Інтерв'ю

Кандидат в мэры Житомира Сухомлин рассказал о своем бизнесе и первом заработанном миллионе

29 вересня 2015, 11:17

 Кандидат в мэры Житомира Сергей Сухомлин, который баллотируется от Блока Петра Порошенко и сейчас занимает должность первого заместителя мэра, рассказал о своем бизнесе и первом заработанном миллионе.

Первую часть интервью с кандидатом о планах, проблемах и рейтинге конкурентов читайте тут

- Есть такая шутка о современных украинских миллионерах: «Я могу вам рассказать о любом миллионе, кроме первого». Вы можете рассказать, как заработали свой первый миллион?

- Могу, без проблем. Это было где-то в 2004 году, когда у нас уже была компания «Визаж» и мы уже вышли на объем производства порядка 10 тысяч окон в месяц. Вот тогда заработали первый миллион.

- С чего все начиналось?

- После того, как я уволился из армии в 1992 году. После военного училища я пришел в танковый полк, в учебку сюда на Корбутовку. Три месяца я приходил утром на работу, мы выезжали на полигон, топлива не было, стрельб, вождения не было и прапорщики, которые у меня были в подчинении, тряпочками протирали технику. Мы до обеда проводили какие-то занятия условные, потому что  реальных не было, кто рыбалкой занимался, кто обедал, после обеда приезжали в часть и так три месяца. Уволился, пошел на базар, год фактически ездил в Турцию, деньги одалживал под 20% в месяц.

- Дубленки возили?

- Нет, ковры (смеется). 14 долларов ковер, как сейчас помню, сначала были по 20 (долларов), потом упали до 14. И вот так год. После этого Сашка Рабинович, Мишка Марговский – мы сбросились деньгами, сделали компанию и зарегистрировали, «Технотроник» такая компания была. Сашка Рабинович тогда уже тоже уволился из армии, он занимался тем, что ездил в Израиль, у него родители в Израиле. Он там работал несколько месяцев, зарабатывая 1-1,2 тысяч долларов в месяц, потом этих денег хватало на то, чтобы прожить здесь остальной год. А Мишка Марговский, тоже наш одноклассник, просто умный парень. Мы с Сашкой, его жена и моя жена – все учились в одном классе в 21-й школе. И мы тогда сбросились, в 1994 году, у нас был уставной фонд 1 тыс. 400 долларов, мы купили компьютер, принтер, еще что-то и начали заниматься всем чем угодно. Мы искали компьютеры, продавали, помню как сейчас, СБУ – пять или шесть компьютеров, ездили в Киев, покупали и продавали. Мишка Марговский писал программы по бухучету для завода лабораторного стекла, нанимали еще программиста и писали программы. С нами рассчитывались коньяком, гараж моего отца был забит коньяком, этот коньяк мы развозили по магазинам, продавали.

Сергей Сухомлин с супругой Светланой и Александр Рабинович идут на банкет по случаю инаугурации президента Порошенко, 7 июня 2014 года

- Нелегальным бизнесом занимались?

- Это были абсолютно легальные бартерные операции, все по документам у нас все проходило, по накладным. Коньяк получали по накладным, легально сдавали в магазины и получали деньги на счет. Мы получали (по бартеру) колеса к тракторам «Беларус», получали катушки с леской, которые потом сдавали на базар. Получали все, что угодно... После этого мы занялись шелкотрафаретом, это было случайно. Увидел в Харькове цветные наклейки в метро, нашли фирму «Скифия» в Киеве, поехали туда, посмотрели – они тогда первые занимались продажей пленки оракал, привозили из Польши и здесь перепродавали. И плюс они обучали шелкотрафаретной печати. И мы ходили днем собирали заказы по фирмам – на визитки, на наклейки и т.д, а вечером и ночью вдвоем с Сашкой Рабиновичем в доме, который мы снимали за железнодорожным вокзалом, печатали эти все наклейки, визитки. И таким образом начали заниматься чуть-чуть полиграфией. Потом мы взяли первый огромный заказ на чулочной фабрике, на этикетки для носков, но тогда решили сэкономить и вместо финской бумаги взяли картон обуховский, и вместо финской краски взяли тоже отечественную краску и просто откровенно запороли заказ. Вот это такой был первый урок, что если хочешь сделать что-то, то чтобы достичь качества надо брать нормальные материалы и нормальное оборудование. Потом мы начали заниматься рекламой, делать таблички, вывески. Тогда первые заказы мы делали с неоновой подсветкой, подсвечивали витрины и, т.к. к нам обращались собственники магазинов, встал вопрос иногда сделать торговое оборудование. Тогда оно делалось самое простое – алюминиевый конструктор, профиля, которые нарезались, соединялись, стекло вырезалось. Тогда мы нашли представителей турецкой компании в Киеве, на Окружной они занимались продажей этих всех профилей, и у них купили простейшее оборудование, оно там стоило 200, 300, 400 долларов – станочки, обрезные пилы. И начали делать торговое оборудование. Они же продавали алюминиевый профиль, уже для окон и дверей. И первую дверь мы сделали нашему товарищу на какой-то магазин, это был где-то 1997 год. Потом мы начали делать алюминиевые окна и двери, и даже в несколько квартир мы эти окна поставили, хотя это был «холодный» профиль, но тогда было модно и пластиковых окон практически в Украине не было. Две компании в Украине всего занимались и стоимость пластикового окна была 400 долларов 1 кв.м

- При тех зарплатах это были нереальные деньги.

- Очередь была на 2-3 месяца. И уже где-то в 1998 году мы купили первое б/у-шное оборудование для металлопластиковых окон где-то на 14 тысяч долларов, причем часть денег мы просто заняли. Миша Марговский тогда у нас уже вышел из состава учредителей, он уехал в Израиль, и остались мы с Сашей вдвоем. Когда купили оборудование, для нас была мечта делать 50-70 окон в месяц, мы считали, что будем очень богатыми людьми, сможем зарабатывать 1-1,5 тысячи долларов в месяц. В 2006 году у нас уже стояло оборудование автоматические две линии Peter Lisec – австрийские лучшие стеклопакетные линии, каждая больше чем по миллиону евро. У нас уже стояло четыре автоматические оконные линии, каждая где-то 600-700 тысяч евро. И тогда «Визаж» в Украине был №1 по объему производства окон, у нас было 250 дилеров, окна продавали в Крым, в Мукачево, в Донецк, куда угодно. 2006 год – это был пик, в пиковые месяцы мы производили 24-25 тысяч окон.

Декларация Сергея Сухомлина за 2013 год

Декларация Сергея Сухомлина за 2014 год (27.02.2014 он был утвержден на должность первого заместителя мэра)

- Использовали свой депутатский мандат, чтобы получать заказы от горсовета? (2006-2010 гг. Сухомлин был депутатом Житомирского горсовета – авт.)

- Нет. Не было смысла. Усилия, которые тратятся на лоббирование заказа в 20 окон для садика, несоизмеримы с построением правильной дилерской сети, основные усилия были на это направлены. Дилеры заказывали в день по 200-300 окон. На тот момент в Украине было четыре тысячи фирм, которые занимались окнами. Потом 2008 год, кризис, объемы рынка упали на 50% сначала, потом на 70%, но мы сейчас держимся где-то в первой пятерке по объему производимого в месяц.

- Кроме фирмы «Визаж», какой еще бизнес у вас в Житомире?

- Это тот же кинотеатр «Украина», но это не бизнес, это так… Много спекуляций вокруг кинотеатра, говорят, что выкупили за 30 долларов метр квадратный... В 2007 году мы взяли в аренду кинотеатр «Украина». До этого там был (ночной) клуб «Атлантис», который платил аренду 13 или 14 тысяч гривень в месяц городу. Когда мы взяли в аренду кинотеатр, мы платили 80 тысяч гривень в месяц. Мы вложили где-то 900 тысяч долларов в реконструкцию кинотеатра.

 - «Мы» – это вы и Рабинович?

- Да, это компания «Визаж». За три месяца мы сделали реконструкцию и тогда это был первый современный кинотеатр в городе Житомире. Через два года мы приватизировали этот кинотеатр. Можно подать на приватизацию, когда улучшение сделано больше, чем на 25% от балансовой стоимости. И по закону мы имели право при приватизации компенсировать сумму вложенных денег, т.е. могли из стоимости приватизации вычесть сумму вложенных денег, по закону. Мы этого не сделали. И приватизировали мы его примерно за 1 млн. 800 тыс. долларов по тому курсу. Т.е. это была самая дорогая приватизация. Деньги пошли в городской бюджет. 9 миллионов 256 тысяч гривень при курсе 5 грн за доллар. Это было 5 октября 2007 года.

Ночной клуб "Атлантис"

- Не интересовались, куда пошли эти деньги, вы же были тогда депутатом горсовета?

- В бюджет развития, на ремонт дорог, школ, садиков и т.д. В то время на ремонт всех школ в год выделялось 700-900 тыс. гривень. А если мы возьмем бюджет (развития) этого года – то около 60 миллионов на ремонт школ. Т.е. тогда бюджет развития был очень маленький, и эти деньги пошли на ремонты дорог, школ, садиков.

- А что с ФОКом на Полевой?

- Решение принималось эмоционально, хотелось действительно что-то в городе сделать такое, чего не было, и как в бизнесе – это была очень дорогая ошибка. Мы кредиты брали в банке «Аваль» на реконструкцию ФОКа, плюс это были собственные средства. Общий бюджет по строительству и реконструкции ФОКа составлял на тот момент около 30 миллионов гривень, т.е. примерно 6 миллионов долларов. Эти вложения не окупятся уже никогда.

- Кредит вернули?

- Вернули. Месяц назад закрыли последний «Аваль» и закрыли «Кредобанк».

- Жалеете об этом вложении денег?

- Это бизнес на самом деле. Конечно, жалею, это очень дорогой урок. Урок, стоимостью в 6 миллионов долларов (смеется).

- Дороговато...

- Да, дороговато, но тем не менее… Никаких оправданий для себя не нахожу.

Торжественное открытие ФОКа в мае 2008 года

- Даже каток?

- Каток сейчас разморожен опять, на лето. Летом минус 100 тыс. грн каток дает каждый месяц убытка при этой стоимости электроэнергии. Если бы каток выходил хотя бы в ноль – это было бы счастье. Ну, по крайней мере, тренажерный зал, бассейн выходит в ноль, чуть-чуть там окупает издержки и не более.

- «Визаж», «Украина», ФОК и что еще?

- Есть сеть кафешек, к которой лично я не имею никакого отношения, супруга занималась этим проектом. Изначально это была франшиза у «Мировой карты» на «Сушию», на «12 стульев», а все остальные бренды – это уже их собственные разработки: «Марио», «Плезентвиль», «Черепаха», «Барбарис».

- Прибыльный бизнес сейчас кафе, рестораны?

- Прибыльный, в любом случае. Прибыль существенно упала в последние 2-3 года в связи с кризисом, но тем не менее все равно они развиваются, пытаются.

- Причину пожара в «Плезентвиле» установили, убытки подсчитали?

- Убытки подсчитали, они составили больше 2 миллионов гривень, сейчас ведутся переговоры со страховой компанией, там согласовывается сумма выплаты. Причина – изначально было возгорание в дымоходе мангала, но его затушили. Вызвали пожарных, они 20 минут находились на объекте и во время этого, после того уже, как все затушили, пошел огонь из воздуховодов. Как говорят пожарные – не сработали пожарные клапаны на системе воздуховодов. Ну, это (виноваты) проектировщики и подрядная организация, которая монтировала систему.

- Вы им не выставили счет?

- Нет, не выставляли. Доказать их вину сейчас практически нереально.

- Вы не бедный человек, первый миллион заработали уже давно, почему живете в девятиэтажке, а не в частном доме?

- Я даже в свое время купил землю для строительства дома. Строительство дома для меня – это отдельное мероприятие и необходимо потратить много времени и средств для того, чтобы построить тот дом, который я хотел бы построить. Каждый раз находились какие-то проекты, которые хотелось сделать, в частности – ФОК. Все деньги вкладывались в эти проекты и пока руки не доходят до строительства дома.

- Но в обычной квартире кандидат как-то ближе к избирателям.

- Если ближе к избирателям, тогда по этой логике мне все говорили: ты должен с дорогого внедорожника пересесть в какую-то простую машину и ездить к избирателям. Но в любом случае нужно быть с избирателями искренним, если у тебя есть деньги, то не надо говорить, что у тебя их нет, прикидываться, они ж все равно это поймут, поэтому нет смысла.

Тамара Коваль, редактор Житомир.info

Матеріали по темі