"Вождей на переправе не меняют": постсоветские преемники

28 лютого 2008, 10:20
"Ну, чего этим русским не хватает, - возмущался таксист в одной из южных столиц ближнего российского зарубежья. - Столько земли! Столько нефти! Президент - дай бог каждому такого!"

В этом восклицании выразилась, по меньшей мере, одна реальность, которая давно уже не вызывает сомнений: на большой части постсоветского пространства Владимир Путин стал брэндовой фигурой.

Для самого политического брэнда в Кремле создано хоть и неофициальное, но серьезное название "суверенная демократия". А политтехнология была отработана на российских президентских выборах 1996 года с Борисом Ельциным и 2000 года - с Владимиром Путиным. Нет оснований предполагать, что она не сработает и в 2008-м с Дмитрием Медведевым.

Применяли ее в Азербайджане и Узбекистане, в Армении и Казахстане.

Принцип довольно прост: использование мощной административной, идеологической и финансовой машины государства для проталкивания избранного властями кандидата.

В поисках альтернативы

Митинг Партии Регионов в центре Киева Правда, экспортный вариант той же технологии не помог во время выборов президента Украины в 2004 году Виктору Януковичу. Политтехнолог получил от журналистов прозвище "лузер" (от английского "проигравший"), а Януковичу наняли заокеанских пиарщиков, более, как выяснилось позже, успешных.

Само по себе это симптоматично, поскольку свидетельствует о том, что с украинским электоратом надежные вроде бы методы "суверенной демократии" не сработали. Не говоря уже о Прибалтике, где западные стандарты выборов применили сразу, и проблем ни со сменой власти, ни из-за нее самой не возникало.

Казалось, так же будет и с Россией.

"Это будет урок наиболее изящного, я бы даже сказал, изощренного сценария предрешенных выборов"
     
Стивен Ик,
     Би-би-си

     
     "Когда-то Россию представляли в качестве примера для подражания: вот все посмотрят, что выборы можно проводить демократично и открыто, и пойдут тем же путем", - говорит обозреватель Би-би-си Стивен Ик.

Однако все вышло иначе, добавляет он. "Страны СНГ, может, и вынесут для себя урок, но это будет урок наиболее изящного, я бы даже сказал, изощренного сценария предрешенных выборов", - заключает Ик.

Опыт не для обмена

Не всех избирателей постсоветского пространства устраивает российский сценарий. Украина и Грузия, например, несмотря на политическую нестабильность и просчеты властей, отказались от опыта "суверенной демократии".

"Никто из нынешних руководителей этих стран не способен отдать власть кому-то другому"
     
Азер Мурсалиев,
     "Коммерсант"

     
     И ничего, выбирают. Порой с минимальным перевесом голосов, с неподконтрольным власти парламентом. Вы можете себе представить, чтобы в путинской Госдуме самая многочисленная партийная фракция была у КПРФ или у "Другой России"?

"Это уже тот опыт, который далеко не всегда можно механически копировать. В СНГ действуют разные режимы, которые сильно отошли друг от друга", - считает заместитель главного редактора газеты "Коммерсант" Азер Мурсалиев.

Дело в том, говорит он, что "опыта ротации власти в СНГ мало. Власть меняется в результате внешнего механического воздействия. Вожди либо таинственно умирают, либо их свергают".

Почему же то, что получается у прибалтов, украинцев и - с оговорками - у грузин, не должно получиться у других "бывших братьев по Союзу"?

Владимир Путин и Борис Ельцин Нужны гарантии, говорит Мурсалиев. Даже те, что получил в свое время Ельцин от Путина, многих лидеров не устраивают.

"Никто из нынешних руководителей этих стран не способен отдать власть кому-то другому, - добавляет он. - Так что если кого-то приближают к верхушке, если начинаются разговоры о том, что кто-то может стать преемником, в лучшем случае этот человек оказывается вскоре в добровольной ссылке за границей. В худшем - за решеткой на родине".

Политтехнологии применимы там, где на выборах есть хотя бы минимальная конкуренция, непредсказуемость, а не один голый админресурс, говорит журналист. А если все и так решено, нет смысла обмениваться опытом.

Во время недавнего визита в Москву президент Узбекистана Ислам Каримов публично просил Владимира Путина остаться на третий срок. "Сегодня уже об этом, очевидно, поздно говорить, но это решение было бы наиболее оптимальным в тех условиях, в которых мы живем", - сказал он, дав тем самым понять, что его собственный третий президентский срок объясняется необходимостью узбекского политического климата, в которой фактически отсутствует оппозиция и независимая пресса.

"Неблагозвучный" БДИПЧ

Слова Каримова были рассчитаны на внутреннюю узбекскую аудиторию, считает Мурсалиев, намек на то, что "вождей на переправе не меняют". Но есть опыт, который, по его мнению, с радостью возьмут на вооружение власти во многих странах бывшего Союза - это пример общения России с БДИПЧ.

Структура Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, у которой, согласно Владимиру Путину, "неблагозвучная для российского уха аббревиатура", призвана следить за состоянием демократии в странах-членах, в частности, в Восточной Европе и бывшем СССР.

Наблюдательные миссии Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ регулярно следят за ходом выборов в этих странах, и их заключение считается самой авторитетной оценкой выборов. От мониторинга БДИПЧ отказывались только совсем уж одиозные режимы.

Так было до последнего времени. Но вот в декабре прошлого года на выборах Госдуму России выяснилось, что можно сделать их миссию невыполнимой и продолжать говорить о демократичности выборов. В результате скандального противостояния Москвы с БДИПЧ международное наблюдение за выборами потеряло авторитет и фактически лишилось смысла, считает обозреватель Би-би-си Стивен Ик.

Миссия наблюдателей, по определению, должна быть технической: столько-то нарушений, такие-то факты фальсификации. Как только выводам наблюдателей придается политическая оценка, когда формулировка "соответствует - не соответствует мировым стандартам" становится самоцелью, создается удобное поле для политических игр.

И политики не теряют возможности на нем поиграть.

"Национальный лидер"

Возможно, после президентских выборов в России будет реализован новый проект политтехнологов: провозглашение Владимира Путина "национальным лидером". Полномочия и временные рамки новой должности пока не ясны.

"Пока Запад будет придавать значение личности, а не принципам демократии, выборы во многих странах бывшего СССР вряд ли способны что-либо изменить"
     
     
     Правда, копирайт на статус "национального лидера" должен был бы принадлежать покойному туркменскому лидеру Сапармурату Ниязову, который еще при жизни стал "главой всех туркмен".

"Общенациональным лидером" был провозглашен и бывший президент Азербайджана Гейдар Алиев.

Если и у России будет свой "национальный лидер", то можно говорить, что у "суверенных демократий" появился общий знаменатель - вожди, которых "на переправе не меняют".

Многие обозреватели, которые следят за политическими процессами в постсоветском пространстве, отмечают, что, пока Запад будет делать ставку на личность предполагаемого руководителя страны, а не на принцип демократии, выборы во многих республиках бывшего СССР вряд ли способны что-либо изменить.

"Поведение Запада позволяет авторитарным властителям играть на безальтернативности персоналий, мол, уйдем мы и в стране будет нестабильность", - это суждение одного из международных наблюдателей, пожалуй, точно отражает сложившееся положение.

"Бывшие республики СССР получили своего рода "карт-бланш на недемократичность", - делает вывод обозреватель Стивен Ик. - И это печально".
     

 Би-би-си

http://kiev.vlasti.net

Матеріали по темі