Бермудский пятиугольник

8 грудня 2008, 17:36

Во время симпозиума в Гааге, определившего несколько недель назад Украину как наиболее пострадавшую от экономического кризиса страну, Вольфганг де Толл заметил: «Украина, как корабль без капитана, без команды, барахтается в открытом море в отчаянный шторм, и все так обессилели, что некому даже крикнуть SOS». На самом деле SOS кричат все кому не лень, а обессилела страна из-за постоянной потасовки у штурвала. Причем просто так — безстатусно или повахтенно — руль никому не нужен. Делить ответственность за курс корабля без капитанского кителя мало кто готов. И все же, перекатываясь через палубу и ударясь о борта в штормовых волнах кризиса и одновременной схватки за власть, кормчие умудряются вести переговоры о командной работе. Немного времени у них еще есть: корабль-то уже сбился с курса, но вот пассажиры еще окончательно не укачались…

По-прежнему существуют несколько вариантов урегулирования политического кризиса, очередное обострение которого наступило после распада демократической коалиции и отставки спикера Верховной Рады.

На сегодняшний день лидирующей, с точки зрения вероятностных ставок, является коалиция Партии регионов и БЮТ. Несколько ниже шансы объединиться у «президентской» фракции, «Регионов» и Литвина. И теоретически они сохраняются у «НУ—НС», БЮТ и литвиновцев. Нет никакой гарантии, что любое из образований сможет выработать и реализовать правильный курс государственного корабля. Тогда как ясно, что отсутствие реализации всех трех и сохранение нынешнего хаоса неизбежно вынесет державный корабль на рифы. Поэтому рассмотрим варианты.

«Отнесите мое слово в банк»

Всякий раз, когда мечущийся Виктор Янукович выходил на сближение с лидером БЮТ, эксперты излучали скепсис, резонно замечая, что неприятие Рина­том Ахметовым и Дмитрием Фирташем союза с Тимошенко остановит лидера регионалов. Дважды именно так и происходило — в мае и в сентябре этого года. Однако на сей раз команда Ахметова изменила позицию. Все обратили внимание не только на букет цветов, преподнесенный Борисом Колесниковым Юлии Тимошенко по случаю дня рождения, но и на его непосредственное участие в переговорном процессе, ведущемся между БЮТ и регионалами. В ходе его обсуждаются и кадровые квоты, и совместные антикризисные меры, и проект Конституции, в принятии которого заинтересованы обе стороны. Что заставило ахметовцев изменить свое отношение к возможности альянса с Тимошенко?

Во-первых, ситуация в экономике в целом и в приватном бизнесе в частности. У регионалов была дилемма: если их крупный бизнес почувствует, что может обойтись без присутствия во власти, а значит, без бюджета, то фракция вообще ни в одну коалицию вступать не должна — ей останется лишь подождать момента следующих выборов, когда власть упадет в их руки целиком. Но, видно, решили, что ждать недосуг.

Во-вторых, присутствие во власти и возможность влиять на перераспределение средств призвано снизить социальную взрывоопасность в основных электоральных регионах партии. Ежемесячные социальные выплаты и даже пайки упо­мянуты в наработках экономистов, занимающихся написанием антикризисной программы. Тимошенко не хочет штурма здания правительства металлургами и шахтерами. Регионалы не хотят создавать среду, в которой в случае чего сможет расцвести пышным цветом пла­менная оппозиционерка. От крестьян же, риелторов, компьютерщиков и прочих менеджеров больших проблем никто не ожидает.

В-третьих, Виктор Ющенко, чьим неизменным союзником в течение последних лет был Ринат Ах­метов, до сегодняшнего дня не смог пройти свою часть пути для объединения или, по крайней мере, совместной игры с Партией регионов. Президенту действительно было дано обещание поддержать голосами фракции ПР кандидатуру Ивана Плюща на спикера. Срок действия обе­щания истек три недели назад — в конце предпоследней сессионной недели. К моменту «Ч» Виктор Андреевич не нашел в «Нашей Ук­раи­не» нужного количества голосов и не смог договориться с Владимиром Литвином о поддержке кандидатуры Ивана Степановича.

В-четвертых, в какой-то момент Ринат Ахметов отбросил опасения по поводу намерений Тимо­шенко провести ревизию его бизнеса. Ис­точ­ники в окружении Рина­та Леонидовича утверждают, что ему русским языком объяснили, что в этом плане Тимошенко можно не опасаться.

В-пятых, большинство фракции «Регионов» убеждено в том, что союз с Тимошенко является наи­более устойчивой конструкцией, создающей конституционное большинство в зале, дающее возможность принимать законы, менять их, преодолевать вето президента, управлять силовиками, а через них — наводить порядок (либо пользовать) даже в управляемых президентом Нацбанке, Минобороны, Фонде госимущества.

В-шестых, 330 голосов плюс «резервные» 28 голосов коммунистов обеспечивают некую вероятность принятия изменений в Конституцию. Эти изменения, будь они приняты в задуманном виде, предполагающие избрание Януковича президентом в парламенте, искусственно создают четырехлетний безвыборный период, позволяющий сконцентрироваться на кризисе и бизнесе вместо неу­местных для олигархов трат на избирательные кампании.

Руководствуясь, в частности, вышеперечисленными причинами, «Регионы» ведут активный диалог с БЮТ о создании коалиции. Их конструкция то выстраивается, то рушится. Мнения о процессе участ­ников диаметрально противоположны: от «остались детали, но объединение неизбежно», до «ничего из этого не получится». На сегодняшний день в активе переговорного процесса: черновой раздел квот в правительстве и местной власти; неутвержденный пофамильный список кандидатов; процентов на восемьдесят согласованный вариант Конституции; сводимая экспертами антикризисная программа, предполагающая крен внимания в сторону регионов страны, где крупные выступления рабочих способны создать проблему для собственников и центральной власти. В пассиве переговоров: отсутствие гарантии выполнения достигаемых договоренностей (впрочем, легенда гласит, что во время встречи с Тимошенко Ринат Ахме­тов предложил положить в банковский сейф на предъявителя акции его компании, которые можно будет забрать, если «Регионы» нарушат взятые на себя обязательства); значительный уровень недоверия сторон друг к другу (Тимошенко не может гарантировать голоса своей фракции как в вопросе принятия изменений в Конституцию, так и в вопросе поддержки избрания в парламенте Януковича на пост президента. Не сильно верят регионалы и в ее отказ от участия во всенародных выборах. Отказ, который как бы автоматически обеспечивает Януковичу победу); присутствие третьего игрока — президента, стремящегося повалять выстраиваемые прибютовские пирамидки, разжигая самолюбие ВФ.

В принципе, с точки зрения антикризисного противостояния, объединение БЮТ и «Регионов» могло бы быть наиболее приемлемым. Именно эта коалиция, судя по опросам, породила бы в обществе наибольшие ожидания, связанные с четким администрированием борьбы с хаосом. Витринные идеологические различия, как бы существующие между двумя самыми крупными политическими силами, отошли бы на второй план. Подобная коалиция получила бы все возможности, с точки зрения разработки и реализации выверенного и четкого антикризисного курса. Но! Новейшая история Украины не знает ни одного случая соблюдения договоренностей в многоходовых комбинациях; ни одного случая, когда команды приходили к власти и в их последующих действиях доминировал общественный, а не частный интерес; ни одного случая, когда схватка за потоки не разъедала альянсы как ржавчина; ни одного случая, когда подкладывание Конституции под чье-то царственное седалище не вылезало боком для страны; в конце концов, ни одного случая, когда бизнес находящийся у власти, мог проводить политику в интересах широких масс.

Что заставляет считать, что очередная попытка, в случае создания коалиции двумя крупнейшими политсилами, станет исключением из общего ряда? Неординарность ситуации, в которой она создается? Поставленное на карту политическое долголетие? Реальные потери крупных бизнесменов, неспособных устоять самостоятельно и нуждающихся в упорядоченной экономической среде? Возможно…

«Верховная Рада должна быть либо расплющена, либо распущена»

Именно так, по мнению представителей СП, президент видит судьбу парламента. Виктор Ющенко не хочет официально создавать коалицию с Партией регио­нов, поскольку это (только не смейтесь) может повредить его перспективам в борьбе за второй срок. Президент хочет избрать Плюща спикером, отправить Тимо­шенко в отставку, назначить Еханурова техническим премьер-министром и впоследствии, если того потребует борьба за второй срок, разменять участие Януковича в выборах на премьерское кресло. Все это должно быть осуществлено голосами «Нашей Украины», Партии регионов и фракции Литвина.

На сегодняшний день необходимых 226 голосов даже для первого шага — избрания Плюща спикером — у Ющенко нет. Он, безусловно, проводил беседы на эту тему с Литвином, обещая Владимиру Михайловичу все, но… потом. Он встречался с Юрием Луценко в надежде привлечь голоса «Само­обороны» и грозил разгоном парламента. Он беседовал с Фирташем, который мог бы подсобить в нахождении нашеукраинских голосов, если бы НАК отдал ему с десяток миллиардов кубов газа, накопленных «Нафтогазом» на черный день в хранилищах. Он встречался с Януковичем и говорил с ним об объединении страны и совместной миссии в перспективе.

До сего момента это не дало результата. Ибо Литвин, голосующий за Плюща, — это Тимошенко, уступающая премьерство Богослов­с­кой. Луценко готов поддержать Ивана Степановича только в случае отставки Балоги. А Фирташ, имеющий пять штыков во фракции «Регионов», имел после встречи с президентом не самый приятный разговор с Ринатом Ахмето­вым, суть которого сводилась к трем словам: «ты кто такой?». Кста­ти, по данным «ЗН», руководство НАКа, несмотря на высочайшее обращение, грудью легло на закачанный в ПХГ газ, который призван стать палочкой-выручалочкой в случае обострения конфликта с «Газпромом».

Что касается разгона парламента, то, безусловно, Виктор Андреевич может вписать дату и поставить подпись под заготовленным указом. До первого суда. Который, к слову, станет последним. Ибо, согласно решению Киевского апелляционного административного суда, президент не имеет права обжаловать любое судебное решение в первой инстанции, накладывающей запрет на проведение выборов. Хотя поспособствовать реализации разгона могут «Регионы». Например, выведя 150 депутатов из состава Рады. Что, правда, после изменений, внесенных в закон, сделать не так просто, как раньше. Но для того, чтобы стать союзниками президента, «Регионам» нужны две вещи. Первое — четкая конструкция власти на кризисный период, а значит — коалиция. Второе — премьерство Януковича уже сегодня, а не в отложенной перспективе.

Шанс остаться в игре, а не быть выведенным за ее пределы, у президента есть в случае, если он предложит четкую формулу, вынуждающую его реально делиться властью, а не только обещать ее. Янукович — премьер, Литвин — спикер. В этом случае загвоздка будет только в 37 нашеукраинских голосах, которых сегодня нет. Возможно, они появятся, если сторонники Януковича смогут охмурить Коломойского, противящегося пре­мьерству Януковича. Если нынешние министры, работающие по квоте «Нашей Украины», осознают реальность уже на следующей неделе «выхода на вэлфор» и бросятся уговаривать близких депутатов из фракции сохранить за ними ответ­ственные либо доходные места и если президенту удастся сломать сопротивление таких людей, как Кириленко, Ключковс­кий, Зварич, Мартыненко, и части «Самообороны». В принципе, и перспектива создания коалиции ПР и БЮТ, обретшая реальные черты ввиду лояльности Ахметова, может изменить мнение некоторых депутатов «НУ—НС». Теоретически.

Следовательно, сбрасывать со счетов возможность президентской игры сегодня не стоит. Но он пока не готов менять правила.

Сам президент даже не допускает мысли о собственном проигрыше. И перспектива возможной консолидации вокруг него разрозненной оппозиции (в случае создания прибютовской коалиции) его не прельщает и не пугает. Он абсолютно убежден, что Янукович: а) не поверит Тимошенко; б) не удовлетворится местом «свадебного президента» и, по-прежнему будет стремиться к премьерскому креслу. Виктор Андреевич не разделяет мнение тех, кто считает, что у Виктора Федоровича для счастливой жизни есть все, кроме нехлопотного почетного места «парламентского президента». Это кресло Юлия Владимировна охотно уступит вождю ПР в обмен на конституционные изменения, существенно обрезающие полномочия главы государства и столь же существенно расширяющие права главы правительства, коим Тимо­шенко видит только себя. Малень­кая проблема: далеко не все и в БЮТ, и в «Самообороне» готовы голосовать за Януковича-президента.

Ющенко об этом знает. Еще и поэтому он не верит в коалицию двух политических столпов. Куда больше его беспокоит другая комбинация:

Литвин спикер и — поехали

По версии различных источников, на сегодняшний день во фракции «НУ—НС» существует 38 депутатов, вышедших из-под влияния президента. Их хаотичные переговоры между собой до сих пор не позволили реализовать программу-минимум — изменить руководство фракции. А именно Вячеслава Кириленко, зависшего между лояльностью к президенту и нелояльностью к президентским планам. Тридцати восьми голосов в случае сбора их в одном месте хватило бы для решения фракции о создании коалиции с БЮТ и фракцией Литвина. Но голосов трех фракций не хватило бы для создания коалиции. Ведь 38 плюс 156 бютовцев, да плюс, в лучшем случае, 20, а в худшем — десять литвиновцев — это 204—214 голосов. Значит, как и в президентском варианте, речь может идти не о коалиции, а о рабочем большинстве, в данной конфигурации подкрепленном «золотой», во всех смыслах, акцией коммунистов.

Переговоры в этом направлении ведутся всеми потенциально вовлеченными силами. Хотя все понимают, что в штормовых условиях не скрепленное официальным разделением ответственности большинство вряд ли будет устойчивым, эффективным и долговременным. Оно скорее является паллиативом и электоральной пряталкой для Юлии Тимошенко и части «НУ—НС», которые не горят желанием ассоциировать себя как с одиозным Януковичем, так и с непопулярным Ющенко. Пока еще они думают о выборных имиджевых тонкостях. Инерция, знаете ли.

Все понимают, что Литвин-спикер — не самый худший вариант, если не сказать, что лучший из имеющихся. Но Литвин-спикер — это не решение вопроса, а лишь передышка перед новой схваткой. Его избрание позволяет относительно быстро и достаточно безболезненно вернуть Раде статус рабочего органа. Стабильность же работы большинства, при разрушительных действиях со стороны президента и «Регионов», обеспечить будет практически невозможно. И тем не менее этот вариант будет проработан до конца. В случае успеха переговорного процесса — реализован, в случае провала — послужит индульгенцией Юлии Тимошенко, значимая часть фракции которой, скептически относится к союзу с регионалами и настроена категорически против конституционных изменений. Чтобы сказать «я сделала все, что смогла, чтобы этого не случилось», Тимошенко должна пройти до конца путь с нашеукраинцами и Литвином. Президент, в свою очередь, постарается сделать все, чтобы она на этом пути споткнулась о недостающие голоса.

Свалка у штурвала продолжается. Корабль болтает. По подсчетам посвященных экспертов, спад производства составляет 0,7% в день. Банки мародерствуют. «Газпром» звереет. Цены растут. Пассажиров укачивает все больше.

Зеркало недели

http://www.timer-ua.com/
Матеріали по темі