить какие-то линии не было возможности. Я тогда испытал настоящий ужас. Другой раз меня так давил кашель, что глаза кровью налились, и тут… объявили рекламную паузу. А потом я понял, что могу свободно кашлять, даже во время прямого эфира — ведь, как правило, политики между собой говорят на таких повышенных тонах! Многие из них не терпят мои шаржи и рвут сразу после программы. Извините, фамилий называть не буду. Могу сказать, что не в восторге Ющенко, а Тимошенко не нравится, когда ей рисуют большие уши. Хотя мои рисунки по сравнению с деятельностью многих политиков вообще безобидное мяуканье кошки в подворотне.

— А на своего работодателя Савика рисовали шаржи?

— И не единожды. Правда, не угодил после первого раза. Савик отметил, что у него не такой нос! А обращается ко мне Шустер «Карикатурист» или «Шаржист». Савик очень редко смеется, и когда удается выдавить из него улыбку, то для меня это всегда праздник. Самое интересное, что мы уже пересекались — в Афганистане. Притом в одно и то же время — в 1987 году. Правда, по разные стороны — я воевал со стороны советских войск, а Шустер делал репортажи для «Ньюсвик».

ХУДОЖНИК КОРОЛЯ АЛЬБЕРТА II ДОБИРАЕТСЯ НА РАБОТУ АВТОСТОПОМ

В 2001 году Василий Вознюк получил Гран-при в Париже на украинско-французском конкурсе политической карикатуры «Пресса и власть». С 2003 года он иллюстрирует книги, изданные под патронатом бельгийского короля Альберта II. Вознюк единственный украинский карикатурист, который рисует королевским семьям Европы. Его работы хранятся в частной коллекции Букингемского дворца. С 2007 года шаржист работает художником в прямом эфире авторских программ Савика Шустера «Свобода слова» (когда программа была на телеканале «Интер») и «Шустер Live» (на ТРК «Украина»). К слову, на работу карикатурист добирается автостопом.

— Чтобы описать все мои «путешествия», придется выдать книгу, — рассказывает шаржист. — Иномарки никогда не останавливаются. Но в ту ночь притормозила новенькая «Ауди». Открыв дверь, я заметил шикарный кожаный салон и красные ковровые дорожки. Сам водитель был весь в черном и смахивал на Мефистофеля. Я сказал ему: «Житомир», водитель кивнул в знак согласия. Затем я добавил «тридцатник», он снова кивнул. На этом наш «разговор» закончился. Выехал я из Киева в 1,45 ночи, а в 2,20, то есть через 35 минут, мы уже были в центре Житомира, хотя дорога туда даже при большой скорости авто занимает не меньше 2 часов. Это просто мистика, и я так радовался, что этот черт не попросил у меня душу!

Ленина Бычковская

Матеріали по темі