"Бином Богатыревой" от Виктора Балоги

9 січня 2008, 08:10

Назначение Раисы Богатыревой на должность секретаря Совета Национальной безопасности и обороны стало практически идеальным завершением беспокойного года.

В том смысле, что оно с какой-то нечеловеческой адекватностью подытожило основные политические процессы, проходившие в стране.

Для объяснения отчасти сенсационного, но больше — просто скандального кадрового решения предлагалось множество версий. Ни одна из них не выдерживает сколько-нибудь серьезной критики, и все они, тем не менее, могут оказаться вполне реальными. Аналогия с «великой изменой Мороза» здесь совершенно неуместна. Как ни относиться к циничной сделке, состоявшейся летом 2006 года, совершенно очевидно: все ее участники точно знали, что хотят от нее получить. Чего никак не скажешь о нынешней ситуации.

Первое, самое очевидное предположение — оно же и самое нелепое: Раиса Васильевна Богатырева призвана на высокий пост, дабы стать мощным противовесом премьер-министру Юлии Владимировне Тимошенко. Но каким, собственно, образом? Богатырева у нас что — выдающийся полемист? Грамотный юрист? Пламенный оратор? Никаких подобных достоинств за вторым номером списка «регионалов» доселе не замечалось. Что там еще в «плюсе»? Некоторая миловидность, обретенная после известных корректировок? Разумеется, тут дело вкуса, но при подобном подходе в поисках «противовеса» стоило бы делать ставку на победительницу конкурса «Мисс Украина». Или, скажем, на Елену Лукаш — она, кстати, еще и юрист неплохой, и мысли свои умеет излагать вполне доходчиво и убедительно.

Версия №2. Противовес, но не на личном, а на высоком политико-административном уровне: Совнацбез во главе с Богатыревой супротив Кабинета Министров во главе все с той же Тимошенко. Теоретически не столь нелепо, как версия №1, но в практическом плане еще смешнее. Со времен Владимира Павловича Горбулина СНБОУ никакой серьезной самостоятельной роли в политической жизни не играл. На остатках былого влияния при сменщике Горбулина Марчуке Совет еще использовался как орган циничной расправы. И все. При «позднем Кучме» СНБОУ, как Госсовет при последних Романовых, стал местом почетной ссылки для деятелей либо слишком опасных, вроде Пискуна, либо слишком уважаемых, вроде Радченко. В «Помаранчевый» период мало что изменилось: ни пассионарное правление главного тогдашнего президентского кума Петра Порошенко, ни сопровождавшееся коррупционными скандалами заведование «кабинетного киборга» Анатолия Кинаха, ни совсем уж не заметное руководство Виталия Гайдука никак не содействовали росту авторитета СНБОУ и его роли в государственной политике.

Возродить былую мощь Совета ныне вообще крайне затруднительно, поскольку в практическом плане его влияние — лишь функция общего влияния председательствующего — главы государства. Нынешние конституционные полномочия Президента Украины вообще существенно урезаны, а уж о влиятельности конкретно Виктора Ющенко говорить серьезно просто неприлично. Виктор Андреевич как-то очень уж бестолково распорядился теми реальными возможностями, которые предоставлены Президенту на период коалициады-премьериады, и трудно ожидать что-нибудь более вразумительное сейчас, особенно в рамках деятельности СНБОУ, где при нынешнем раскладе всё, в конечном счете, зависит от лояльности членов совета, прежде всего, входящих в него по должности министров.

Конечно, определенные возможности пост секретаря Совета в качестве видной публичной площадки мог бы дать талантливому демагогу вроде Юрия Луценко. Да и Юлия Владимировна, проиграв «коалициаду-2006», не зря упорно напрашивалась на это место. И вообще, — сильный орговик, опирающийся на свой личный авторитет и собственные ресурсы, возможно, сумел бы добиться многого (хотя, как сказано, ни Порошенко, ни Гайдук, имевшие по две составляющие из трех, успеха не имели). Но к Раисе Богатыревой все это никакого отношения не имеет. Ее выступления в качестве демагога никого особенно не впечатлили, «сильным орговиком» ее и в шутку никто и никогда не называл, а уж про самостоятельные ресурсы и, тем более, личный авторитет говорить не приходится — чего нет, того нет.

Приходится констатировать: в личном качестве госпожа Богатырева представляет собой столь мало, что не то что «противовесить» никого не способна, но и как она вообще сможет руководить конституционным органом — полная загадка. Естественно поэтому, что несколько версий ее назначения строятся как раз на том, что Раиса Васильевна призвана вовсе не в «личном качестве», а, совсем наоборот — делегирована на высокий пост от всей Партии регионов, или, как минимум, от некоторой части партийного руководства. То есть, с одной стороны — она как бы демонстрирует, что Президент и его секретариат вовсе не игнорируют партию, за которую голосует треть избирателей страны, а, с другой — символизирует некие совместные устремления Банковой и ПР — например, в борьбе с Кабмином. И при этом секретарь СНБОУ еще и является своеобразным залогом верности этим самым общим интересам и даже как бы президентской гарантией для сохранности бизнеса наиболее видных «регионалов».

Все это звучит впечатляюще — если не задумываться. А если задуматься — чушь несусветная. Для тех избирателей, кто грезил сохранением премьерства Януковича, назначение Богатыревой не бальзам на раны, а соль. И даже не лечебная. В той мере, в которой цели и задачи ПР совпадают с интересами Секретариата Президента, они будут реализовываться без всяких символических назначений. Более того, как раз этим назначением любая совместная деятельность заранее серьезно компрометируется. И не может Раиса Васильевна служить ни «залогом», ни хотя бы заложницей — поскольку никакой ценности не представляет, и любой из участников соглашения, если оно имеет место, ни мгновения не колеблясь, пожертвует ею, невзирая на красоту и должность.

Есть еще, правда, версия, что назначение было инспирировано в коварных целях — дабы усугубить раскол, давно назревший в среде «регионалов». Ну, во-первых, совершенно неясно — зачем? Зачем Секретариату раскалывать Партию регионов? Внятного ответа пока не слышно. И, во-вторых, совершенно неясно, — каким образом принятие Богатыревой поста будет содействовать расколу? Ведь для «отколовшихся» при этом ничего не изменится. В смысле — к лучшему. К чему-нибудь плохому — да, измениться может.

И потом — кто, собственно, хотя бы гипотетически должен по стратегическому замыслу «отколоться»? Раиса Васильевна персонально? Это круто. Почти так же, как лупить по воробьям из орудий корабельного калибра. Ну, а еще? Группа Ахметова-Колесникова? Это хороший вопрос. Действительно, как вожди бизнес-крыла партии отнеслись к новогоднему сюрпризу? Как отнесся Янукович — известно: крайне негативно. А Ахметов, а Колесников? В высшей степени информированные источники утверждают, что как раз Борис Колесников и был главным лоббистом сенсационного назначения. Но при этом другие, ничуть не менее информированные, утверждают прямо обратное: дескать, Борис Викторович был решительно против, и до сих пор не смирился. И это можно понять. А вот зачем бы ему «лоббировать» — неясно совершенно. Плюсов (реальных) вовсе никаких, а минусы серьезные. Но об этом дальше.

Вся эта суетливая путаница никого не должна ни удивлять, ни смущать. Поскольку все сходятся в одном: кто бы там ни выступал ходатаем за Богатыреву, главным мотором ее назначения был глава президентского Секретариата Виктор Балога. А может ли кто-то припомнить хоть один толковый проект этого выдающегося «кризисного менеджера» из школы Медведчука? Напомню главный творческий метод прославленной «школы»: лечение каждого нового кризиса средствами, автоматически порождающий новый кризис, еще более суровый. В этом смысле, как и во многих других, Виктор Иванович — достойнейший ученик Виктора Владимировича. Вспомним самые гениальные идеи Балоги: «малая коалициада» и длительная министерская чехарда осенью 2006 года, после чего Президент утратил то немалое влияние, которое получил в рамках пресловутого летнего «Универсала»; затем — роспуск парламента и досрочные выборы. Кто-нибудь до сих пор считает, что Виктор Ющенко что-то выиграл в результате реализации всех этих хитроумных многоходовых комбинаций? Кстати, самые провальные результаты имели те из идей Балоги, которые планировались совместно с «регионалами», как раз с группой Ахметова-Колесникова.

Поэтому (по прецеденту) вполне возможно, что все вышеназванные соображения — пусть на самом деле нелепые, бессмысленные и нереальные — и впрямь звучали, когда принималось решение о назначении Богатыревой. Возможно даже, что и Колесников на самом деле лоббировал. В конце концов, весьма опытный политолог и отнюдь не ненавистник Партии регионов Владимир Малинкович уже сразу после выборов отмечал (в том числе и в «Новых Гранях»), что главной бедой ПР остается понимание её вождями политической деятельности, как обязательной дружбы с Президентом. И — добавим от себя — категорическое непонимание ими того, что в новых условиях и именно для них эта «дружба», особенно столь демонстративная равно губительна для обеих сторон. Уже хотя бы потому, что выглядит она чуть ли не вызовом, за который никто из участников альянса не может и не собирается отвечать.

В сущности, разбор возможных резонов появления в СНБОУ Раисы Викторовны дает лишь возможность резюмировать: разумных доводов нет. Зато последствия видны, как на ладони. Поскольку, невзирая на все опровержения Януковича и при отсутствии внятной позиции Ахметова и Колесникова (а если она, наконец, прозвучит, и даже негативная — то невзирая и на неё) назначение Богатыревой однозначно воспринимается, как наличие некой консолидированной позиции Партии регионов и Секретариата Президента. При этом вопрос — «против кого дружите?» — можно даже не озвучивать. Этот альянс без особых усилий может быть представлен общественному мнению, как «коварный сговор» — что окажется крайне своевременно по весне, когда уже Юлии Тимошенко придется отвечать на хамские вопросы — дескать, где же оно, «покращення вашого життя вже сьогодні»? В отличие от своего предшественника Юлии Владимировне над ответом и задумываться не придется. Какое, действительно, может быть «покращення», когда тут, понимаешь, «коварный сговор»?!

Ну, и, естественно, разнообразные акции против «заговорщиков» — как же без акций-то?

А первыми плодами нежданной «подставы» спешат воспользоваться коммунисты. Их тоже можно понять. Они-то, небось, до сих пор помнят, как на выборах 1998 года собрали 25% голосов. И очень хорошо знают, куда с тех пор ушла львиная доля этих 25%.

Собственно, уже на нынешних досрочных выборах коммунисты сравнительно пристойно выступили, настойчиво и вполне грамотно напоминая своим (общим с ПР) избирателям, что из лояльности к Виктору Ющенко Партия регионов практически полностью отказалась требований невхождения в НАТО и особого статуса для русского языка, — т.е., от ключевых лозунгов, отличавших ее от какого-нибудь БНУНСа. И сейчас Леонид Грач, упирая на новую должность Богатыревой, с нескрываемым удовольствием клеймит продавшихся Президенту «изменщиков»-регионалов.

Что любопытно: если БЮТ и КПУ, каждый со своей стороны, возьмутся раскручивать тему «сговора» вдумчиво и основательно, то уже в относительно недалекой перспективе вполне возможно восстановление гармоничной картины противостояния власти и ужасно радикальной «оппозиции её величества» в лице КПУ. Которая именно в силу своей радикальности, никогда и никак не может претендовать на что-то большее, чем статус «главной» оппозиции. Между прочим, при Кучме эта идиллическая модель «единства и борьбы противоположностей» работала многие годы. Безотказно, как швейцарские часы.

 Новые грани

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі