Литвин: там, наверху, коалиции не хотят

2 грудня 2007, 08:39

Превратить шаткую оранжевую коалицию в стабильное парламентское большинство может фракция Владимира Литвина. Правда, пока не очень похоже, что ее лидер согласится на это. Г-ну Литвину не нравится, когда ему предлагают «присоединяться». Если уж работать в коалиции, то на взаимовыгодных условиях. 

«24»: Владимир Михайлович, что, по вашему мнению, произошло в четверг в Раде?  

Владимир Литвин: Ничего не произошло. Скорее всего, о создании коалиции объявили ради объявления, ритуала. Слишком уж пауза затянулась, суфлеры устали. Ведь если бы коалиция действительно была, то в тот же день состоялись бы результативные голосования. Мне кажется, что оба участника этой коалиции просто не доверяют друг другу. А то, что голосование отложили до вторника, свидетельствует о том, что необходимо время, чтобы провести допереговоры в поисках дополнительных голосов. Ведь даже если учесть, что претендента на должность спикера не было в стране, то почему его не вернули, ведь возможность явно была? А если нет, то почему перенесли заседание аж на вторник, а не на пятницу? Я еще раз убедился в том, что президенту коалиция, похоже, не очень-то и нужна. Причем любая. Иначе он занимал бы более конкретную позицию. Ему нужны основания говорить: у меня ни одного дня не было парламентского большинства. А это очень напоминает линию поведения его предшественника. Сейчас все делается для того, чтобы «продавить» своего председателя ВР, а потом держать правительство в подвешенном состоянии. А когда кризис зайдет слишком далеко, можно будет повесить всех собак на Верховную Раду и правительство, продемонстрировав свою «принципиальность». 

То есть будет проголосован «президентский» спикер, а кандидатуру премьер-министра «прокатят»?  

Я знаю, как в четверг представителей одной крупной фракции свозили с разных концов земли в Киев, чтобы подключить к процессу голосования. Поскольку была уверенность, что для демократического формата не хватит нескольких голосов, важно было показать необходимость «расширенного» сотрудничества. Для меня очевидна конечная цель такого сценария: спикера и правительство с приставкой «и. о.» будут вынуждать воевать с Тимошенко. И эта борьба на нейтрализацию всех возможных претендентов на президентские выборы будет определять «телодвижения» на Печерских холмах. 

Вытолкнув Тимошенко в оппозицию и сделав ее жертвой, противники создадут ей благоприятные условия для победы в 2010 году. Разве нет?  

Это если бороться, следуя украинской практике, «втупую». А если организовать грамотное противодействие, за полгода можно сделать все, чтобы люди подзабыли конкретного политика. Ведь можно постоянно бороться с оппонентом, а можно просто сделать вид, что его не существует. Для этого нужно хорошо поработать с соответствующими каналами. Приведу российский пример. Когда в Москве ельцинское окружение испугалось стремительно растущего рейтинга г-на Примакова, против него начали борьбу. Не помогло. Перешли к тактике «умолчания». И добились своего. Учитывая, что в осмыслении реалий украинские политики на несколько лет отстают от российских, можно предположить, что эти технологии скоро дойдут и до нас. 

Президент пригрозил парламенту жесткими мерами, если он не будет работать. Он намекал на роспуск? 

Меня такой вариант не пугает. Тем более, парламент сам себя разрушает, подводя президента к единственному логическому выводу: прекратить его полномочия. Но хочу подчеркнуть, что тот, кто станет инициатором очередного роспуска Рады, проиграет. 

Рада не может работать, потому что нет стабильного большинства. Но ведь именно у вас есть шанс сделать парламент дееспособным. Нужно только войти в демократическую коалицию...  

Когда депутаты формируют коалицию, они должны понимать, во имя чего это делается. А поддержать только для того, чтобы поддержать, – это не общегосударственный подход. Что получается? Попировали, а затем приглашают других к столу с оставшимися объедками. Чтобы разделили ответственность за этот пир во время чумы. Это несерьезный разговор. Подходы к формированию коалиции приводят меня к выводу, что на самом верху действительно не хотят коалиции. Если бы хотели, то все процессы, в том числе и привлечение других фракций к объединению, проходили бы более открыто, прозрачно и ответственно. 

Вам не обидно, что при перечислении кандидатур на должность председателя Верховной Рады ваша фамилия не называется?  

У меня не может быть и нет никакой жалости к себе или недовольства, что меня якобы не замечают. Я очень хорошо знаю все прикидки, расклады и договоренности на сегодня и завтра. И никаких иллюзий по этому поводу не строю. У меня и в мыслях не было себя предлагать, навязываться. А согласиться на сомнительные предложения только для того, чтобы ощутить сиюминутное торжество от возвращения – это путь в никуда.

 Как ваш блок собирается вести себя в парламенте? Будете ли, например, голосовать за спикера Арсения Яценюка? И вообще: как вы собираетесь реализовать свои предвыборные обещания, будучи самой малочисленной фракцией в парламенте и не входя в состав коалиции?  

Мы будем участвовать в голосовании, в том числе и по спикеру. Для того, чтобы определиться относительно его кандидатуры, нужно сначала выслушать, что он скажет. Будет ли он «довеском» президента или правительства или собирается возглавить самостоятельную ветвь власти? Что касается нашей парламентской работы, мы будем вносить постановления, законопроекты. Будем активным участником парламентской жизни. 

Вам легко руководить вашей фракцией, учитывая, что она состоит из двух партий? Утверждают, что вы имеете влияние не на всех своих коллег.  

В отличие от других фракций, у нас нет диктата. Кроме того, почему все так за нас переживают? Переживать нужно за крупные фракции. А мы у себя разберемся. Конечно, проблемы есть: чем меньше людей, тем больше мнений. Но мы все вопросы выносим на обсуждение и решения принимаем коллегиально. А некоторых наших коллег это бесит, они бы хотели, чтобы мы пристали к какой-то «стае». Так не будет.

 Сразу после выборов ваш коллега Олег Зарубинский полушутя заявил, что блок Литвина – это не золотая, а платиновая акция. Вам хотелось бы, чтобы так и было?  

Не хотел бы, чтобы мы выступали в виде акции, потому что любая акция обязательно имеет какую-то цену. Конечно, мы будем пытаться использовать наше преимущество, но это не самоцель. 

Газета «24»

http://www.vovremya.info

Матеріали по темі