Інтерв'ю

Интервью с мэром Житомира о «грязных» технологиях, новых избирателях и будущих местных выборах

26 липня 2019, 11:25

Мєр Житомира Сергей Сухомлин активно участвовал в парламентских выборах 2012 года – помогал своему товарищу Геннадию Зубко победить действующего губернатора, «регионала» Сергея Рыжука, а до этого Сухомлин руководил городским штабом партии «Наша Украина» на парламентских выборах 2006 года. В 2014 году от партии «Блок Петра Порошенко «Солидарность» баллотировался в нардепы и победил Борислав Розенблат, а нынешний мэр в то время возглавлял областную организацию президентской партии и руководил избирательной кампанией. Да и во время парламентской избирательной кампании 2019 года Сергей Сухомлин не остался в стороне. Послевкусие от выборов еще не прошло, об этом и будем говорить.

- Фактически, это третья избирательная кампания по выборам кандидата в народные депутат от Житомира, в которой вы, прямо или косвенно, принимаете участие. Если сравнивать 2012, 2014 и 2019 год – в чем существенная разница между кампаниями?

- В избирателе основная разница. За это время выросло новое поколение…

- За семь лет?

- Абсолютно. Вот мы не задумываемся, а каждый год со школы выпускаются люди, это уже семь выпусков, которые получили право голосовать. Коррективы внесла молодежь и не только: мир стал другим, более открытым, информация стала более доступной. Если люди раньше больше доверяли газете, телевизионному сюжету, или лучше всего – это личный контакт с кандидатом, то сейчас огромное количество информации в интернете, социальных сетях, всегда есть возможность перепроверить информацию, очень много грязных технологий, которыми пытаются на решение людей повлиять. Это привело к тому, что избиратель за это время изменился.

- Технологии, по сравнению с 2012 годом, стали грязнее или просто другие?

- Всегда на выборах были какие-то технологии. Мы помним народных депутатов, которые проходили от города Житомира: они за несколько месяцев до выборов закатывали весь город в асфальт и люди были очень благодарны. Это тоже была технология. Были технологии, когда с помощью огромных концертов, раздачи угощения на этих концертах привлекалось внимание избирателя. Были компании «от двери до двери», так называемое КВДД, которое применялось еще до 2004 года. И эти технологии уже вообще не работают. Мир меняется, в жизни, в бизнесе – везде приходят новые технологии и на выборы они тоже приходят.

- Но такое впечатление, что кандидаты не понимают, что мир меняется, и у нас был и тот же условный асфальт, и те же концерты, и встречи во дворах, но результата это не дало.

- Редко кто из кандидатов проводит кампанию обособленно, сам, в основном используют штабы. Хороший штабной работник или хороший политтехнолог, который пытается себя «продать», показывает свое резюме с историей 10-20 лет, как он на всех выборах побеждал и т.д., и пытается использовать те же методы, те же штампы, которые сработали 10 лет назад. Но это как в анекдоте, когда человек с дерева слезть не может, а ему бросают веревку – держись, мы тебя стащим. Он спрашивает: что вы делаете? А ему отвечают: ну из колодца так достать получалось. Вот так и люди пытаются использовать те же штампы, те же технологии, которые давным-давно не работают. И эти выборы еще показали другое: это была, фактически, волна или цунами, которое сметало все. И очень многие голосовали за команду Зеленского не потому что они верят, что завтра что-то в этой стране изменится, а они не верят тому политическому классу, который уже больше 20 лет вел Украину в светлое будущее.

- Значит, это было больше протестное голосование, чем «за»?

- Это был третий майдан и, слава Богу, что он был такой, а не на несколько месяцев зимы на площадях Украины. И, слава Богу, что люди именно таким образом научились выражать протест. Я думаю, что если эта власть не покажет результат, то будет точно такой же майдан против нее. Люди научились использовать свое право на выбор и более того: те, кто пытается донести свою позицию через условную «гречку» - концерты, площадки и все остальное – люди с удовольствием кивают и берут все это, а потом идут и голосуют, как считают нужным. И, слава Богу, что в данном случае и закон ужесточили, и полиция более жестко начала на это реагировать. Я считаю, что эти двое последних выборов, президентские и в Верховную раду, были одними из самых чистых за всю историю Украины.

- Если вспомнить 2012 год, когда баллотировались Зубко и Рыжук, то тогда практически в открытую использовался админресурс, избирательный штаб был в ОГА…

- Знаете, влияние админресурса сильно преувеличено, потому что если провести опрос в любой областной администрации или городском совете, то не факт, что рейтинг руководителя будет высокий.

Фото из архива редакции

- Админресурс в том смысле, что бесплатно или, надавив служебным положением, использовали технику, людей, транспорт…

- Это все было и раньше работало, но не в этом, на самом деле, заключалась тогда основная опасность. На выборах в 2012 году мешки с протоколами больше чем с 20 участков по дороге в окружную комиссию заезжали в штаб Партии регионов, который находился на улице Киевской, возле «Полесского чая», и часть везли на улицу Старовильскую, там был районный штаб. Только благодаря тому, что мы смогли тогда подтянуть членов районных организаций и помогли журналисты, они («регионалы») тогда сдались и не стали задействовать один из самых откровенных способов – замену протоколов.

- Сейчас в Коростенском округе тоже проблема с протоколами, уже через суд требуют пересчета голосов. Значит, этот способ еще существует?

- А это покажет пересчет. Я думаю, что в данном случае, если кандидат уверен в себе, то он должен с этим согласиться, и его члены комиссии должны согласиться, потому что этот кандидат (Владимир Арешонков, нардеп от БПП – авт.) достаточно неплохо работал на своем округе с избирателями, и ему точно нечего бояться. Если он уверен в том, что все чисто, то нет проблем пересчитать и посмотреть результат, чтоб вообще ни у кого не было никаких сомнений. Потому что если вспомнить еще одни выборы в Житомире, в местные советы, то там разные были слухи и, по нашей информации, был задействован тот же вариант, о котором я говорил – с заменой протоколов. После того, как я стал первым заместителем (первым заместителем мэра Сухомлин стал в феврале 2014 года – авт.), у меня было первое желание – пересчитать голоса.

- За 2010 год? Вы говорите о выборах, где победил Дебой, а Шелудченко проиграла?

- Да, за 2010 год. Но мне сказали, что бюллетени хранятся 18 месяцев, и на следующий день после окончания этого срока был дан приказ и они были уничтожены. Мне очень хотелось тогда тоже посчитать голоса.

- Что касается самых чистых выборов, то, мне кажется, в 2014 они были в Житомире чище, чем в этом году.

- Ой, ну тогда вообще ситуация была другая. У людей был некий эмоциональный подъем. А с другой стороны – началась война, и люди понимали, что сейчас точно не время какого-то сведения счетов, склок, грязных технологий. Да, выборы, были достаточно чистые, но тогда чуть другая ситуация была, тогда и выборы президента прошли быстро. Но после того прошло 5 лет и жизнь людей улучшилась не на много. Я сейчас говорю не о реформах, потому что они и удачные были, и есть примеры того, что изменилось в лучшую сторону, но большая часть простых избирателей не почувствовала для себя какую-то перспективу в этой стране. Поэтому эта озлобленность, даже иногда предвзятое такое отношение, повышенные требования и приводят к той напряженности, которая перекладывается и на кандидатов в депутаты.

Сухомлин (слева) и Розенблат, сентябрь 2014 года

- И возвращаясь к недавним парламентским выборам: вам не удалось от них отстраниться и вы в них участвовали, нарушая закон и агитируя за одного из кандидатов.

- Почему «нарушая закон»?

- Потому что в законе сказано, что органы власти и должностные лица должны обеспечивать равное и беспристрастное отношение ко всем кандидатам и партиям – субъектам избирательного процесса.

- Если я не нахожусь в отпуске.

- В ролике под вашей фамилией было написано «Житомирський міський голова». У Геннадия Зубко никакой подписи не было, а у вас была. Вас подставили?

- Я не видел финальную версию ролика, поэтому.. тут я согласен, недосмотрел. В любом случае это – моя вина.

- Наказания не будет?

- Пока исков не было, и пока наказания нет. Я могу заплатить штраф, если мне его выпишут.

- За несколько дней до голосования появился ваш пост в Facebook и некоторые оценили его как явную поддержку кандидата от «Слуги народа», другие начали шутить, что мэр не может определиться.

- Там не было призыва голосовать и, более того, там я не говорил, что я как-то поменял мнение.

- Но вы же осознаете, что в период выборов, когда идет борьба кандидатов, любой положительный отзыв расценивается как поддержка?

- За время моей предвыборной кампании я очень четко ощутил на себе, и моя семья, мои родители ощутили, что такое «чернушная» кампания. За время работы здесь (в горсовете) я тоже очень часто с этим сталкиваюсь. Уже во время проведения кампании кандидат в депутаты, киевский, размещал ролики от другой партии против Гундича, против меня с какими-то обвинениями, я понимаю, что на заказ. Я могу доказать, если нужно, что это (обвинения в ролике) точно не так, но я на это, опять же, никак не реагировал, потому что можно тратить на это силы, время энергию, но тот, кто хочет, все равно свое услышит. Поэтому я очень негативно отношусь к кампаниям, которые используют «чернуху». Игоря Герасименко я знаю достаточно давно, этот тот человек, которому мы помогали, когда он находился на передовой: мои друзья к нему ездили, фактически, каждую неделю в течение двух лет, обеспечивали батальон всем, начиная от белья и заканчивая берцами. Я знаю, что это за человек. И в своем посте я так и написал: может он не умеет хорошо говорить, может он неопытный политик, но он точно заслуживает право быть кандидатом, а там люди выберут. Я всегда за то, чтобы кандидаты строили свои кампании на позитиве, на конструктиве и давали людям какую-то надежду на изменения, которые они могут сделать, придя или в Верховную раду, или в горсовет. Поэтому (Игорь Герасименко) точно не заслужил ту кампанию, которая против него была.

- Вы говорите, что Герасименко знаете давно, но Игоря Гундича вы знаете еще дольше. И вы не могли повлиять, чтобы этой «чернушной», грязной кампании не было?

- Я сделал все, чтобы этого не было.

- А не было такого чувства, которое называется «испанский стыд» - когда кто-то что-то делает, а стыдно вам?

- Именно поэтому я и опубликовал свой пост (о Герасименко).

- Последний вопрос – о местных выборах: сейчас муссируется тема о досрочных выборах…

- Да слава Богу!

- Вы готовы?

- Всегда. Я же говорил, что должность мэра – это точно не цель в жизни: переизберут, так переизберут, не переизберут, так ради Бога.

- Т.е. баллотироваться будете?

- А я всегда говорил, что пойду на второй срок, если я сделаю конкретные вещи. И только на второй срок, на третий не пойду, прирастать к этому креслу у меня точно желания нет.

Тамара Коваль, редактор Житомир.info

Теги: Сухомлин вибори  
Матеріали по темі